Ленский расстрел — Медиазона
Ленский расстрел
Тексты
9 февраля 2015, 21:00
1799 просмотров
Фото: Евгений Епанчинцев / РИА Новости

Черный внедорожник стоит перед закрытыми воротами, вокруг снег, с водителем о чем-то говорят мужчины в камуфляже. «Вот нам перегородили дорогу. Цирк же натуральный! Ничего не нарушаем, – говорит голос за кадром видеоролика. — Ведем себя прилично, кушаем вот». «Чай будешь?», – спрашивает мужчина за рулем внедорожника. Это житель якутского поселка Пеледуй Валерий Лейкин.

На прошлой неделе местное издание «Блокнот.Якутск» сообщило, что 3 февраля Лейкин шесть часов из травматического пистолета отстреливался от охранников «Сургутнефтегаза», которые не позволяют местным жителям пользоваться построенной нефтяниками дорогой, а затем его задержали полицейские. Позже выяснилось, что выстрел был все-таки один и в воздух.

Задержание Лейкина тоже попало на видеозапись, сделанную пассажиром его автомобиля. Перед воротами — на видео уже стемнело — несколько мужчин в куртках хватают Лейкина, который сопротивляется и пытается вырваться, и в итоге приковывают его наручниками. Сотрудник ДПС в происходящее не вмешивается, а полицейский в форме появляется на видео в тот момент, когда Лейкин уже пристегнут к воротам. «У меня же сердце», – устало говорит он, когда его в очередной раз прижимают к воротам. Лейкин уже не сопротивляется. «Да сердце у него, сердце! Мужики! — кричит кто-то из спутников пеледуйца. — Вы чего делаете!». Спутники пытаются снять наручники с помощью кусачек, но им не дают это сделать охранники: «Сейчас я тебе перекушу, ***** [черт]».

Три пути

Уроженец Иркутской области Лейкин живет в Пеледуе уже 14 лет. Окончив в 1988 году речное училище, он стал зарабатывать, справляя на пароме грузы по Лене. Родители Лейкина, родившиеся в Подмосковье, оказались на севере по комсомольской путевке, обменяв жизнь недалеко от столицы на сибирскую тайгу и надбавки к пенсии.

В разговоре с «Медиазоной» Лейкин рассказал подробности инцидента. По словам пеледуйца, в тот день он вместе с сыновьями Иваном и Максимом собрался доехать на двух автомобилях в Иркутск: каждые полгода страдающему гипертонией и проблемами с сердцем мужчине необходимо проходить медицинское обследование. Единственный способ попасть в соседний регион на автомобиле — проехать 200 километров по трассе «Сургутнефтегаза» к талаканскому месторождению, миновав четыре КПП с шлагбаумами. Есть и альтернативные пути, но в феврале воспользоваться ими невозможно: пролегающий вдоль реки зимник заметен снегом, а проезд по технологической трассе вдоль нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий океан» (ВСТО) доступен только обладателям спецпропуска.

Утром 3 февраля двигавшийся впереди за рулем внедорожника Лейкин показал охранникам с первого КПП свои права и паспорт — те ответили, что все в порядке и открыли шлагбаум. Однако перед второй машиной, в которой ехали сыновья пеледуйца, шлагбаум закрылся: ее номер был обнаружен в «черном списке» охранной службы. «Я сдаю задним входом, подпираю шлагбаум, говорю: "Ребят, вы что, войны хотите? Мы в любом случае проедем! Вы зачем моих сыновей-то разворачиваете, они тут причем? Основание какое? Раз они не поедут, то никто не поедет!"», — вспоминает Лейкин. Встав перед шлагбаумом и заперевшись в автомобиле, он решил дождаться полицейских. Те приехали только через три часа, и, выслушав объяснения Лейкина, посоветовали ему разблокировать трассу: к этому времени перед шлагбаумом встало порядка 50 фур дальнобойщиков, большинство из которых, по словам пеледуйца, в этом конфликте были на его стороне. Спустя еще пять часов к несговорчивому водителю обратился мужчина, торопившийся на похороны в деревню, путь до которой занимает всю ночь. Войдя в его положение, Лейкин согласился разблокировать одну полосу движения и сдал назад, когда охранники КПП подняли шлагбаум.

«Отъехал на четыре метра буквально, и тут выбегают человек шесть каких-то непонятных, в гражданской зимней одежде. Тащат какие-то черные ящики: думал, сначала, что домкраты. Потом оказалось, что они вдоль машины моей шипы вот эти антитеррористические растягивают. Я окно открываю, говорю: "Ну-ка отойдите от автомобиля быстро, блин! Если сейчас не отойдете, я применять буду оружие!". Они как будто меня не слышат. Я вытаскиваю пистолет из чехла, вставляю патрон, громко кричу: "Делаю предупредительный выстрел!", — объясняет собеседник «Медиазоны».

Lensky_vrez1.jpg

Фото: Максим Блинов / РИА Новости

Выстрелив, Лейкин, по его словам, протянул руку к двери, чтобы положить травматический пистолет в автомобиль, но был сбит с ног каким-то мужчиной: позже выяснится, что полицейским. Вскоре на помощь подскочил второй человек, попытавшийся надеть на водителя наручники, а затем еще двое. Стоявшие рядом дальнобойщики, вспоминает пеледуец, пытались за него заступиться, но выскочившие на улицу охранники «Сургутнефтегаза» не подпустили их. «Заламывают мне руки вчетвером, я еще как-то пытаюсь сопротивляться, а потом мне уже плохо становится. Они наручниками меня пристегнули рукой к воротине железной, а на улице 20 градусов мороза. И продолжают на спину дальше давить, заламывать. Я говорю: "Ребята, стойте, что-то у меня с сердечком плохо!". Задыхаюсь, а Максим, сын мой, кричит, пытается мне капсулы дать, которые я от сердца пью, но его не подпускают. Когда полиция приехала, я думал, что закон хоть будет на нашей стороне, просто удивлен был, как это повернулось все», — говорит он. Выпить лекарство Лейкину удалось лишь через полчаса, когда его завели в помещение КПП. Хотя к шлагбауму приехала медицинская служба «Сургутнефтегаза», осматривать задержанного врачи не стали.

Вдали от следователя

После двух с половиной часов пути до отделения полиции в соседний с Пеледуем поселок Витим Лейкина водворили в камеру предварительного заключения, а наутро отвезли в суд и оштрафовали по административной статье о неповиновении сотрудникам полиции на тысячу рублей. "На суде мне задали пять-десять вопросов, сняли наручники, выписали штраф. Я говорю судье: "Вот что мне дальше делать, мне надо срочно в Иркутск, у меня проблемы со здоровьем". Она отвечает: "А я чем могу помочь, это их дорога, тут ты неправ был". Я говорю: "Ну понятно, хорошо, через два-три дня меня к вам же опять в наручниках приведут, понимаете? Потому что у меня выхода не остается"», — вспоминает пеледуец. Судья на этот вопрос отвечать не стала, посоветовав впредь не «устраивать провокации».

В воскресенье вечером, когда Лейкину казалось, что инцидент на КПП исчерпан, к нему домой приехал следователь Ленского районного следственного управления СК и вручил постановление о возбуждении уголовного дела по части 1 статьи 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти, наказание предусматривает до пяти лет лишения свободы).

«Там говорится, что я нанес травмы сотруднику ДПС, два удара, вроде как головой. Меня когда наручниками прицепляли, я вырывался, ну может быть кого-то головой задел. Ну я ж не бил никого, да и темно было уже в 11-то часов ночи. Плюс еще что-то сочиняют, что я всех матом крыл, оскорблял всех вокруг. А я просто просил отойти, потому что не мог уже, плохо мне было», — говорит он.

Факт возбуждения дела против водителя, которого местные СМИ уже успели окрестить «ленским стрелком», подтвердила «Медиазоне» начальник пресс-службы якутского управления СК Надежда Дворецкая.

«Сам этот конфликт между предпринимателем и охраной находится в ведении органов внутренних дел, мы же занимаемся тем, что он ударил сотрудника полиции. Он видел, что полицейский находится при исполнении, в форменном обмундировании. Полицейский попросил его отдать оружие, у него в руках был пистолет. Он законные требования не выполнил, и, более того, ударил полицейского по лицу два раза. Сначала ударил рукой, а потом головой», — рассказала представитель ведомства.

По ее словам, пока следователь не подавал в суд ходатайство об избрании меры пресечения: вероятно, подозреваемому будет назначена подписка о невыезде. Сам Лейкин не видит в ней никакого смысла, поскольку он все равно не может выбраться из Пеледуя: зимник запорошен, на трассу вдоль нефтепровода его не пускают, а связываться с охраной «Сургутнефтегаза» он больше не хочет. «Дали мне повестку на допрос, я, дурак, ее подписал, а только потом посмотрел, что надо явиться в Ленск. А как я туда попаду, если у нас дороги нет? Следователь сказал, что я повестку покажу и меня пропустят. Но как-то мне не верится. Сегодняшний допрос я уже пропустил. Да и не хочу я в Ленск ехать: 240 километров туда, потом обратно, чтобы следственный эксперимент провести? Пусть сами приезжают», — говорит он. Защищать Лейкина сейчас некому: в Пеледуе нет ни одной юридической фирмы, а адвокатам из Ленска он не доверяет, объясняя, «что там рука руку моет».

Сам Лейкин называет причиной конфликта «диктат», который «Сургутнефтегаз» навязал жителям окрестных поселков. «Неужели я, живя на этом севере, где я своих родителей похоронил, не заслужил хотя бы уважения? На своей-то земле? Почему они через трассу ВСТО не могут пустить меня? Там трубы-то даже нету, они эту трассу сами используют для ввоза грузов! Ее даже не видно! Зимник был наш испокон веков, мы ее сами топтали, эту дорогу, машинами приминали, ездили, никого не спрашивали, как только в декабре морозы вставали, а когда "Сургутнефтегаз" свою дорогу построил, все на нее перешли, его и замело. Теперь они установили свои правила и выбирают: хотим пустим, хотим не пустим», — негодует он.

По словам пеледуйца, отношения со службой безопасности «Сургутнефтегаза» у него испортились три года назад — после того, как Лейкин отказался выполнять требование начальника охраны нефтяников при проезде через один из КПП показать содержимое ящиков в кузове автомобиля. «Там ничего необычного не было, вез вещи сына из Иркутска, он там учился, какие-то запчасти для ремонта теплохода. Но меня взбесило его требование, я спросил: "А если бы пломбы на ящиках стояли, то все равно вскрыли бы их?". Он ответил, что нет. Ну я тогда прям при нем пломбы поставил. Вот и весь конфликт. Сами провоцируют, а на меня потом уголовка», — сетует Лейкин.

Lensky_vrez3.jpg

Фото: Валерий Матыцин / ТАСС

Заложники Пеледуя

«Сургутнфетегаз» работает в Ленском районе с 2004 года. Начальник пресс-службы компании Алексей Артеменко напоминает, что за это время нефтяники не только построили участок трассы «в непролазной» тайге, дорогу в самих деревнях, школу и детский сад, но и открыли аэропорт Талакан в 100 километрах от Витима. Хотя собеседник «Медиазоны» утверждает, что пользоваться его услугами могут все жители близлежащих поселков, того же Лейкина, по его словам, туда не пускают. По какой причине, ему неизвестно.

Как рассказал Артеменко, трасса до Ленска нуждается в частом ремонте, поэтому компания приняла решение брать плату с водителей, перевозящих коммерческий груз (ее размер устанавливается в зависимости от объема груза). Простым жителям Пеледуя, Витима и поселка Талон, по его словам, можно проезжать по дороге бесплатно: для этого необходимо лишь предъявить на КПП документы, подтверждающие факт проживания в этих населенных пунктах, и водительские права, после чего охрана должна открыть шлагбаум. «Насколько я понимаю, этот человек, Лейкин, частный предприниматель, который вообще не должен бесплатно ездить. На нашем КПП он отказался предъявить документы, подтверждающее его проживание в поселке, и права. Он встал, закрылся, перекрыл дорогу для следования транспорта, и шесть часов стоял. Потом наши сотрудники безопасности вызвали правоохранительные органы, те приехали, попросили освободить дорогу», — описывает он свое видение произошедшего.

Сами пеледуйцы между тем говорят как о попытках охранников КПП брать деньги с местных жителей за проезд, так и о необходимости заранее подавать начальнику охраны заявление с просьбой разрешить воспользоваться трассой. Жительница Ленска Марианна Попова, которая на днях вернулась из Пеледуя, рассказывает, что с нее денег за проезд по трассе не брали. «Мы проехали по трассе совершенно бесплатно. Заранее написали на имя начальника службы охраны письмо, чтобы нам разрешили бесплатно проехать по трассе. Нам через сутки пришёл положительный ответ. Дали разрешение на бесплатный проезд», — рассказывает Попова, впрочем, добавляя, что обычно с водителей берут по 7-8 тысяч рублей. «Эта трасса "Сургутнефтегаза", можно сказать, единственная дорога по которой можно добраться до цивилизации, так как больница, роддом и многие другие учреждения находятся в нашем райцентре, в городе Ленске. Зимник, 200 километров до Ленска, часто переметает снегом и его просто не успевают чистить, а женщин рожать по расписанию не заставишь! — жалуется «Медиазоне» жительница Пеледуя Татьяна Мазус. — А иногда их не пропускают по трассе, тогда они на девятом месяце беременности едут по заснеженному зимнику 5-7 часов, связи там нет и, если что случится, помочь будет некому. И вообще были случаи, когда от аппендицита люди умирали, не доезжая до больницы».

Другая жительница Пеледуя, Надежда Юрьевна, вспоминает, что на два соседних поселка работает только один гинеколог, у которого даже нет оборудования для принятия родов. «Нет элементарного аппарата, чтобы сделать УЗИ. Я сама сталкивалась с острыми болями в желудке, меня хотели в Ленск отправить, но не на чем было выбраться. Хорошо, что в тот момент в поселке оказался хирург, он меня вытащил с того света методом тыка, то есть лечили наугад», — утверждает она. В местной больнице практически нет врачей, а какое-то время она и вовсе не работала, говорит Надежда. При этом внимание федеральных СМИ к проблемам поселка у местных жителей ничего, кроме удивления, не вызывает. «Наши проблемы с больницей, налоговой, БТИ, роддомом, соцзащитой, ГАИ, нотариусом и прочими бытовыми, но тем не менее весьма необходимыми нуждами, никого не волновали. Мы тут на месте уже несколько лет пытаемся пробить себе право жить по-человечески, право доступа или проезда к районному центру — пока безуспешно. По меньшей мере странно — какое вам до нас дело? До сих пор это никого не волновало ни на местном, ни на республиканском уровне. Откуда такой ажиотаж и интерес у москвичей к нашим проблемам?» — удивляется Валентин Зинковский, живущий в Пеледуе с 1977 года.

После инцидента с участием Лейкина жители отрезанных от Ленска поселков написали коллективное обращение к правительству Якутии. «Витим, Пеледуй, Талон, Иннялы находятся без государственного автомобильного, железнодорожного сообщения с районным центром и другими регионами страны. В советский период движение по этим направлениям осуществлялось регулярными авиарейсами и летом водными теплоходами. В настоящее время движение самолетов выполняется сезонно — весной и осенью в течение трех недель, по два рейса в неделю. В периоды так называемого межсезонья не представляется возможным попасть в районный центр в течение месяца», — говорится в обращении. «Ведомственная автомобильная дорога по трассе нефтепровода ВСТО, по которой ранее жителям позволялось проезжать в Ленск и ближайший областной центр Иркутск, сейчас недоступна. Под расплывчатым объяснением: "нефтепромыслы являются режимными объектами" свободный проезд, якобы в целях безопасности, закрыли. Но в то же самое время частным такси за регулярную плату разрешают проезд и провоз пассажиров! Проехать нельзя — опасно, но за деньги можно. Стоимость проезда составляет 10 000 рублей», — утверждают авторы текста. Глава Якутии Егор Борисов, сообщает «Блокнот.Якутск», после этого обращения пообещал решить проблему и дал поручение подготовить письмо вице-премьеру правительства Аркадию Дворковичу, министру транспорта Максиму Соколову и генеральному директору «Сургутнефтегаза» Владимиру Богданову.

Директор пресс-службы самой компании Артеменко в разговоре с «Медиазоной» отметил, что чаще всего обвинения местных жителей в адрес «Сургутнефтегаза» подтверждения не находят. «К нам и в органы местного самоуправления местные жители неоднократно обращались с жалобами на то, что их не пускают, но когда им разъясняешь порядок, они говорят: "А, ну тогда понятно, все хорошо". И все нормально. Но периодически такие инциденты возникают с людьми, которые не знают, как проехать. Но есть же бесплатный зимник до Усть-Кута, по нему и поезжайте. А то, что его заметает, это вопросы уже не к "Сургутнефтегазу", а к тем, на чьем балансе этот зимник находится», — говорит он. «Нам надо нефть качать, а не с какими-то частными случаями разбираться. Нам президент поручение дал — разрабатывать нефть, мы и разрабатываем! А с Лейкиным пусть суд разбирается, кто он есть», — подытоживает Артеменко.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей