Наедине с законом и совестью — Медиазона
Наедине с законом и совестью
Болотное делоТексты
27 ноября 2014, 21:10
1363 просмотра
Александр Марголин и Алексей Гаскаров в Московском городском суде, 27 ноября 2014 года. Фото: Антон Стеков / «Медиазона»

Московский городской суд в четверг 27 ноября полностью отказал в жалобе на приговор осужденным по второй волне «болотного дела» и их защитникам. Теперь Александр Марголин, Алексей Гаскаров и Илья Гущин будут этапированы в колонии. Коллегия из трех судей – блондинки и двух брюнеток – не стала учитывать ни маленьких детей, ни тяжело больных родителей Марголина, который просил заменить ему наказание на хоть немного менее суровое. Снимать арест с имущества Марголина, которым не может пользоваться его семья, суд также отказался.

— Ко́хтарева, встаньте, назовите себя, — строго обратилась к пожилой женщине председатель коллегии судей Ольга Неделина.

— Кохтаре́ва Е.А., — вскочила с места женщина в клетчатой рубашке.

— А «Е.А.» расшифровать можно?

— Да. Елена Александровна.

— Вы работаете?

— Нет, слава Богу.

— Ранее судимы?

— Нет, слава Богу.

Елену Кохтареву Замоскворецкий суд в августе признал виновной в том, что 6 мая 2012 года во время «массовых беспорядков» на Болотной площади в Москве она хватала за форму и бронежилет омоновца Семченкова и нанесла несколько ударов рукой по шлему «Джетта» омоновцу Игорю Тарасову, после чего неоднократно бросала в полицейских пластиковые бутылки и неустановленные предметы. Кохтарева, как и остальные подсудимые по второй волне «болотного дела», — Алексей Гаскаров, Александр Марголин и Илья Гущин — обвинялась в участии в массовых беспорядках (ч. 2 ст. 212 УК) и в применении насилия к представителям власти (ч. 1 ст. 318 УК).

Суд приговорил Кохтареву к трем годам и трем месяцам условного срока, и приговор она не обжаловала. Поэтому сегодня она попросила освободить ее от участия в заседании «в связи с занятостью». Суд Кохтареву отпустил. «До свидания, до свидания, до свидания», — прощалась она со всеми: приставами, подсудимыми, судьями, журналистами, зрителями.

— По какому адресу зарегистрированы? – перешла судья к установлению личности Гущина, который после приговора отрастил себе бороду.

— Ух! – растерялся тот.

— Вы что! Забыли, где зарегистрированы?

— Да я уже два года зарегистрирован по другим адресам…

Арестованный в феврале 2013 года Илья Гущин по приговору Замоскворецкого суда получил 2,5 года реального срока. Гущина признали виновным в том, что он 6 мая применил насилие к сотруднику полиции Антонову: «Схватил правой рукой за бронежилет, левой рукой за шлем "Джетта", оттащил и повалил на землю».

Александр Марголин, который, по версии обвинения, повалил омоновца Бажанова и «не менее одного раза нанес ему удар ногой», был приговорен к 3,5 годам в колонии общего режима. Такое же наказание получил Алексей Гаскаров, которого суд признал виновным в том, что он за руку потянул солдата внутренних войск Булычева,  а за ногу – бойца ОМОН Ибатулина.

Перед началом рассмотрения ходатайств зашита Марголина попросила приобщить к делу материалы о его несовершеннолетних детях и многочисленные справки о его тяжелобольных родителях. Защита Гаскарова попросила суд изучить и приобщить к делу заключение медика, которое тот сделал на основании медицинских документов из СИЗО «Матросская тишина», где Гаскаров недавно проходил обследование —за время заключения у него сильно ухудшилось зрение, и теперь ему необходимо постоянное наблюдение врача-офтальмолога.

Алексей Гаскаров. Фото: Антон Стеков / «Медиазона»

Эти документы коллегия судей приобщать согласилась. Все остальные ходатайства защитников — о приобщении заключения специалиста по тактико-специальным действиям, заключения специалиста-психолога и социогуманитарное исследование личности Гаскарова, доклад правозащитников о событиях 6 мая — суд отклонил. Не стал суд рассматривать и представленное адвокатом мнение специалистов по уголовному праву из Казанского федерального университета, согласно которому статья 212 УК (массовые беспорядки) полностью охватывает действия по применению насилия к представителю власти, и потому не требуется дополнительной квалификации этих действий по статье 318 УК (Применение насилия к представителю власти). «Оценка этому будет дана судом, а не специалистами по уголовному праву», — отрезала председатель коллегии.

Гаскаров, Гущин и Марголин с приговором Замоскворецкого суда категорически не согласились. Как осужденные, так и их адвокаты в апелляционной жалобе указывали, что сам факт массовых беспорядков 6 мая не доказан, поскольку там не было необходимых для квалификации по этой статье событий – вооруженного сопротивления представителям власти, поджогов, применения насилия к гражданам, уничтожения имущества. Но даже если квалифицировать произошедшее как массовые беспорядки, то нельзя за одни и те же действия судить и по 212-й, и по 318-й статье, потому что первая уже сама по себе предполагает применение насилие к представителю власти.

Во время процесса и в приговоре Замоскворецкого суда было допущено множество нарушений. Как указал Алексей Гаскаров, очевидно, что за основу был взят и лишь слегка переписан приговор судьи Натальи Никишиной по первой волне «болотного дела» – только так в новом приговоре судьи Натальи Сусиной могло появиться множество моментов, которые обсуждались на первом процессе, но вообще не затрагивались на втором.

Гаскаров рассказал коллегии, что в своем приговоре судья Сусина совершенно не учитывала видеозаписи с Болотной площади, на которых четко видно время всех событий и которые полностью оправдывают его по статье о «массовых беспорядков», которые, по версии следствия, начались с прорыва оцепления возле кинотеатра «Ударник» и только потом распространились по площади. По видео же ясно, что одновременно с прорывом Гаскаров находился вдали от этого места, а также не причинял вреда сотрудниками полиции, одного из которых действительно схватил за ногу, чтобы предотвратить избиение мирного демонстранта.

«Прошу учесть фактические действия Гаскарова на Болотной площади, который не причинил никому вреда», — обратился к суду адвокат Динзе.

Адвокат Рачковский заявил, что действия Ильи Гущина, который не отрицает свои действия по отношению к полицейскому, не являются преступлением, поскольку в сложившихся обстоятельствах Гущин таким образом «пытался предотвратить незаконные действия сотрудника Антонова». Адвокат Таранищенко отметил, что в приговоре не было никак отражено признание Александром Марголиным своей вины в нанесении Бажанову удара ногой. Адвокат Полозова указала, что цель митинга была абсолютно законна, мероприятие было согласовано, а в таком случае «обеспечение движения митингующих, разрешение и предотвращение всех эксцессов — всецело обязанность власти».

Александр Марголин и Илья Гущин. Фото: Антон Стеков / «Медиазона»

«Невозможно отделаться от ощущения предопределенность происходящего во всех "болотных" процессах. Но дорогу осилит идущий, и быть может, на сей раз мы будем услышаны», — выступал перед судом адвокат Мирошниченко, который долго и красноречиво объяснял коллегии, почему в событиях на Болотной площади совершено нет «криминообразующих признаков массовых беспорядков». «Прошу и предлагаю соблюдать написанное в законе без уловок и натяжек», — добавил он в конце своей речи

По мнению прокурора, все жалобы на приговор необоснованны, а сам приговор полностью законен, а потому отмене или изменению не подлежит. Представитель прокуратуры уверен: «Наказание назначено с учетом всех смягчающих обстоятельств, адекватно совершенному преступлению и снижению не подлежит».

«Мы сегодня много говорили о фактической стороне дела, говорили про его юридические аспекты, но нельзя не учитывать, что есть все основания считать наше дело политическим. И нельзя считать, что, посадив людей в тюрьмы, можно подавить стремление общества к свободе и переменам», — заметил в своем последнем слове Алексей Гаскаров. Его защитник Светлана Сидоркина попросила судей вынести справедливое и беспристрастное решение, когда они уйдут в совещательную комнату и останутся «наедине с законом и совестью».

Чтобы выслушать все доводы осужденных и их защитников, коллегии из трех судей – двух брюнеток и блондинки – понадобилось несколько часов. Чтобы вынести решение, им понадобилось несколько десятков минут. Чтобы огласить это решение, хватило нескольких фраз: «Оснований для отмены или изменения приговора коллегия  не находит. Приговор оставить без изменения, жалобу – без удовлетворения». 

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей