«Все делалось для блага заключенных» — Медиазона
«Все делалось для блага заключенных»
Тексты
17 ноября 2014, 19:33
2380 просмотров
Осужденные на крыше одного из зданий исправительной колонии №6 Копейска Челябинской области, 24 ноября 2012 года. Кадр: РИА Новости

В Копейском городском суде экс-глава копейской ИК-6 Денис Механов, обвиняемый в превышении должностных полномочий, повлекшие тяжкие последствия (ч. 3 ст. 285 УК) и незаконном изготовлении оружия (ч. 4 ст. 223 УК), выступил с последним словом. Сегодня суд также заслушал доводы адвокатов, которые, как и сам Механов, просили вынести оправдательный приговор. Его оглашение назначено на 22 декабря. «Медиазона» напоминает о резонансном деле против экс-главы колонии.

Бунт в колонии Механова

Акция протеста заключенных копейской ИК-6, где содержатся осужденные за тяжкие и особо тяжкие преступления, началась утром 24 ноября. Тогда в колонии по неназванным причинам был отменен «родительский день». Бунтовавшие, а их по разным оценкам было от 500 до 1,5 тысячи человек, после завтрака вышли на улицу и отказались заходить в бараки и рабочие цеха. Раздобыв полотнища и краску, некоторые из участников акции забрались на крыши строений внутри колонии и вывесили самодельные баннеры с надписями «Люди, помогите», «Администрация вымогает $», а также «Пытают униж-т». Среди прочего, заключенные требовали ослабить режим содержания и освободить нарушителей из штрафного изолятора.

Собравшимся у стен ИК-6 родственникам сказали, что в колонии проводят плановые учения. Прибывший вечером ОМОН разогнал толпу, задержав при этом 38 человек. Все задержанные позднее жаловались на полицейских, проявлявших немотивированную агрессию. Одной из девушек возле копейской колонии сломали руку.

В результате, администрация колонии смогла подавить бунт, впрочем, тогда заключенные объявили голодовку, продолжавшуюся около недели. Сразу после бунта Денис Механов в интервью изданию «Коммерсанъ-Власть» заявил, что в подконтрольной ему колонии физическая сила к осужденным «применяется на основании закона и очень редко».

«Вообще, избиения, пытки, поборы — это все уже пройденное. Это не новое для нас. По их заявлениям прокуратура проводила проверку и ничего не нашла. Сейчас они снова подали следователям около 130 заявлений с этими требованиями. Кто-то не может по УДО освободиться. Кому-то солнце плохо светит. Кто-то кроссворд разгадать не может», – сообщил Механов корреспонденту издания. Тогда начальник колонии связал «волну беспорядков» в стране с установившейся демократией – отсюда и появившиеся правозащитники и заключенные, заявляющие о своих правах, жаловался он. «У нас осужденные ходили по струнке. Жестко, конечно, было. Это колония, это не пионерский лагерь, тут так и должно быть. Осужденным это, естественно, не нравилось. И помогали им расшатать порядок эти же члены ОНК, которые приезжали и сразу же безоговорочно вставали на их сторону, записывали все их жалобы, выкладывали видео в интернет», – сокрушался Механов. Меньше, чем через месяц против начальника колонии было возбуждено дело.

Родственники осужденных у исправительной колонии №6 Копейска, 25 ноября 2012 года. Кадр: РИА Новости

Уголовное дело против Механова

Для выяснения причин бунта среди заключенных в копейскую колонию приехали сотрудники Генпрокуратуры, областной прокурор по надзору, а также представители следственного управления Копейска. В колонии начали проходить допросы сотрудников и проводиться обыски, в ходе одного из которых следователи нашли холодное оружие — сувенирные ножи. Была изъята документация ИК. Следственной группой было принято более 300 заявлений заключенных с жалобами на вымогательство со стороны должностных лиц.

24 декабря 2012 года Дениса Механова задержали в рамках расследования уголовного дела, возбужденного по статье «превышение должностных полномочий». Вскоре его посадили под домашний арест и отстранили от должности начальника колонии.

Супруга бывшего главы ИК-6 обращалась к общественности с просьбой помочь защитить честь, достоинство и деловую репутацию ее мужа. По словам Ольги Механовой, он «профессионально и добросовестно выполнял свои служебные обязанности, строго в соответствии с законом». Говоря о его достижениях на должности главы исправительного учреждения, она обратила внимание на новый спортзал, оснащенный тренажерами, открывшиеся «комнату гласности», шахматно-шашечный клуб и хоккейную коробку. При Механове была построена церковь, названная в честь святой великомученицы Анастасии Узорешительницы, покровительницы заключенных, а на участках были установлены кованые заборы и домофоны с электрозамками.

В своем обращении Ольга Механова попросила оказать помощь человеку, «который 12 лет своей жизни посвятил службе в правоохранительных органах, имеет ведомственные награды и сейчас оказался в тяжелой жизненной ситуации». Кроме того, она отметила, что из-за многочисленных кредитов семье Механовых будет трудно оплачивать адвоката.

В середине марта 2013 года Совет по правам человека (СПЧ) сделал собственное заключение о причинах бунта: согласно выводам экспертов, основными причинами выступления осужденных стало недовольство применением пыток, поборами и эксплуатацией рабского труда. Члены СПЧ рассмотрели множество жалоб от заключенных ИК-6, сообщавших о пытках и издевательствах в колонии. Их родственники, в свою очередь, заявляли о вымогательстве – за поддержку ходатайства об УДО, по их словам, в ИК-6 запрашивали от 35 тысяч до 150 тысяч рублей, не говоря о «принудительных пожертвованиях» для колонии.

В заключении Совета говорится, что оперативная служба колонии «предприняла попытку изобразить протестную акцию как выступление преступного сообщества с целью подчинить жизнь колонии традициям криминальной субкультуры». По результатам проверки СПЧ порекомендовал поручить расследование уголовного дела о превышении должностных полномочий в ИК-6 независимым следователям.

Ножи и вымогательства

Расследование уголовного дела в отношении Дениса Механова было завершено в конце ноября 2012 года. Его обвинили в незаконном изготовлении оружия (речь идет о найденных в колонии ножах, не оформленных как сувенирная продукция) и злоупотреблении должностными полномочиями. В уголовном деле начальника ИК изначально насчитывалось 18 преступных эпизодов, к суду их количество снизили до 14.

В ходе расследования следователи установили, что Механов, «используя занимаемую им должность и служебные полномочия вопреки интересам службы», неоднократно организовывал поборы с заключенных колонии, в связи с чем 24 ноября 2012 года начался бунт.

«В заявлениях следователям, многие заключенные указали о вымогательстве у них сотрудниками исправительного учреждения в период с 2008 по ноябрь 2012 годов денежных средств в сумме от 5 до 90 тысяч рублей путем создания неблагоприятных условий отбывания наказания и угроз применения физического насилия», – говорится в заключении СК. От осужденных и их родственников Механов получил не менее 332 тысяч рублей.

После задержания Механова в ИК-6 были обнаружены секретные помещения, куда не допускали ни одну из комиссий – VIP-апартаменты для коменданта, штаб для слежки за осужденными, а также спецпомещение, куда запирали от глаз различных комиссий неугодных узников. Двери в эти помещения были замаскированы, один из входов находился в шкафу.

После прокурорской проверки к дисциплинарной ответственности были привлечены 12 сотрудников ГУ ФСИН России по Челябинской области. Начальник колонии Денис Механов, изначально отправленный под домашний арест, вскоре был отпущен под подписку о невыезде, поскольку сотрудничал со следствием.

Денис Механов (слева) в зале заседаний челябинского Центрального районного суда, 26 декабря 2012 года. Фото: Александр Кондратюк / РИА Новости

Суд над Механовым

Суд над экс-начальником колонии начался в конце 2013 года, ему инкриминируется девять случаев использования служебных полномочий, повлекшего тяжкие последствия, а также пять фактов, незаконного изготовления оружия. Потерпевшими по делу начальника ИК-6 числятся 12 осужденных и мать одного из них Любовь Нестерова. В ходе процесса она пояснила изданию Znak.com, что эпизодов преступной деятельности Механова должно было быть больше, но из всех случаев, когда она перечисляла деньги «на нужды колонии», следователь сумел доказать лишь один эпизод с передачей 13 тысяч рублей.

На суде выяснилось, что ни одна из доказанных следствием сумм не приходила на счета самого Механова или учреждения напрямую от родственников зэков – они перечислялись посредникам, а затем оформлялись как благотворительные пожертвования. У осужденного Ульданова требовали 150 тысяч рублей за перевод из адаптационного отряда в обычный. Не получив от семьи осужденного денег, Ульданова продержали в отряде, куда определяют только что попавших за решетку и прибывших в колонию, более полугода вместо максимально возможных по закону 2,5 месяца.

«Зэк по фамилии Юрчук вынужден был просить у родственников 50 тыс. рублей просто за облегчение условий режима. Трое, отказавшиеся платить 130 тысяч, – Волобуев, Тихонов и Гордеев – долго не вылезали из ШИЗО. Алиев за благоприятную характеристику для оформления условно-досрочного освобождения заплатил 25 тысяч рублей», – сообщал Znak.com. В случае неповиновения осужденных ждали штрафные санкции.

Осужденный Руслан Латыпов, освободившийся из ИК-6 летом 2014 года, сообщил, что он находился в ШИЗО в общей сложности 582 дня. Камеру изолятора Латыпов описывает как «каменный мешок» с железной дверью и голыми стенами. Его выводили на прогулки, от которых заключенный зачастую отказывался, особенно в мороз, потому что у него не было зимней одежды и обуви.

«Если я отказывался [от прогулки], они забирали из камеры все. Вообще все, включая трусы, носки и туалетную бумагу. Я оставался в голых стенах абсолютно голый. Железную дверь камеры (моя была номер 19) открывали настежь (но оставалась решетчатая, чтоб не сбежал). А по диагонали от моей камеры была дверь входная в корпус, ее тоже открывали. Это чтобы мороз прямо на меня шел. Они думали, что я простужусь, умру, и дело с концом. Единственный способ согреться — дотянуться до труб отопления. Они располагались высоко и накалялись до предела. Я прыгал, но иногда неудачно, и получал сильные ожоги», – рассказал осужденный после выхода из скандальной копейской колони.

В уголовном деле Дениса Механова 49 томов. В ходе суда гособвинение запросило для бывшего начальника копейской колонии наказание в виде 5 лет лишения свободы с отбыванием срока в колонии общего режима. При этом прокурор попросил освободить Механова от наказания, предусмотренного статьей 223 УК – срок давности по этому преступлению уже истек. Гособвинение полностью поддержало гражданские иски потерпевших по возмещению материального и морального ущерба. Сумма материального ущерба составил 322 тысяч рублей. Хотя на этапе следствия потерпевшие рассказывали об ущербе свыше 3 млн рублей

Правозащитник Татьяна Щур утверждает, что некоторые осужденные до конца балансировали на грани отказа от дачи показаний. Она, потерпевшие и другие правозащитники считают, что эпизоды, попавшие в обвинительное заключение, – это далеко не все, что можно было предъявить начальнику колонии.

В последнем слове Механов подчеркнул, что своей вины он не признает. «Он сказал, что все делалось для блага заключенных», – сообщил «Медиазоне» руководитель Уральской правозащитной группы Николай Щур. Суд вынесет решение по делу 22 декабря.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей