А – значит агент — Медиазона
А – значит агент
Тексты
30 сентября 2014, 14:14
1332 просмотра
Павел Чиков. Фото: Сергей Карпов / ИТАР-ТАСС, архив

Во вторник Вахитовский районный суд Казани отказал в жалобе правозащитной ассоциации «Агора» на включение ее в список «иностранных агентов». Сделано это было на основании представления прокуратуры в Минюст. Закон об «иностранных агентах» действует в России более полутора лет. Согласно этому закону, получающие деньги из-за рубежа НКО, которые при этом занимаются политической деятельностью, должны быть включены в специальный реестр «иностранных агентов».

Корреспондент «Медиазоны» побывал в Казани на судебном заседании по жалобе «Агоры» на включение в реестр и напоминает, как развивались события после принятия закона об «иностранных агентах», с какими трудностями столкнулись российские НКО и конкретно «Агора».

Прокуратура идет к ним

Проверки НКО начались спустя несколько месяцев после принятия закона об иностранных агентах в ноябре 2012 года. Еще в январе глава Минюста Александр Коновалов говорил в Госдуме о непроработанном законе и о том, что для того, чтобы он заработал, потребуются годы. Для начала веерных проверок НКО Генпрокуратуре понадобился месяц. 

«В феврале они готовились, а в марте стали приходить с проверками. Принцип был такой: получаете деньги из-за рубежа – мы идем к вам. Сначала Генпрокуратура хотела всех обмануть и провести кампанию проверок как борьбу с экстремизмом. Но не вышло», – рассказывает глава «Агоры» Павел Чиков. Именно «Агора» стала защищать многие НКО, так что в какой-то момент пять адвокатов ассоциации вели дела около 100 организаций. Причем «Агора» стала советовать просто не предоставлять прокурорам документы — за это был предусмотрен штраф только в три тысячи рублей.

«Они по ходу изменили правила игры, подняли штраф до 100 тысяч с возможным приостановлением деятельности», – говорит Чиков. По его мнению, Минюст не представлял масштаба проверок и, опасаясь обвинений со стороны прокуроров в саботаже, был вынужден включиться в кампанию. «Министерство сделало наезд на "Голос" аккуратный, надеясь достичь цели одним выстрелом. Единственный, инициированный именно Минюстом. Все же понимали, из-за кого реально принимался закон», – отмечает Чиков. Тем не менее, избежать претензий Минюсту не удалось: Генпрокуратура вынесла по итогам проверок в адрес Коновалова представление за бездействие.

В ответ на проверки правозащитники начали обращаться в суды и стали их выигрывать. Чиков убежден, что именно за помощь другим организациям, как юридическую, так и информационную, Генпрокуратура решила преследовать ассоциацию. «Я знаю главу одного из НКО, который в прокуратуре слышал разговоры о том, как «Агора» им мешает. Чайка в августе отчитывался Путину о результатах проверки. Он упомянул две организации, «Голос» и «Агору», – напоминает Чиков.

К этому времени прокуратура Татарстана активно проверяла ассоциацию. Чиков уверен, что проверка была инициирована из Москвы. Тогда «Агора» пошла на компромисс, полностью удовлетворивший региональную прокуратуру. Правозащитники внесли изменения в устав по требованию надзорного ведомства и расторгли проект по юридической защите блогеров, к которому у того были претензии. Но Генеральная прокуратура потребовала от республиканской проверку продолжить, она в итоге шла восемь месяцев, с октября 2013 года по май 2014 года.

«За это время наскребли на повторное представление», – говорит Чиков.

 Суть претензий к «Агоре»

Несмотря на расторжение договора по юридической защите блогеров, прокуратура предъявила претензии именно к защите интернет-активистов. По мнению надзорного ведомства, доклады ассоциации по нарушению свобод в интернете на основе «односторонне оцениваемых и непроверенных сведений» формируют общественное мнение с целью изменить государственную политику. Прокуратура жалуется на негативную оценку законодательных инициатив по регулированию интернета со стороны правозащитников.

Надзорное ведомство обвиняет «Агору» в защите активистов, участвующих в уличных акциях, цитируя рекомендации правозащитников о том, как противостоять провокациям, что делать при задержании, как избежать уголовной ответственности.

«Таким образом, одним из элементов деятельности «Агоры» является участие в организации политических акций, проводимых в целях воздействия на принятие государственными органами решений и проводимую ими государственную политику, посредством консультирования их организаторов», – говорится в представлении прокуратуры.

Еще одним аргументом для прокуратуры стали заявления главы «Агоры» Чикова как члена президентского совета по правам человека (СПЧ), входящего там в комиссию по развитию НКО. В числе приоритетных задач комиссии надзорное ведомство обнаружило «элементы политической деятельности».

Недовольна структура Чайки и сотрудничеством «Агоры» с Минюстом в качестве независимых специалистов по проведению антикоррупционной экспертизы. Прокуратура убеждена, что «Агора» оказывает влияние на правовое регулирование, что «не исключает лоббирования интересов иностранных инвесторов».

Прокуратура сделала общий вывод о получении зарубежного финансирования и политической деятельности ассоциации и потребовала внести «Агору» в список иностранных агентов. 21 июля Минюст «Агору» в этот список внес.

Павел Чиков (слева), Игорь Каляпин и Дмитрий Муратов (на заднем плане) в Вахитовском районном суде Казани, 29 сентября 2014 года. Фото: «Медиазона»

Апелляция «Агоры»

Правозащитники подали в суд на решение прокуратуры. В понедельник Вахитовский районный суд Казани начал рассмотрение жалобы «Агоры» на включение в список иностранных агентов.

Адвокат Рамиль Ахметгалиев начал выступление на заседании с ходатайства о приобщении к материалам дела двух исследований. Одно был проведено в Нижегородском государственном университете филологом, лингвистом и социологом, а второе — политологом из Пермского госуниверситета. Несмотря на возражение прокурора, судья Наталья Зыбунова приобщила исследования к материалам дела. Потом защитник ходатайствовал о вызове в суд свидетелей, среди которых были представители СПЧ Илья Шаблинский и Игорь Каляпин («Комитет против пыток»), главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов, кандидат филологических наук Елизавета Колтунова. 

Прокурор попросил время на ознакомление с новыми материалами, и речь зашла о возможном переносе заседания, чего представители «Агоры» не хотели, поскольку специально пригласили на него свидетелей из других городов. Судья Зыбунова и здесь пошла навстречу правозащитникам. Она вела заседание с со сдвинутыми на лоб солнцезащитными очками, придерживающими прическу. В Казани второй день подряд было пасмурно.

После двадцатиминутного перерыва заседание возобновилось.

Адвокат Ахметгалиев развернуто ответил на все претензии прокуратуры. Он пояснил, что нельзя путать политическое участие с политическим деянием. «Одно дело, если прокурор идет голосовать на выборах, а другое – когда он сам выдвигается», – привел пример адвокат. 

Далее речь зашла о публикациях в прессе, которые, по версии прокуратуры, доказывают политическую деятельность «Агоры». «О каких именно материалах идет речь – прокуроры не уточняют. В представлении содержится информация, что об "Агоре" писала "Газета.ру". Ну, вот есть публикация за май этого года, где мы защищаем в этом Вахитовском суде пострадавших от врачебной ошибки. Это что, та самая политическая деятельность "Агоры"?» – недоумевал Ахметгалиев.

Суть его аргументов сводилась к тому, что прокуроры намеренно путают политическую деятельность с юридической и общественной. В качестве примера адвокат «Агоры» сравнивал действия правозащитников и представителей надзорного ведомства . «В документе прокуратуры говорится, что Чиков дает интервью. Так и прокурор республики тоже дает интервью. Это политическая деятельность? Или антикоррупционная экспертиза, которой занималась "Агора". И прокуратура ей занимается», – продолжал Ахметгалиев.     

Прокурор в ответ говорил о том, что «Агора» получает иностранное финансирование. Он предложил считать политической деятельности в том числе обращения. Прокурор объяснил, что надзорное ведомство проанализировало работу «Агоры» и пришло к выводу, что те подпадает под действие закона. А потом стал цитировать то самое представление, свои возражения на которое уже привел адвокат Ахметгалиев. 

При этом в самом начале выступления прокурор пообещал привести контраргументы позиции «Агоры». После сбивчивого чтения представителя надзорного ведомства судья спросила его, проводила ли прокуратура какие-то экспертизы. «Нет», – смущенно ответил прокурор.

Ахметгалиев поинтересовался, чем регламентируется государственная политика в интернете, которой, по мнению прокуратуры, «Агора» противоречит. Прокурор стал отвечать про блокировки сайтов. «Каких именно?» – настаивал адвокат. Представитель надзорного ведомства в ответ закопался в бумагах. «Хорошо, но в Роскомнадзор вы обращались, который и регулирует блокировку сайтов?» – продолжил допрос Ахметгалиев. «Нет», – обреченно выдохнул прокурор.

Ахметгалиев попросил уточнить некоторые формулировки представления, в том числе о «непроверенных и односторонних выводах» правозащитников в докладе об интернете. «В настоящее время затрудняюсь ответить», – перешел на шепот прокурор.

На все вопросы защитника прокурор отвечал либо цитатами из представления, либо односложным «нет».

Судья не выдержала и спросила с улыбкой: «Когда прокуратура дает свое заключение о каких-то правовых актах – это тоже политика?». Прокурор ответил что-то невнятное, пытаясь опять процитировать представление. При этом он постоянно оговаривался, что этот документ носит рекомендательный характер.

«Как это? Прокурор тут пытается почему-то явно смягчить позицию. Представление носит обязательный характер для Минюста. Именно на основе его нас включили в список», – парировал Ахметгалиев.

После небольшого перерыва начались выступления свидетелей. Кандидат филологических наук из нижегородского университета Елизавета Колтунова рассказала об исследовании, которое проводили эксперты. «Мы не занимались анализом деятельности "Агоры", мы занимались докладами. Мы отнесли их к научному тексту. Нас интересовала не деятельность, а тексты», – подчеркнула Колтунова. Она добавила, что представление прокуратуры не опирается на факты, в нем содержится «ряд недоказанных положений». 

Колтунова на основе мнения экспертов подробно объяснила, что представляет из себя политическая деятельность. «Она является узкой частью общественной деятельности и частью гражданской. Если Чиков пойдет избираться как глава организации, то это будет политическая деятельность», – привела пример филолог.      

Следующим в суде выступил главред «Новой газеты» Дмитрий Муратов. Он говорил о публикациях в газете и о сотрудничестве с «Агорой». Крайне эмоционально Муратов рассказал об убийстве журналистки Анастасии Бабуровой и адвоката Станислава Маркелова неонацистами из БОРНа, а также об аварии на Ленинском проспекте с участием вице-премьера Лукойла. В этих делах «Новой» помогали адвокаты «Агоры». 

«Защитники, я, сразу скажу, с этим был не согласен, исключали политическую составляющую в этих делах», – отметил Муратов. То, что их включают в список «иностранных агентов» из-за политической деятельности, крайне унизительно. Муратов рассказал суду о традициях русской правозащиты, о первом члене ОНК — писателе Антоне Чехове, инспектировавшем тюрьмы на Сахалине. Он призвал следовать словам знаменитого адвоката Федора Плевако и «не путать политику и гуманизм». 

Прокурор решил поинтересоваться у Муратова публикациями в его газете докладов «Агоры» и протянул главреду распечатку из «Газеты.ру». Муратов как ни в чем не бывало начал отвечать на вопрос, не сразу заметив, что речь все же идет о разных изданиях. «Но у вас же было что-то похожее», — неуверенно попытался возразить прокурор, над которым уже смеялся весь зал.   

Судья объявила пятиминутный перерыв, во время которого прокурор обреченно поинтересовался у Чикова, много ли у «Агоры» еще свидетелей.

Следующим выступал Шаблинский из СПЧ, рассказавший суду, что обвинения прокуратуры в адрес Чикова по поводу его заявлений в совете неуместны. По правилам совета все его участники выступают в личном качестве. «Если он (Чиков) покинет ряды «Агоры», то он останется в Совете», – объяснил Шаблинский. 

Свидетель рассказал о своем сотрудничестве с «Агорой» по делам в Конституционном суде и по оспариванию закона об «иностранных агентах». «Как это обращение отразится на государственной политике, адвокат и юрист думать не должен», – ответил Шаблинский на вопрос прокурора. 

Другой член СПЧ, глава «Комитета против пыток» Игорь Каляпин, развил эту тему и поделился собственным опытом. «Правозащитная организация, руководителем которой я являюсь, меня туда не кооптировала, я от нее не выдвигался и никакого отношения к этому она не имеет. Все заявления членов СПЧ делаются только в личном качестве», – сказал Каляпин. Он рассказал о давнем сотрудничестве с «Агорой» и о работе правозащитной организации, в том числе о мониторинге за нарушением прав человека.  

Самым коротким оказалось выступление главного редактора «Вечерней Казани» Хасбулата Шамсутдинова. Он сказал, что многие казанцы обращаются к «Агоре» за бесплатной юридической помощью, а никаких публикаций о юридической деятельности ассоциации в газете никогда не было.

В конце заседания выступили правовой аналитик «Агоры» Дамир Гайнутдинов. Он был соавтором доклада про интернет, на основе которого правозащитников и обвинили в политической деятельности, а также глава Казанского правозащитного центра Игорь Шолохов.

Свой вердикт судья вынесла только на следующий день: в жалобе «Агоре» отказать.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей