Реальный слог — Медиазона
Реальный слог
228Тексты
11 июня 2015, 10:00
4880 просмотров
Илья Азовский. Фото: личная страница «ВКонтакте»
Илья Азовский, главный редактор знаменитой своей «желтой» стилистикой газеты «Правда Северо-Запада» — несмотря на эпатаж, единственного печатного издания, критикующего региональные власти — в третий раз стал фигурантом уголовного дела. На этот раз его заключили под стражу по обвинению в хранении одного грамма амфетамина. Хотя в городе Илья Азовский имеет славу скандалиста и провокатора, его коллеги не сомневаются, что дело сфабриковано.

Обыск в библиотеке

«В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий сотрудниками РУФСКН была получена информация о причастности одного из жителей Архангельска к незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ. При проверке данной информации в ходе оперативно-розыскных мероприятий мужчина был задержан с поличным. При досмотре у него было обнаружено психотропное вещество — амфетамин», — отрапортовала вечером 9 июня пресс-служба регионального управления антинаркотического ведомства, не называя имени подозреваемого.

О том, кто именно в Архангельске был задержан по обвинению в хранении одного грамма амфетамина, местные СМИ стали писать несколькими часами ранее. Задержанным оказался 46-летний местный журналист Илья Азовский, имеющий в области скандальную репутацию эксцентрика. На протяжении последних 11 лет Азовский занимает должность главного редактора газеты «Правда Северо-Запада» — единственного печатного издания, последовательно, хоть и в своеобразной форме, критикующего региональные власти. «Для представителей власти он человек действительно опасный, но при этом такой рисковый, которого склонить под какую-то уголовку легко. Это тот случай, когда никто не удивился», — рассказывает «Медиазоне» коллега Азовского, главный редактор информационного агентства «Руснорд» Леонид Черток.

Задержание Азовского произошло утром в среду, 9 июня. По словам пресс-секретаря регионального управления ФСКН Александры Кондратьевой, журналиста задержали «с поличным» — при досмотре у него якобы был обнаружен сверток с амфетамином и «приспособление для употребления данного вещества», а затем, при обыске «на рабочем месте», еще один сверток, по характеру упаковки схожий с обнаруженным в одежде мужчины. Однако адвокат Азовского Леонид Кожевников настаивает на несколько иной версии. По его словам, в тот день оперативники ФСКН вместе с понятыми и самим главным редактором «Правды Северо-Запада» пришли в офис «Ассоциации молодых журналистов Севера» — существующей на деньги одного из местных бизнесменов общественной организации, арендующей в центре Архангельска помещение, в которое при необходимости свободно могут заходить авторы статей для «Правды Северо-Запада», интернет-агентства «Эхо Севера» и других лояльных изданий.

«Там нет личных кабинетов, личных мест нет, туда приходят и уходят журналисты, то есть это такое публичное пространство, когда у кого-то дома интернета нет, допустим. Этот офис снимается просто для того, чтобы журналистам было удобно работать, там нет никакого постоянного посещения. Зачастую там вообще нет людей», — объясняет один из постоянных сотрудников Ассоциации.

Несмотря на это, в постановлении о возбуждении уголовного дела по части 2 статьи 228 УК (хранение наркотических веществ в крупном размере, наказание — от 3 до 10 лет лишения свободы) говорится, что кабинет №47 в этом офисе — личный кабинет Азовского. Именно там в ящике рабочего стола и был найден амфетамин, в хранении которого обвинили журналиста, объясняет Кожевников. «Илья Викторович пришел в офис с людьми из органов, попросили всех выйти из офиса. Потом, когда мы вернулись, там все уже перевернуто было, ноутбуки забрали и какую-то часть компьютеров», — вспоминает присутствовавший при этом сотрудник офиса.

«Потом, когда я уже приехал, уже после изъятия, стали сразу проводить обыск на квартире Азовского. Там с понятыми и в моем присутствии ничего найдено не было. Это квартира, которая была под замком, и в которой кроме него никто не живет. То есть как-то странно, по крайней мере, хранить наркотики в каком-то публичном офисе, а не там. Но дома ничего не нашли», — говорит адвокат Кожевников.

Azovsky_vrez1.jpg

Илья Азовский. Фото: личная страница «ВКонтакте»

Октябрьский районный суд Архангельска избрал для Азовского меру пресечения уже спустя несколько часов — арест сроком на два месяца. В ходе заседания журналист не признал свою вину, назвал дело в отношении него сфабрикованным и объявил о начале голодовки. «Я прошу не зацикливаться на моей персоне. Лучше расскажите о том, как в этом изоляторе сидят люди. Там очень холодно. Температура воздуха не превышает 10 градусов тепла. Это средневековье какое-то», — сказал подсудимый в своем выступлении.

Помимо привычных «подсудимый может попытаться скрыться от следствия» и «подсудимый может попытаться осуществить давление на свидетелей» в ходатайстве следователя ФСКН о необходимости избрания меры пресечения в виде заключения под стражу есть и менее распространенное обоснование — «подсудимый обладает связями в средствах массовой информации и может попытаться дискредитировать деятельность правоохранительных органов». «То есть Азовский должен находиться в тюрьме, потому что он журналист и имеет связи в СМИ», — резюмирует адвокат Кожевников.

Дело третье

В СИЗО Азовский оказывается во второй раз, а нынешнее уголовное дело для него уже третье. В 2006 году Азовского заключили под стражу по обвинению в клевете с использованием СМИ на тогдашнего депутата Госдумы, лесопромышленника Владимира Крупчака, сейчас скрывающегося на Украине из-за обвинений в хищении акций Архангельского целлюлозно-бумажного комбината. За опубликованную в «Правде Северо-Запада» статью под заголовком «Крупчак “кинул” Ющенко в пекло предвыборных страстей на Украине» журналисту дали год колонии-поселения, однако спустя несколько месяцев под стражей он был оправдан. Следующее уголовное дело настигло Азовского лишь спустя восемь лет, и адвокат Кожевников считает, что именно оно послужило причиной для нынешнего ареста.

В феврале 2013 года в «Правде Северо-Запада» была опубликована статья с не менее эксцентричным названием «Порно-артист "за спетое" получил "народного"…». Ее автор утверждал, что получивший с формулировкой «за вклад в культуру» награду из рук губернатора Архангельской области Игоря Орлова директор «Северного русского народного хора» Владислав Смелов снимался в порнофильме. К опубликованной в печатной газете статье прилагались иллюстрации — скриншоты из фильма с неумело замазанными половыми органами актеров. Следователи МВД квалифицировали эту публикацию по части 3 статьи 242 УК (незаконные изготовление и оборот порнографических материалов или предметов с использованием СМИ, наказание предусматривает до 6 лет лишения свободы). Вскоре в офисе редакции был проведен обыск, в ходе которого были изъяты компьютеры, а печать очередного тиража скандальной газеты — сорвана.

Как вспоминает адвокат Кожевников, через месяц после обыска Азовскому придали статус подозреваемого, а следователи начали проводить с ним следственные действия — допрашивать и направлять к экспертам. Через какое-то время, «большими усилиями», защитнику удалось получить заключение комплексной государственной экспертизы, согласно которой признаки порнографии в публикации отсутствовали. В итоге к началу 2015 года дело было приостановлено, но никаких документов об этом защита Азовского не получила.

Azovsky_vrez2.jpg

Илья Азовский. Фото: личная страница «ВКонтакте»

«Я удивился, пришел в суд с жалобой — по сути ведь дело было незаконно приостановлено, поскольку документов мы об этом не получали. Судья так удивленно смотрит на меня, спрашивает: "А вы вообще законы-то знаете?". "Не понял, — говорю. — "Что такое-то?"— "А почему, — спрашивает, — вы подаете жалобу в интересах свидетеля, он же никакой не подозреваемый, ваш Азовский?". У меня волосы дыбом, я начинаю объяснять, что это бред какой-то, мы год к ним ходили на допросы в качестве подозреваемого, экспертизы всякие делали, следственные действия проходили. Она мне тогда показывает, что ГУМВД Архангельское предоставило в суд постановление о закрытии уголовного дела, в котором говорится, что Азовский — свидетель всего лишь. Я пришел к выводу, что полиция специально так сделала — раз свидетель, значит, не имеешь права на реабилитацию, а в случае суда его бы 100% оправдали бы, и он был бы реабилитирован, потому что главное в таких делах — экспертизы. Я бывший сотрудник прокуратуры и знаю, как сильно оправдательные приговоры портят статистику. Ну а через еще несколько дней мне позвонили и сказали, что Азовский задержан по статье 228 УК», — говорит Кожевников.

Сам адвокат не исключает, что дело по наркотической статье — месть за сорвавшуюся попытку осудить Азовского по статье о порнографии. «Вполне вероятно, это какая-то провокация, к тому же там вес такой — один грамм, то есть ровно на крупный размер. Из-за того, что то дело не смогли до конца довести, они решили через ФСКН вот так, как через репрессивный орган, выкрутиться. Я думаю, что это просто вторая волна такая его преследования», — поделился он.

Редактор в мехах

Как объясняет архангельский журналист, попросивший не указывать его имя, «обычным» человеком Азовского действительно нельзя назвать — большую часть несколько эпатажных по стилистике статей для «Правды Северо-Запада» он пишет самостоятельно, на общественных мероприятиях пытается задавать провокационные вопросы, постоянно ходит в «шубах, которых у него с десяток», а в интересах на странице «ВКонтакте» поставил строчку «Рэп, hip-hop, секс, pimp, drug, бокс». Но в городе действительно не верят в то, что дело в отношении него не сфабриковано.

«Слишком много совпадений. Чуть больше чем за неделю до его задержания написал заявление об отставке глава регионального ГУФСКН Валерий Сафьянов, против которого «Правда Северо-Запада» публиковала множество статей, хотя там и шла речь о его деятельности в году работы начальником ФСКН в Хакасии. Осенью у нас будут губернаторские выборы, и губернатор Орлов, который сейчас временно исполняет обязанности главы региона, на них непременно пойдет. Понятно, что Азовский тоже действует в чьих-то интересах, что кто-то это все финансирует, но «Правда Северо-Запада» действительно постоянно, целенаправленно писала про Орлова, например про то, что он майские указы Путина, которые являются главным критерием оценки губернаторской деятельности, провалил. Возможно, издание это только для этого и существует. И такая заноза, как Азовский — она ему не нужна. Все знают, что Азовский в силу своей журналистской деятельности уже не раз получал по голове, но не останавливается», — объясняет собеседник «Медиазоны».

Azovsky_vrez3.jpg

Илья Азовский. Фото: личная страница «ВКонтакте»

«Я не утверждаю, что у него правда можно было что-то найти, но вот если зайти ко мне, то у меня кроме бутылки водки ничего не обнаружишь. А он — персонаж, так сказать, гламурный, не только журналист, но и шоумен в большей степени, он был ведущим телепрограммы до середины двухтысячных, вел дискотеки, устраивал постоянно какие-то митинги, шумный такой человек и неосторожный. То есть если его и не подставили сотрудники органов, то, во всяком случае, каким-то образом кто-то его мог спровоцировать», — добавляет журналист Леонид Черток.

По словам Чертока, в Архангельской области есть три издания, которые в силу разных причин позволяют себе критиковать региональную власть — возглавляемое им агентство «Руснорд», «Правда Северо-Запада» Азовского и портал «Архсвобода» Николая Прокофьева. «Мы независимы в том плане, что мы не работаем официально на власть, мы в оппозиции, во всяком случае, к губернатору. И что мы видим — для Азовского это третье уголовное дело, на меня дело о клевете было возбуждено в 2007 году и прекращено оно было только потому, что я неходячий инвалид первой группы. Ну а главного редактора "Архсвободы" это не касается, потому что он сам бывший сотрудник правоохранительных органов, у которого в органах много друзей осталось», — говорит он. 

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей