Начальник чахотки — Медиазона
Начальник чахотки
Тексты
12 августа 2015, 10:55
2809 просмотров
Фото: Константин Саломатин / «Медиазона»
Фотограф Константин Саломатин снял томское ЛИУ-1, где отбывают наказание больные туберкулезом, а директор российского представительства «Партнеров во имя здоровья» Оксана Пономаренко рассказала, как эта НКО в 1998 году запускала здесь первый в России проект помощи заключенным с лекарственно-устройчивой формой инфекции, и что изменилось в Томске после того, как Глобальный фонд борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией два года назад прекратил финансировать эту программу.

_SKV8479.jpg

Директор российского представительства «Партнеры во имя здоровья» Оксана Пономаренко: «Мы пришли в Томск в 1998 году, и программа в томской тюрьме (ЛИУ-1 — МЗ) началась в тогда же. В 2000-м году начался углубленный проект по лечению лекарственно-устойчивого туберкулеза, и первых пациентов взяли в тюремной системе. Когда мы пришли, были тяжелые времена для России. Это был год дефолта, и было совершенно все равно, где начинать программу. Но Томск мы выбрали, потому что там были готовы к этому и уже знали, как работать с иностранными организациями».

_SKV8494.jpg

Оксана Пономаренко: «В Томске был реализован первый проект в России по лечению больных туберкулезом со множественной лекарственной устойчивостью: и в гражданском, и в пенитенциарном секторах. В последнем применялись новейшие технологии лечения, диагностики. Это первое место (в учреждениях ФСИН России — МЗ), где была использована быстрая диагностика "джин-эксперт": чтобы выявить палочку Коха, обычно уходит три месяца, а этот быстрый метод — "джин-эксперт" — позволяет это сделать в течение суток. После этого ФСИН внедрила этот метод в других регионах. Поскольку в Томске был гранд "Глобального фонда", который позволял полностью финансировать лечение больных со множественной лекарственной устойчивостью в течение двух лет, было показано, как это надо правильно делать. В последние годы в томском ЛИУ-1 не было смертей от туберкулеза вообще. Это пример для всей ФСИН, который был использован на других территориях. С уходом гранта "Глобального фонда" мы оставили проект только в гражданском секторе».

_SKV8546.jpg

Оксана Пономаренко: «Лечение лекарственно-устойчивого туберкулеза происходит в течение двух лет. Если пациент в тюрьме пролечился девять месяцев, то ему остается лечиться еще больший период на свободе. Поэтому была налажена система, когда между гражданским и пенитенциарным секторами полная взаимосвязь: больной выходил из тюрьмы и пакет документов, полный пакет сопроводительных лекарств, расходных материалов шел за ним в гражданский сектор. Это система, мы надеемся, и сейчас работает. Томск, пожалуй, — единственное место, где внедрение одной системы в другую было очень сильное».

_SKV8572.jpg

Оксана Пономаренко: «Лечение в закрытом учреждении дает преимущество, потому что люди контролируют друг друга — например, у них есть старший смотрящий. Они принимают препараты по часам: коллективно утром и вечером. И там есть своя внутренняя дисциплина, которая позволяет более углубленно работать с пациентами: мы проводили много обучающих мероприятий, беседовали с ними, показывали кино, устраивали тренинги».

_SKV8589.jpg

Оксана Пономаренко: «Для медперсонала были семинары с международным участием. Мы их и сейчас проводим. Это похоже на центр передового опыта. Когда мы проводим там какие-то обучающие мероприятия, всегда приглашаем врачей из тюрьмы (томского ЛИУ-1 — МЗ). Они читают лекции, потому что тюремная медицина отличается от гражданской, совершенно разные подходы. Очень часто приезжают из других стран, особенно из СНГ, чтобы узнать, как в тюрьме надо лечить. Есть очень хорошая программа по лечению таких пациентов в Азербайджане на основе томского опыта».

_SKV8607.jpg

Оксана Пономаренко: «Все дело в финансировании. Сейчас тяжелые времена в России, и мы не можем сказать, что есть много желающих оказывать помощь стране. Россия вошла в двадцатку стран с высоким уровнем дохода по оценке Всемирного банка, поэтому Россию теперь рассматривают, скорее, как спонсора каких-то проектов, а не как реципиента».

_SKV8628.jpg

Оксана Пономаренко: «В начале проекта — в 1997-1998 годы — мы все думали, что тюрьма — распространитель больных туберкулезом со множественной лекарственной устойчивостью. Но сейчас понятно, что в гражданском секторе полным-полно своих больных. Статистика показывает, что заключенных около миллиона, больных в тюрьмах значительно меньше, чем миллион, а население у нас — 140 млн. Тем более, туберкулез распространяется воздушно-капельным путем. В тюрьме все в одном помещении, а здесь вы больного можете встретить в автобусе, метро, на улице, в магазине. Здесь больше шансов заразиться».

_SKV8641.jpg

Начальник медицинского отдела УФСИН по Томской области Евгений Андреев: «После закрытия программы сотрудничества с организацией "Партнеры во имя здоровья" работа ЛИУ-1 продолжается в прежнем режиме. Выработан четкий алгоритм взаимодействия медицинских работников с немедицинскими службами учреждения, а также с органами территориального здравоохранения. Многолетнее сотрудничество в рамках международного проекта привело к тесной интеграции пенитенциарного сектора с гражданской противотуберкулезной службой. Результатом проекта также является снижение заболеваемости туберкулезом и смертности от туберкулеза среди спецконтингента учреждений УФСИН России по Томской области, которое продолжается и после завершения программы. Продолжается уменьшение резервуара больных лекарственно-устойчивыми формами туберкулеза. Противотуберкулезные препараты, расходные материалы для лабораторий, ранее закупаемые на средства спонсоров, в настоящее время в достаточном количестве поступают путем централизованных закупок на федеральные бюджетные средства».

_SKV8686.jpg

Координатор «Партнеров во имя здоровья» в Томске Александра Соловьева: «Проект "Спутник" — часть Томской противотуберкулезной службы, но финансируется на средства благотворительной организации "Партнеры во имя здоровья". Чаще всего жизнь наших пациентов сопряжена с алкоголем или наркотиками, или это люди, которые находятся за чертой бедности. Такие пациенты низко привержены лечению. Они начинают лечение, как положено, в стационаре, а когда их выписывают на амбулаторное лечение, становится понятно, что эти пациенты не будут посещать поликлинику и принимать препараты. "Спутник" — это бригада из медперсонала: медсестра и водитель, которые выезжают к пациенту и, во-первых, ищут его, знакомятся со всем его окружением, наводят контакты, дополнительную информацию о его местонахождении, и ведут пациента. Каждый день они будут лечить пациента, не обязательно в одном и том же месте: где найдут, там и лечат. Главная цель — чтобы пациент лечился без перерывов».

_SKV8750.jpg

Александра Соловьева: «Туберкулезное лечение — это контролируемое лечение: пациент должен ежедневно приходить за своей дозой препаратов в лечебное учреждение, а наши пациенты в силу внешних обстоятельств (либо они в алкогольном опьянении, либо у них еще что-то возникает) приходят не каждый день и прерывают лечение. Выстроена целая система работы с пациентами, которые склонны к перерывам в лечении. То есть Томская противотуберкулезная служба оказывает и лечение на дому, есть много мест лечения, где пациент может продолжить его после больницы. Но если пациент ни на одном из них не находится, не лечится — его передают комиссии. На ней представляются все пациенты, которые прерывают лечение (например, не лечатся в течение трех дней или за месяц принимают менее 75% доз, предписанных врачом). Этих пациентов еженедельно представляют на комиссии, и решается вопрос, где они будут лечиться. Часть этих пациентов направляют на "Спутник"».

_SKV8731.jpg

Александра Соловьева: «Мы подбираем персонал так, чтобы медработники были способны работать с такого рода пациентами и не переносили свое личное отношение на этих людей, по-человечески с ними обращались. Наши пациенты часто лишены общения, человеческого отношения, и часто они очень одинокие люди, поэтому они относятся к сотрудникам "Спутника", может, как к родственникам, ждут их. Обычно мы нормально доводим этих пациентов до благополучного исхода, завершаем лечение. Пациентам потом даже жалко расставаться, потому что они понимают, что дальше медработники уходят из их жизни и никто уже беспокоиться не будет, созваниваться, привозить таблетки. Некоторые пациенты даже просят, чтобы им продлили лечение, хотя понятно, что это уловка: параллельно оказывается помощь продуктовыми наборами, это часть мотивации, потому что часто пациенты зависят от этого, им нечего кушать».

_SKV8998.jpg

Александра Соловьева: «Иногда пациенты, лечащиеся у нас, попадают в колонию. Чаще все-таки наоборот: они выходят из колонии и, если лечение не завершено, становятся потенциальными пациентами "Спутника". Важно, чтобы эти пациенты дошли до диспансера и сказали, что им нужно продолжить лечение. Обычно это мотивированные пациенты и с ними не возникает дополнительных проблем. Еще часть пациентов — те, кто выходит из колонии и не приходит сразу в диспансер. Большая проблема их привлечь и мотивировать на лечение: у них жесткая ассоциация лечения туберкулеза и колонии, они расценивают это как заключение и крест со стороны государства».

_SKV8848.jpg

По данным ФСИН, с 2004 по 2014 годы заболеваемость туберкулезом снизилась более чем в полтора раза — с 1 614 до 987 больных на 100 тысяч человек. Смертность от туберкулеза за этот период уменьшилась в 2,5 раза. При этом за последние семь лет выросла частота распространения лекарственно-устойчивой формы туберкулеза: сегодня из общего числа больных в тюрьмах резистентной формой страдают 20%, то есть каждый пятый.

_SKV9048.jpg

В 2012 году департамент здравоохранения Томской области сообщал об одном из самых высоких показателей эффективности борьбы с туберкулезом в России: на одного умершего больного приходилось 17-18 человек, которые полностью вылечились (в целом по России — один к пяти).

_SKV9067.jpg

В 2013 год ситуацию с заболеваемостью туберкулезом региональный Роспотребнадзор оценил уже как напряженную. В Томской области число зарегистрированных больных активным туберкулезом составило 67,8 человека на 100 тысяч населения, что на 17,6% выше среднего уровня по России. За 2014 год показатель по области снизился до 66,4 зараженных на 100 тысяч человек, это на 11,9% выше среднего уровня по России.

_SKV9166.jpg

В марте 2015 года на конференции Общероссийского народного фронта сопредседатель томского отделения ОНФ Татьяна Соломатина рассказала, что спустя два года после прекращения финансирования борьбы с туберкулезом международными организациями региону не хватает 74 млн рублей на лекарства. При этом 2014 год, по словам Соломатиной, область пережила без трудностей, поскольку оставались «запасы 2013-го».

_SKV9301.jpg

3 июня из колонии-поселения при ЛИУ-1 сбежал заключенный — 36-летний Андрей Носенко, осужденный за ДТП со смертельным исходом. Спустя 11 дней его задержали в городе Рубцовске Алтайского края, откуда он рассчитывал добраться до границы с Казахстаном. По итогам инцидента томская прокуратура привлекла к дисциплинарной ответственности 11 сотрудников ЛИУ-1, в том числе начальника учреждения.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей