Дезорганизация дисциплины и порядка — Медиазона
Дезорганизация дисциплины и порядка
Тюремный протестТексты
7 мая 2015, 16:09
1568 просмотров
Заключенные лечебно-исправительного учреждения №3 в Нижегородской области. Фото: ФКУ ЛИУ-3 ГУФСИН России по Нижегородской области

Волнения в лечебно-исправительном учреждении №3 (ЛИУ-3) в Нижегородской области, где содержатся больные туберкулезом осужденные, начались 6 мая. Заключенные потребовали прекратить издевательства и избиения, начать адекватное лечение и не отправлять их на тяжелые многочасовые работы. После бунта как минимум 15 заключенных были госпитализированы, двое из них погибли. Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье 321 УК (дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества), предусматривающей лишение свободы до 12 лет.

«Заключенные, содержащиеся в ЛИУ, начали голодовку, а потом стали бунтовать, подожгли один из бараков. Все началось из-за того, что пришел новый этап, а надзиратели его избили. С людьми обращаются, как со скотами, поэтому они начали сопротивляться. К активным действиям перешли пару часов назад, но сейчас к ЛИУ подъехали полицейские, поэтому бунт прекратился. Избитых довольно много», — рассказал «Медиазоне» один из заключенных. Он уточнил, что главное требование осужденных заключается в том, «чтобы во ФСИН занялись их лечением, прекратили избивать, чтобы больные туберкулезом не работали по 10-12 часов в день на тяжелых работах».

По словам Натальи Талатиной, супруги одного из заключенных ЛИУ-3, если осужденные отказываются работать на администрацию, их избивают.

«Я адвокатов возила туда три раза, а к ним не пускают. Администрация ничего не делает, всю работы за них выполняют приближенные заключенные — выписывают нарушения, ходят на проверки по отряду. Сегодня терпение у всех закончилось, заключенные поднялись против тех, кто работает на администрацию и начали их избивать», — рассказала Талатина.

Тем не менее, для врачей ЛИУ-3 бунт стал полной неожиданностью. «Мы сами не поняли, мы были на работе, сначала услышали шум, началась битва. Осужденные прыгали через локальный участок, через заборы, заграждения. Началась битва с применением палок. В кабинете сидел рентгенолог, описывал снимки. Они вломились туда, разломали железные стулья на копья, он думал, что его убьют», — пояснила Lifenews врач колонии, пожелавшая сохранить анонимность.

Заключенный Валерий рассказал изданию, что восставшие сожгли наблюдательные будки так называемых «пожарников» — помощников лагерной администрации, в чьи обязанности входит наблюдение за определенной территорией зоны с наблюдательной вышки.

«Просто наболело, накопилось, что ряд заключенных вымогают деньги, выбивают явки с повинной, избивают... А администрация колонии поддерживает все их действия. У кого-то просто не выдержали нервы. Много есть вопросов к начальнику учреждения», — пожаловался Валерий. По его словам, «инициативу поддержала вся колония», при этом «сотрудников колонии, врачей и учителей выпустили сразу, их никто не трогал и даже слова грубого им не сказали».

Во ФСИН факт бунта отрицают и говорят о драке заключенных: «Никакого бунта в лечебно-исправительном учреждении № 3 в Нижегородской области нет. Произошел конфликт между двумя группами заключенных на бытовой почве».

При этом начальник пресс-службы регионального управления ФСИН Елена Никишова сообщила, что после волнений были госпитализированы 15 заключенных. «В ходе драки пострадал 21 человек, 15 были госпитализированы. Один заключенный в больнице скончался», — утверждает Никишова. По ее словам, сейчас обстановка в учреждении спокойная, и ситуация находится под контролем.

Позже «Московский комсомолец» со ссылкой на источник во ФСИН сообщил о смерти второго заключенного и назвал имена погибших — Дмитрий Терехин и Алексей Тихомиров. При этом Lifenews со ссылкой на источники в правоохранительных органах сообщает о 72 пострадавших, среди которых 21 человек получил тяжелые ранения.

По словам источника «Медиазоны» в ЛИУ-3, утром 7 мая администрация учреждения перешла на усиленный режим несения службы. Тем не менее, правозащитников к заключенным пока не пускали.

«Там на зоне кто-то ходит вроде, но мы не видим, так как в самой больнице находимся. Ходят, как я понимаю, оперативники ГУФСИН. Но к нам сегодня еще не заходил никто», – сообщил «Медиазоне» один из осужденных.

Следственный комитет по Нижегородской области уже возбудил уголовное дело против бунтовавших заключенных по части 3 статьи 321 УК (дезорганизация деятельности учреждения, обеспечивающего изоляцию от общества). По версии следствия, вечером 6 мая в ЛИУ-3 некоторые осужденные применили насилие к другим осужденным. Причиной, по которой было совершено нападение, следователи считают оказание последними содействия администрации учреждения.

«В результате противоправных действий более 20 осужденных получили телесные повреждения различной степени тяжести, 14 из которых были направлены в лечебно-профилактическое учреждение для оказания квалифицированной медицинской помощи. 7 мая один из осужденных, 44-летний мужчина, от полученных телесных повреждений скончался в медицинском учреждении», — говорится в сообщении СК.

ЛИУ-3 расположена в поселке Пруды, примерно в ста километрах от Нижнего Новгорода. Летом прошлого года пресс-служба ФСИН с гордостью сообщала, что заключенные ЛИУ-3 изготовили девятиметровый поклонный крест, который установили в Прудах. Учреждением, которое включает в себя туберкулезную больницу и участок колонии-поселения на 138 мест, руководит полковник Игорь Гуцев. Портал RRNews.ru утверждает, что на момент бунта в колонии находились около 800 заключенных. ЛИУ-3 известна своими жесткими порядками, заключенные жалуются на «беспредел» и избиения со стороны других осужденных, сотрудничающих с администрацией.

«Фактически в последний период на территории ЛИУ-3 существовала так называемая секция дисциплины и порядка из числа заключенных, приближенных к администрации учреждения, которые сами жили на привилегированных условиях и обладали контрольно-распорядительными функциями по отношению к другим заключенным. Родственники, у кого есть деньги, были вынуждены нанимать персональных адвокатов, чтобы они регулярно ходили и проверяли условия содержания конкретных заключенных. И только это могло уберечь тех от жестокого обращения, пыток, избиений, изнасилований, поборов и вымогательств», — утверждает руководитель проекта «Гулагу.нет» Владимир Осечкин.

Дела по дезорганизации работы колоний нередко заканчиваются приговорами с большими сроками. Недавно в Калининградской области был вынесен приговор по такому делу. 31 мая 2014 года по версии следствия осужденные ИК-13 напали на начальника отряда и затащили его в общежитие и избили его. У сотрудника ФСИН диагностировали сотрясение мозга, ссадины лица, разрыв сухожилия пальца на руке. Осужденного ИК-13 Сергея Елисеева и бывшего осужденного этой колонии Дмитрия Ярославцева обвинили в дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (ч. 3 ст. 321 УК). Адвокаты правозащитной организации «Зона права» настаивали, что следствие не представило убедительных доказательств того, что телесные повреждения начальнику отряда нанесли именно подсудимые. Тем не менее, Елисеева приговорили к 10 годам лишения свободы, а Ярославцева — к семи годам колонии особого режима.

Уполномоченный по правам человека по Нижегородской области Василий Ольнев в разговоре с «Медиазоной» пояснил, что в деталях инцидента в ЛИУ-3 он пока не разбирался. К своему собственному расследованию он намеревается приступить после того, как ознакомится с результатами проверки следователей.

«Я не знаю в деталях, что там случилась. Я не намереваюсь туда выскакивать, употреблю такое слово; там уже работают группы специалистов из ГУФСИН, Следственного управления Следственного комитета области и группа из нижегородской прокуратуры, представляете? Все они профессионалы, которые лучше меня разбираются в законодательстве», – сказал Ольнев. Он подчеркнул, что «ехать до кучи» в ЛИУ-3 он не собирается.

По словам Ольнева, в апреле нынешнего года, к нему поступили несколько обращений от заключенных, содержащихся в ЛИУ-10. Лечебно-исправительное учреждение расформировывали, а осужденных намеревались перевести в ЛИУ-3.

«Человек семь обратились ко мне в предупредительном, видите ли, порядке. Они написали мне, что переезжать из ЛИУ-10 они не хотят. Что у них есть данные о том, что в ЛИУ-3 администрация нарушает права осужденных и закон. Что якобы администрация привлекает к насилию над заключенными других осужденных. И они уведомили меня, что примут меры, если к ним будет применяться сила. Во как! С чего-то заранее решили, что к ним будет применяться сила», – недоумевает региональный омбудсмен. Ольнев утверждает, что он обратился к начальнику ГУФСИН по Нижегородской области Виктору Дежурову и донес до него полученную от осужденных информацию. Позже Дежуров отрапортовал, что пожаловавшиеся на ЛИУ-3 осужденные из ЛИУ-10 были доставлены в ЛИУ-3 и благополучно получают лечение там. При этом один из обратившихся к уполномоченному был заключен в ШИЗО за нарушение распорядка, а еще двое «жалобщиков» получили дисциплинарное взыскание.

«Они стучали по решеткам и в нецензурной форме требовали чаю и сигарет», – утверждает Ольнев. Результатам проверки областного ГУФСИН он полностью доверяет: «Причин сомневаться в объективности у меня нет».

«Я не из тех, кто занимает позицию "не мое дело". Но я, извините за народное выражение, суюсь только тогда, когда для меня становится очевидным нарушение чьих-то прав. Тогда меня, как говорится, трактором не остановишь», – подчеркнул уполномоченный по правам человека по Нижегородской области.
  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей