Последствия Чернобыля — Медиазона
Последствия Чернобыля
Тексты
10 апреля 2015, 18:05
679 просмотров
Волобуево. Фото: Nik Tochenov / Panoramio
Бежавший вместе с семьей в Россию от резни в Оше узбек вынужденно вернулся в Киргизию — сам того не зная, он стал обвиняемым в мошенничестве с выплатами по уходу за ребенком. «Медиазона» рассказывает, как иностранца, в течение пяти лет пытавшегося легально получить российское гражданство, сделали фигурантом уголовного дела из-за пособия, которое он, сам того не зная, получал как обладатель прописки в Чернобыльской зоне.

 

Вынужденная эмиграция

 

По официальным данным киргизских властей, за пять дней межэтнического конфликта, вспыхнувшего в Оше 10 июня 2010 года и успевшего охватить еще три южных региона страны, погибли 893 человека. По неофициальным, резня, в которую вылились тогда столкновения между киргизами и узбеками, унесла жизни более двух тысяч человек.

 

Молодой узбек Алишер Саитов потерял многих знакомых и, не чувствуя себя в безопасности в густонаселенной Киргизии, после ошских событий отправил своих родных – пожилых родителей и супругу с маленьким сыном — в лагерь Агенства ООН по делам беженцев в Узбекистане. Сам Алишер, пытаясь сохранить собственный дом, остался в Киргизии. Однако задержаться там надолго ему было не суждено: местные силовики неоднократно намекали, что он может стать фигурантом одного из уголовных дел о вооруженных нападениях на киргизов в июне. К декабрю 2010 года власти республики завели более 5 000 таких дел.

 

В Москве у Саитова жил — и работал здесь дворником — двоюродный брат. В телефонном разговоре он предложил Алишеру попробовать переехать в российскую столицу. Отец и мать молодого человека предпочли остаться на родине, а жена вместе с маленьким сыном на эмиграцию согласились. В Москве узбекской семье пришлось тяжело: жить в дворницкой подсобке брата они не могли, месяц аренды однокомнатной квартиры стоил не меньше 20 тысяч рублей, которых у семьи не было, а работодатели отказывались официально нанимать Алишера из-за отсутствия российского гражданства.

 

Вдобавок, к моменту переезда жена Саитова была на шестом месяце беременности. Больше всего молодую пару волновали грядущие роды: без гражданства РФ женщина не могла получить ни страховой полис, ни родовой сертификат. Зимой 2013 года во всех российских СМИ обсуждался подобный случай: врачи роддома во Владивостоке отказались помогать гражданке Узбекистана Шаире Улашевой, из-за чего она родила сына на крыльце медицинского учреждения. 

Окрестности Волобуево. Фото: Nik Tochenov / Panoramio

Прописные истины

 

В отчаянии Саитов обратился в комитет «Гражданское содействие», рассказывает «Медиазоне» пресс-секретарь правозащитной организации Елена Срапян. Правозащитники помогли супруге Алишера оформить медицинские документы и добились, чтобы женщину положили в стационар на сохранение. Через несколько недель ее отправили в роддом, где она успешно родила второго сына. Пока жена оставалась под присмотром врачей, Саитов пытался получить гражданство, чтобы официально устроиться на работу и легализоваться в России.

 

Однако сделать это в Москве без официальной временной регистрации было невозможно. Соотечественники подсказали ему, что в Смоленской области бежавшим из Киргизии узбекам оформляют гражданство по упрощенной схеме. Спустя четыре месяца после рождения второго сына Алишеру удалось получить российский паспорт, но без прописки на работу его по-прежнему не брали.

 

Через узбекскую диаспору Саитов вышел на незнакомого ему ранее мужчину, который за 15 тысяч рублей согласился оформить постоянную регистрацию в своей квартире в Орле. Вызвавшийся небезвозмездно помочь узбеку мужчина для начала сделал Алишеру временную регистрацию на год, пообещав за это время оформить ему постоянную прописку. Саитов же тем временем устроился в супермаркет «Дикси» приемщиком товара, однако по истечению срока действия регистрации орловский приятель потребовал еще денег.

 

Тогда иностранец решил, что выгоднее обзавестись собственной недвижимостью в России. После недолгих поисков он остановил свой выбор на ветхом полуразвалившемся доме в деревне Волобуево Дмитровского района Орловской области, который продавался за 60 тысяч рублей. Купив непригодное для жизни строение, Алишер наконец-то прописался там вместе с супругой и двумя детьми, поселился вместе с семьей в съемной квартире в Орле и стал вахтовым методом ездить на работу в Москву.

 

«В начале 2014 года у Саитовых родился третий ребенок — дочка. Большая семья задумалась о переезде в дом в Волобуево, но довести его до жилого состояния стоило порядка 300-400 тысяч рублей. Алишер периодически ездил в деревню для мелкого ремонта, но переехать туда вместе с детьми было невозможно: там не было ни школы, ни бытовых удобств», — объясняет Срапян.

 

Поскольку содержать семью и снимать квартиру на деньги, заработанные на московских стройках, Алишеру было трудно, он решил оформить пособие на детей. В орловском управлении социальной защиты узбек рассказал, что его дети прописаны в Волобуево, но живут в Орле. Сотрудница соцслужбы, удивившись его откровенности, по какой-то причине все равно оформила пособие по уходу за третьим ребенком по адресу постоянной регистрации: 10 300 рублей в месяц.

Фото: 

Окрестности Волобуево. Nik Tochenov / Panoramio

 

Уголовное извещение

 

Однако 24 декабря 2014 года выяснилось, что эта сумма в два раза больше обычного пособия. Узнали об этом Саитовы из постановления о возбуждении уголовного дела в отношении Алишера по части 1 статьи 159.2 УК (мошенничество при получении выплат), которое по представлению прокуратуры Дмитровского района Орловской области возбудил следователь местного УВД.

Согласно документу, копия которого есть в распоряжении «Медиазоны», деревня Волобуево, как и большая часть Дмитровского района, относятся к Чернобыльской зоне, жители которой имеют право на увеличенные социальные выплаты.

 

Проведя проверку, сотрудники прокуратуры установили, что Саитовы не живут по месту прописки, дом был куплен относительно недавно, а значит, отец троих детей умышленно и незаконно получал двойное пособие. Общий размер ущерба, нанесенного государству, следователь оценил в 48 706 рублей. Во время предварительного следствия, которое прошло на удивление быстро, Алишер находился под подпиской о невыезде. 

«Будучи лишенным возможности работать в Москве, в течение двух месяцев его семье пришлось жить на помощь от родственников. Средняя зарплата в Дмитровском районе сейчас 5-6 тысяч рублей, да и на работу никто его не брал, а на одно пособие в восемь тысяч рублей с тремя детьми прожить было невозможно», — говорит Срапян.

 

Вскоре после возбуждения дела Саитов перевел 48 706 рублей обратно на счет соцзащиты, в очередной раз пошатнув и без того скромное материальное положение семьи. Справка о переводе была приобщена к материалам дела.  Между самим обвиняемым и оформлявшей ему пособие сотрудницей соцзащиты была проведена очная ставка, в ходе которой она подтвердила, что иностранец сразу сказал об отсутствии возможности жить в Волобуево. Однако 22 февраля 2015 года следователь предъявил Алишеру обвинительный акт, не усмотрев оснований для закрытия дела, объясняет «Медиазоне» адвокат Саитова Наталья Морозова.

 

По ее словам, у следствия есть все основания для прекращения преследования ее подзащитного: ни в одном документе на пособие не отражено, что двойная надбавка введена именно за проживание в Чернобыльской зоне. Надежду на закрытие дела дает и тот факт, что прокурор не стал утверждать обвинительное заключение, вернув его на доследование за нарушение УПК.

 

С самим Алишером и его родственниками в течение последней недели правозащитникам и адвокату связаться не удается. «Вероятно, он вместе с семьей просто каким-то образом уехал в Киргизию, испугавшись уголовного преследования. За это время у него умер дедушка, мать находится в критическом состоянии. Не выдержал сразу стольких напастей, которые его уже на протяжении пяти лет в России сопровождают», — предполагает Морозова. 

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей