100 тысяч по встречной — Медиазона
100 тысяч по встречной
Тексты
23 сентября 2014, 21:22
819 просмотров
Вадим Коровин в зале заседаний Одинцовского районного суда, май 2013 года. Фото: Сергей Бобылев / ИТАР-ТАСС

Московский областной суд оставил без изменений приговор Вадиму Коровину. Ранее Одинцовский городской суд признал его виновным в наезде на сотрудника полиции на Рублево-Успенском шоссе и приговорил его к штрафу в 100 тысяч рублей. Активист это решение обжаловал и просил суд полностью его оправдать.

Апелляция проходила под председательством судьи Тамары Бондаренко. Кроме нее в зале присутствовали еще три судьи в мантиях, рассевшиеся вдоль стены. Эти судьи участия в процессе не принимали и, похоже, пришли туда как обычные зрители.

Проверив явку сторон — обвиняемого, прокурора, адвоката и даже потерпевшего, судья Бондаренко удивилась присутствию прессы. «Вы ходатайство заявляли?» – спросила она, глядя на корреспондента «Медиазоны». Адвокат Коровина Сергей Бадамшин быстро ответил, что дело имело широкий общественный резонанс, поэтому журналисты ходили и на суд в Одинцово. Судью такое объяснение вполне удовлетворило.

Защитники – Сергей Бадамшин и Олег Белов – изложили суду свои доводы: по их словам, Вадим Коровин невиновен, и это доказывает в том числе запись с видеорегистратора, которую судья в Одинцово отказался приобщать к материалам дела. «Запись у нас с собой, мы можем посмотреть», – предложил Бадамшин.

Судья раздумывала над решением о приобщении записи с регистратора не более десяти секунд и отказала. Затем предложила Коровину выступить с последним словом. «Ну вы отказали приобщать видеозапись, я не знаю тогда, что добавить к сказанному ранее. Там были доказательства моей невиновности», – пожал плечами активист.

Судья объявила перерыв и все уже приготовились к долгому ожиданию. Особо скорбный вид был у потерпевшего сотрудника ДПС Юрия Кириллова, которого обязали явиться и на апелляцию. «Не понимаю, чего вы тут делаете, совсем загоняли вас», – сочувственно говорил Бадамшин. Потерпевший грустно покивал в ответ.

Судья Бондаренко вернулась буквально через несколько минут и быстро зачитала свое решение: в апелляции отказать, приговор Одинцовского городского суда оставить в силе.

«Конечно, я надеялся на оправдание», – улыбается Бадамшин, всем своим видом давая понять, что это он так шутит. По-настоящему на оправдание ни защитники, ни сам Коровин не надеялись. Статья о насилии в отношении представителя власти, по которой обвиняли Коровина предусматривает реальное наказание до пяти лет лишения свободы. Поэтому штраф они расценивают как моральную победу, и апелляцию подавали как формальность, необходимую для дальнейшего обращения в ЕСПЧ.

Дело Коровина

Инцидент с участием Вадима Коровина произошел 24 мая 2013 года на Рублево-Успенском шоссе. Общественный активист, как называет себя сам Коровин, ехал вечером в пятницу из области в сторону МКАД. Ранее активисты автодвижения проводили на этой трассе рейды по выявлению автомобилей с мигалками, которые нарушают правила.

«Но на этот раз рейда не было, я просто увидел, как нарушают правила и едут по встречке», – объясняет Коровин. Сначала он помешал проезду первого автомобиля со спецсигналом, ссылаясь на свой активистский опыт: «Пропускать только в рабочее время, а уже был вечер пятницы, и они все едут на дачи. Понятно, что автомобили полиции я пропускал». Затем Коровин увидел еще один автомобиль со спецсигналом в сопровождении автомобиля ДПС — этот кортеж объезжал пробку по встречной полосе.

Активист решил не пропускать автомобиль, у него были на то законные основания: Рублевское шоссе однополосное, чтобы уступить надо съехать на обочину. Погода была плохая, шел дождь, и такой маневр вызвал бы аварийную ситуацию. Коровин пропустил полицейский автомобиль, а потом выкрутил руль влево и помешал таким же образом проехать машине с мигалкой.

Тогда из полицейского автомобиля вышел будущий пострадавший – сотрудник ДПС Юрий Кириллов. «”Мы тут аккуратненько проедем”, сказал он мне», – вспоминал на суде Коровин. Активист не уступил и начал перепалку с инспектором. В какой-то момент сотрудник полиции, преграждавший путь Коровину, отошел вправо, и активист попытался чуть двинуться вперед.

Именно этот момент следствие и суд трактовали потом как «наезд». Инспектор закричал на Коровина, но никаких видимых повреждений не получил. В итоге автомобиль с мигалкой, простояв несколько минут, заехал в свою полосу и уехал.

Вадим Коровин поехал дальше, но на посту ДПС около МКАД его задержали и доставили в полицию. Несколько часов с него брали объяснения.

«В час ночи пришли из СК и я понял, что может быть уголовное дело», – рассказывает он. Ранее Коровину уже угрожали уголовным преследованием: после раздачи палаток на Пушкинской площади накануне митингов в 2012 году Коровина пытались привлечь за грабеж. Когда он готовился устанавливать палатки на Манежной площади 6 мая 2012 года, его тоже задерживали якобы по подозрению в грабеже.

«Но тогда эти угрозы были призрачны. А теперь следователи и инспектор, хромающий на ногу и готовящийся дать интервью LifeNews», – вспоминает активист.

Пока решался вопрос о возбуждении уголовного дела, Коровину удалось вернуть себе флешку, на которой была запись с видеорегистратора. Он попросил осмотреть вещи, которые у него к тому времени изъяли и забрал флешкарту. «Я это сделал, чтобы ее не уничтожили. Я вообще не был уверен, что это именно та флешка. До этого полицейские самовольно обыскивали мои вещи, не давали мне связаться с адвокатом», – рассказывает Коровин.

Адвокат Бадамшин подтверждает, что из-за противодействия сотрудников ОВД «Барвиха» он долго не мог вступить в дело. Защита решила сохранить флешку до возможного суда, опасаясь, что в случае передачи ее следователю с ней что-то случится.

Утром Коровину все же удалось покинуть отделение полиции, а флешку он передал своему соратнику Андрею Филину, тот подтвердил это на суде. При отсутствии доказательств полиции пришлось Коровина отпустить, начав доследственную проверку. Но через несколько дней ситуация изменилась.

«Инцидент произошел в пятницу. А в среду ко мне пришли с обыском», – рассказал Коровин. Спустя сутки следствие вышло с ходатайством на заключение активиста под стражу, ему предъявили обвинение по части 2 статьи 318 УК (насилие в отношении представителя власти, опасное для жизни и здоровья). Но неожиданно, в том числе для самого Коровина, прокуратура не поддержала ходатайство следователя и суд отказался арестовывать активиста.

В итоге тогда Коровин отсидел десять суток административного ареста, а вскоре следователь практически «забыл» о его деле. «Мы сами ему звонили-интересовались», – вспоминает Бадамшин. Адвокат жаловался на затягивание следствия и даже предлагал переквалифицировать обвинение на статью «хулиганство», чтобы Коровин попал под объявленную к юбилею Конституции амнистию.

После экспертизы состояния здоровья пострадавшего обвинение Коровину переквалифицировали со второй части статьи 318 УК на первую, более легкую. Суд над активистом начался только спустя год после инцидента.

Главным аргументом защиты на процессе стала именно запись с видеорегистратора, но суд отказался ее приобщать к делу. «Может судья ее и посмотрел, поэтому приговор был такой мягкий», – предполагает Коровин.

В итоге активист был оштрафован судом на 100 тысяч рублей, прокурор требовал приговорить к штрафу в 200 тысяч. К тому же суд вынес частное определение в отношении следствия, которое Бадамшин называет «разгромным». Речь идет о допущенных нарушениях при изъятии вещей Коровина, которые в дальнейшем стали вещдоками. Суд счел такие методы недопустимыми и вынес определение в адрес руководителя СК Московской области.

Сам Коровин сейчас жалеет, что был во время спора с инспектором слишком эмоциональным. «Сейчас я может поступил и точно так же, но был бы точно спокойнее, у меня было бы больше правовых аргументов. Гражданское самосознание никуда не девается», – объясняет он. Сейчас Коровин отошел от политической деятельности, оставил свой проект «Росагит», учится на юриста и просит называть себя «общественником». «Сейчас время учиться, когда начнется политика, тогда и буду о ней думать», – рассуждает Коровин.

—Ты давай поезжай в Одинцовский суд, выясни точно, как и где тебе оплачивать штраф, – продолжает опекать «общественника» адвокат Бадамшин.

— Да, сейчас туда и поеду, хочу сегодня оплатить. А потом заявление поеду подавать на загранпаспорт. Самое тяжелое, что не могу никуда ездить под подпиской. Хотя просил у следователя съездить по делам фирмы в Китай и Белоруссию.

— Ну ты и страны выбрал, Вадим, – смеется Бадамшин. 

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей