Апология Сократа — Медиазона
Апология Сократа
Тексты
25 сентября 2014, 12:51
2972 просмотра
Алексей Сутуга на антифашистском спортивном турнире. Фото: Антон Стеков / «Медиазона», архив

Антифашист и социальный активист Алексей Сутуга, известный также как «Сократ», был задержан оперативниками Центра «Э» 5 апреля 2014 года — через три месяца после амнистии по делу о драке в клубе «Воздух». В августе начался суд по новому делу против Сутуги, который сейчас находится в СИЗО «Бутырка». Антифашиста обвиняют в том, что в начале января он вместе с неустановленными лицами якобы совершил нападение на группу молодежи в кафе «Сбарро» у метро «Октябрьская». Ему предъявлены обвинения в хулиганстве (ч. 2 ст. 213 УК) и в нанесении побоев (п. «а» ч. 2 ст. 116 УК).

 

По версии следствия, вечером 2 января 2014 года Сутуга вместе с четырьмя неустановленными лицами подошел к сидящим за столом в «Сбарро» молодым людям. Затем Сутуга «без причины из хулиганских побуждений» нанес потерпевшему Рустаму Мирзе «один удар стулом по голове», от которого тот упал на пол, а затем еще «один удар стулом по спине». После этого нападавшие «опрокинули стол… нанеся таким образом удар столом» потерпевшему Вячеславу Белову.

 

Упавшему Белову Сутуга нанес «не менее десяти ударов ногами по лицу и телу», столько же ударов нанесли его неустановленные соучастники. После этого с помощью самодельного молотка, сваренного из арматуры, он якобы «нанес Белову не менее пяти ударов по голове, а затем три удара по рукам».

 

«Неустановленные соучастники, используя в качестве оружия подносы, кухонные приборы и посуду стали бросать их в Мирзу и Пархоменко, причинив Мирзе физическую боль в области спины и плеча, а Пархоменко телесные повреждения в виде подкожных гематом», — говорится в обвинительном заключении.

 

Алексей Сутуга не отрицает, что он был в «Сбарро» в тот вечер. По его словам, он гулял со знакомой девушкой, когда встретил незнакомых ему троих молодых людей, которые представились антифашистами и стали расспрашивать его об общественно-политической жизни. По предложению молодых людей все зашли в «Сбарро», где у новых знакомых внезапно началась драка с группой сидевших там молодых людей. Сутуга, по его словам, активного участия в стычке не принимал, но сначала попытался разнять дерущихся. Он постарался как можно быстрее уйти из кафе, поскольку знал о повышенном интересе к нему со стороны правоохранительных органов — в тот момент Сутуга все еще был обвиняемым по «делу “Воздуха”». Молотка в руках он не держал, никому не наносил им удары и никого не бил ногами, настаивает обвиняемый. 

 

«Медиазона» собрала некоторые факты о новом уголовном преследовании антифашиста Сутуги и о потерпевших молодых людях.

 

Преждевременная амнистия и самодельный молоток

 

Потерпевшими по делу признаны трое молодых людей: студент Российской академии правосудия Рустам Мирза, курьер Вячеслав Белов и студент МИСиС Марк Пархоменко.

 

В объяснительных, которые они подписали вечером 3 января, утверждается, что среди своих обидчиков потерпевшие узнали Алексея Сутугу, который «недавно освободился из мест лишения свободы, а в последствии около недели назад попал под амнистию». Формулировки всех троих документов совпадают вплоть до орфографических ошибок, например, в выражениях «Бей банов» и «Смерть банам» (антифашисты «бонами» называют скинхедов-неонацистов, от английского bonehead – МЗ), которые якобы выкрикивали нападавшие.

 

Между тем, Сутуга и другие обвиняемые по делу «Воздуха» были амнистированы только 10 января.

 

Как считает адвокат Владимир Самохин, это может свидетельствовать о том, что уголовное дело было изначально сфальсифицировано и заведено гораздо позже, а даты в материалах проставлены задним числом.

19-летний потерпевший Вячеслав Белов в своих показаниях в суде утверждал, что в «Сбарро» его били металлическим молотком «по лицу, по голове, по ногам и по рукам». Он не смог уверенно сказать, что бил его именно Алексей Сутуга, но настаивал в суде, что «с его стороны шли удары молотком». Согласно тексту обвинительного заключения, именно Сутуга с помощью самодельного молотка, сваренного из арматуры, «нанес Белову не менее пяти ударов по голове, а затем три удара по рукам».

 

Несмотря на многочисленные удары по голове молотком, якобы нанесенные Белову, в травмпункте у него зафиксировали только ушибы и ссадины на руках, ногах и голове.

 

«Ридусу» удалось

 

Самодельный молоток, сваренный из металлической арматуры, нападавшие почему-то бросили в «Сбарро». Фотографии этого молотка и разгрома в кафе были опубликованы агентством «Ридус» 8 апреля 2014 года — через три дня после задержания Алексея Сутуги, хотя сам инцидент произошел еще в январе. Материал был проиллюстрирован фотографией Сутуги, сделанной, предположительно, сразу после задержания в отделении полиции.

Андрей Гулютин. Фото: nazi-watch.noblogs.org

 

«Я общался с человеком из издательства "Ридус"», – не стал отпираться в суде потерпевший Мирза, когда его спросили о появившихся в сети снимках из кафе.

 

В другом тексте о процессе «Ридус» утверждает, что опубликованная порталом фотография Сутуги «сделана нашим корреспондентом в день задержания». Издание не поясняет, каким образом корреспондент попал в отделение полиции и свободно делал там снимки. Алексей Сутуга в суде объяснял, что в отделении его фотографировали оперативники Центра «Э».

 

Агентство «Ридус» было основано блогером Ильей Варламовым в 2011 году, после его ухода и смены главного редактора оно с легкой руки Ленты.ру стало известно как «Агентство православной журналистики». Новым главным редактором стал Николай Вальковский, а его заместителем — бывший главный редактор сайта «Молодой гвардии Единой России» Андрей Гулютин. 

У Гулютина, которого в тексте самого «Ридуса» называют «активным борцом с экстремизмом», есть связи не только с прокремлевскими активистами, но и со сторонниками ультраправых взглядов.

Комментарий Андрея Гулютина: «Андрей Гулютин не является "сторонником ультраправых взглядов", то бишь идеологии уничижения одних групп людей другими по расовому, национальному или иному признаку. Андрей Гулютин не политик, чтобы вообще навязывать какие-либо взгляды обществу и даже ближнему окружению. Гулютин, как и любой обыватель, что называется, "за все хорошее против всего плохого". Остальная информация, опубликованная на сайте "Автономное действие", на которую ссылается "Медиазона" также не соответствует действительности. Рассказ про драки Гулютина на концертах в юности - это вообще курам на смех, надо или указывать конкретных пострадавших, или не позориться. Единственное, что Гулютин готов признать - это участие в юные годы в коллективах "Банда Москвы" и "Хук справа". Участие в этих музыкальных группах, впрочем, никак не показывало приверженность Гулютина к каким-либо политическим взглядам. Гулютин, как музыкант, сменил десятки коллективов самых разных направленностей, например, некогда играл в группе "Лисичкин хлеб"»

 

«В начале нулевых активно посещал ска-концерты с другими бонами (наци-скинхедами — МЗ), периодически вступал в конфликты с нормальными посетителями», — говорится о Гулютине на анархистском портале «Автономное действие». По информации портала, Гулютин был барабанщиком в двух ультраправых музыкальных группах — «Банды Москвы» и «Хук справа». Последняя поддерживала тесные отношения с организацией «Русский образ», лидер которой Илья Горячев сейчас обвиняется как участник неонацистской группировки БОРН. 

 

В материалах дела об убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой Андрей Гулютин упоминается как знакомый неонациста Никиты Тихонова. В частности, его упоминает в своих показаниях лидер «Хука Справа» Сергей Ерзунов: «Никита (Тихонов — МЗ.) общался с одним из членов нашей группы Гулютиным Андреем, прозвище "Мост", который также работал в различных изданиях журналистом и писал статьи для "Русского образа"».

Осужденный к пожизненному заключению за это двойное убийство Тихонов 24 сентября получил еще один срок по обвинению в создании БОРН и других убийствах, его приговорили к 18 годам заключения.

 

Старые знакомые Центра «Э»

 

19-летний Рустам Мирза раньше считал себя антифашистом и общался с людьми из среды антифа, однако потом у него, по собственному выражению, «изменились интересы». Фотографии «зигующего» Мирзы еще в 2011 году появлялись в блоге nazi-watch.noblogs.org, где выкладываются снимки российских неонацистов.  

 

Дело Алексея Сутуги — не первый случай, когда Мирза выступает в качестве потерпевшего по уголовным делам против антифашистов. Согласно материалам уголовного дела, антифашисты наносили Мирзе различные телесные повреждения 9 августа 2010 года, 30 сентября 2010 года и 7 января 2012 года. Но два из этих дел не дошли до суда, потому что не нашли конкретных виновных, еще одно дело было закрыто по примирению сторон.

Мирза выступал в делах против антифашистов не только как потерпевший, но и как свидетель. Так, он был свидетелем обвинения по делу Антона Фатулаева, когда того обвиняли в избиении неонациста Юрия Евсюкова (позже Евсюков получил тюремный срок за убийство араба). Мирза был свидетелем именно по 282-й. В итоге эту статью суд с Фатулаева снял по истечению срока давности и приговорил его к 4 годам заключения за драку с футбольными фанатами, работавшими на «Молодую гвардию» «Единой России». Фатулаев, по предварительным данным, недавно погиб на Донбассе, куда летом 2014 года отправился воевать за самопровозглашенную ЛНР.

Допрошенный судом как свидетель обвинения оперативный сотрудник 5-го Центра по противодействию экстремизму ГУ МВД России по Москве (известного как Центр «Э») Антон Навроцкий рассказал, что он работает там с 2012 года. Прошлым его местом работы был НИИ МВД РФ, где Навроцкий писал кандидатскую о «молодежном экстремизме с использованием современных технологий». С Алексеем Сутугой оперативник Центра «Э» был «знаком по своей научной работе».

 

Оперативник Навроцкий пояснил суду, что знает Рустама Мирзу с самого начала своей работы в Центре «Э» в 2012 году — дело о нападении неизвестных на Мирзу было первым уголовным делом, которым занялся Навроцкий.

Именно Антон Навроцкий руководил задержанием Сутуги 5 апреля 2014 года. В суде оперативник пояснил, что «полностью планировал и подготавливал оперативно-профилактические мероприятия» возле клуба, где задержали Алексея Сутугу и еще около десяти антифашистов.

#галерея1#

 

Аполитичный неонацист

 

В суде потерпевший Вячеслав Белов, молодой человек с покрытыми татуировками руками, категорически отрицал свою принадлежность к каким-либо субкультурам или политическим движениям.

 

Тем не менее, 1 мая 2013 года Белов принимал участие в шествии «Русский первомай», где он шел в колонне так называемого «НС-блока». На выложенные в сети фотографиях шествия видно, что колонна неонацистов шла с большим баннером «Национал-социализм. Каждому свое» (“Jedem das Seine” — печально известная надпись на входе в концлагерь Бухенвальд).

 

Белов — молодой человек с бордовым капюшоном — шел в первых рядах этой колонны. Он нес баннер с ультраправым лозунгом «Кровь. Отечество. Вера».

На баннере, который нес Белов, изображена эмблема российского неонацистского объединения «WotanJugend», которое также именует себя «молотом национал-социализма». Один из публичных лидеров этого объединения, Роман Железнов (Зюхель), недавно сбежал в Украину — он утверждает, что в России ему грозило уголовное преследование (Железнов уже дважды судим — за вооруженное нападение на подростка и за кражу мраморной говядины). В Украине он пообещал воевать в составе батальона «Азов», известного тем, что среди его руководства и рядовых бойцов преобладают украинские неонацисты.

#галерея2#

В суд с родителями

 

– Если можно, я больше не буду приходить? – неуверенно спросил судью потерпевший Белов после первого заседания.

 

Будущий юрист Рустам Мирза, наоборот, громко заявил, что хочет ходить на весь процесс, и после в коридоре долго расспрашивал прокурора, как ему подавать гражданский иск о возмещении вреда (он получил ушибы). С тех пор в суде его не видели ни разу.

 

Два других фигуранта дела не ходили на заседания весь август, несмотря на все постановления о принудительном приводе. В сентябре в суд Ежова и Пархоменко все-таки доставили – молодые люди появились там в сопровождении мужчин, по виду напоминающих оперативных сотрудников.

 

17-летний свидетель Игорь Ежов, который, по собственным словам, во время потасовки «вжался в стенку и не пострадал», появился в суде вместе с родителями. Он рассказал, что Алексей Сутуга пресловутый молоток в руках и не держал: «Я увидел, что один из молодых людей, которые находились рядом с Сутугой, наносит удары молотком Белову».

 

Последнему из потерпевших — Марку Пархоменко — накануне заседания исполнилось двадцать лет. Тем не менее, он тоже пришел в суд вместе с мамой. По словам Пархоменко, он укрылся перевернутым столом, когда в «Сбарро» неизвестные молодые люди неожиданно набросились на Белова. Пострадал Пархоменко от летевших кружек — он получил пару синяков. В суде юноша подчеркнул, что сам потерпевшим себя не считает, однако приехавшая полиция указала ему снять побои. Он не видел, чтобы подсудимый кого-то бил.

 

«Понимаете, тогда мы все общались и все время обсуждали случившееся. И я домыслил, что ли, принял слова других, как будто я сам это все видел... А потом я три месяца не общался ни с кем и попытался честно вспомнить, что я на самом деле видел. И я не видел Алексея Сутугу», — твердо сказал в суде Пархоменко, объясняя, почему в протоколе допроса на предварительном следствии указано, будто он видел, что Сутуга бил Белова молотком.

 

Мужчины, похожие на оперативников, которые доставили в суд Пархоменко и Ежова, привозили на первое заседание и Вячеслава Белова и Рустама Мирзу. Один из таких мужчин выступал в суде свидетелем обвинения – он оказался оперативником Центра «Э» Александром Готовцевым, который участвовал в задержании Сутуги. После суда потерпевшие Мирза и Белов, отрицающие свою связь с неонацистами, вышли на улицу в сопровождении двух оперативников. Вместе они сели в черный фургон с тонированными стеклами. За рулем снова сидел опер Готовцев.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей