Джохар, ты слишком мало жил — Медиазона
Джохар, ты слишком мало жил
ЦарнаевТексты
15 мая 2015, 18:46
2641 просмотр
Мемориал у Бостонского университета, апрель 2013 года. Фото: CJ Gunther / EPA / ТАСС

Коллегия присяжных в Федеральном окружном суде Бостона в пятницу вынесла вердикт Джохару Царнаеву и сочла его заслуживающим смертной казни. Царнаева приговорили к смерти по шести из 17 эпизодов, подразумевающих смертную казнь. Остаток жизни он проведет в федеральной тюрьме Терре-Хот в штате Индиана. «Медиазона» вспоминает обстоятельства дела и ход суда.

Ложные следы

В первые часы после трагедии в социальных сетях расцвела буйная конспирология. Пользователи интернета пытались найти подрывников по фотографиям и видеозаписям, их было достаточно.

В результате взрывов у финишной черты Бостонского марафона 15 апреля 2013 года пострадали 264 человека. Трое погибли, по меньшей мере 16 лишились конечностей. Две самодельных бомбы были изготовлены из скороварок, а в качестве поражающих элементов использовались гвозди и подшипники.
За террористов, например, принимали сотрудников частной фирмы, обеспечивавшей безопасность на мероприятии. Из этого потока традиционные СМИ выхватили имя Сунила Трипати — студента, пропавшего без вести за месяц до теракта. 23 апреля его нашли мертвым в реке Провиденс к югу от Бостона. Судмедэксперт пришел к выводу, что студент покончил с собой, однако когда это произошло, официально не сообщалось.

Еще двумя жертвами массовой истерии стали Салахеддин Бархум и Яссин Заими, чью фотографию у финишной черты опубликовал 18 апреля таблоид New York Post. Спустя полтора года молодым людям удалось добиться от газеты компенсаций через суд.

Охота на подрывников

18 апреля ФБР опубликовало имена и фотографии подозреваемых. Ими оказались братья Тамерлан и Джохар Царнаевы. В тот же день они застрелили полицейского в Кембридже и угнали внедорожник.

Вскоре после полуночи 19 апреля братья Царнаевы попались на глаза офицеру в Уотертауне (пригород Бостона). Тот вызвал подкрепление. В последовавшей перестрелке Тамерлан получил несколько ранений. Затем, по официальной версии, Джохар переехал его на внедорожнике, прорываясь через полицейский кордон, что и стало причиной смерти старшего брата. На суде, впрочем, санитары «скорой помощи» рассказывали, как Тамерлан пытался вырваться по дороге в больницу и не давал себе помочь.

Весь следующий день Джохару Царнаеву удавалось скрываться от полиции. В ходе спецоперации в Уотертауне и соседних городах власти прекратили работу общественного транспорта, а жители получали телефонные звонки автоматизированной системы с требованием не выходить на улицы. Спецслужбы обыскивали дом за домом, но в итоге бостонского террориста нашел местный житель — в лодке у себя на заднем дворе — уже после того, как комендантский час был отменен.

Фото: Matthew Cavanaugh / EPA / ТАСС

Царнаевы

Родители Тамерлана и Джохара получили политическое убежище в США в 2002 году. До этого чечено-аварская семья вынужденно скиталась по республикам СССР, а затем СНГ. Тамерлан родился в Калмыкии в 1986 году, Джохар — в Киргизии в 1993-м. К 2004-му семья воссоединилась в Кембридже.

Оба брата окончили школу в Соединенных Штатах, занимались борьбой. Тамерлан бросил колледж после трех семестров, рассчитывая стать профессиональным боксером, но без американского гражданства даже любительские турниры Golden Gloves после изменений в регламенте в 2010 году оказались для него закрыты.

Летом 2010 года Тамерлан Царнаев женился на принявшей ислам американке Кейт Рассел. В 2011 году у них родилась дочь. Сам Тамерлан стал проявлять интерес к религии в 2008-м — начал посещать мечеть, отказался от табака и алкоголя.

В 2011-м Тамерланом заинтересовались в российской ФСБ. По их наводке агенты ФБР допросили его и некоторых его родственников, но, по официальной версии, на этом все и закончилось. Тем не менее к концу года в межведомственной базе данных предполагаемых международных террористов TIDE появились записи о Тамерлане и его матери. Та позже утверждала, что ФБР следило за ее сыном на протяжении трех лет.

На фоне Тамерлана, говорившего, что «не понимает американцев», Джохар казался образцом успешной интеграции в новую среду. Он свободно говорил по-английски, сверстники считали его «своим» и долго не могли поверить в произошедшее. Джохар поступил в Университет Массачусетса в 2011 году, учился на морского биолога, жил в студенческом общежитии, покуривал с друзьями марихуану и изредка выкладывал «ВКонтакте» видеозаписи с гражданской войны в Сирии. На суде защита молодого человека пыталась списать его действия на пагубное влияние старшего брата.

Ибрагим Тодашев

Самым странным эпизодом в деле Царнаевых остается гибель еще одного беженца из Чечни — 27-летнего Ибрагима Тодашева, сына чиновника из амдинистрации Грозного. Молодой человек знал Тамерлана по спортзалу, где оба занимались борьбой.

22 мая к нему домой пришли сотрудник ФБР и двое полицейских. На восьмом часу допроса федеральный агент выстрелил в Тодашева шесть раз. По официальной версии молодой человек внезапно набросился на офицеров — правда, внятной картины произошедшего нет до сих пор. Сначала сообщалось, что Тодашев попытался схватить не то нож, не то декоративный меч; позже речь пошла о метле «или еще какой-то палке»; согласно одному из последних уточнений, он опрокинул на спецагента стол. При этом силовики утверждают, что перед инцидентом молодой человек сознался в тройном убийстве, указав на Тамерлана Царнаева как на соучастника.

В 2011 году в годовщину терактов 11 сентября в пригороде Бостона Уолтеме были убиты Брэндан Месс, Эрик Вайссман и Рафаэль Текен — два инструктора по смешанным единоборствам и бодибилдер, все трое — евреи. Тела с почти отрезанными головами были разложены по комнатам квартиры Месса; поверх рассыпаны наркотики и купюры: в сумме, $5 000 и три килограмма марихуаны. Следов взлома не было — жертвы, вероятно, знали убийц; соседи видели двоих мужчин.

Всех троих полиция подозревала в торговле наркотиками, Вайссман привлекался за владение с целью продажи. Тамерлан Царнаев знал Месса еще со школы и называл его своим лучшим другом. Подозреваемым он стал только после взрывов 2013 года, однако что именно рассказал ФБР Тодашев перед смертью, остается неизвестным: следователи предполагают, что к убийствам мог быть причастен и Джохар, а потому не раскрывают подробности до завершения генетической экспертизы.

Больничная койка

Между вечером 19-го и утром 22-го апреля 2013 года Джохар Царнаев находился в юридическом лимбе. Политики требовали судить его как «незаконного комбатанта», то есть, в военном суде и без адвоката. Выживи Тамерлан Царнаев, его, как иностранца, могла ждать именно такая участь. Но Джохар успел получить гражданство в 2012 году — это отсрочило неизбежный конец.

Лодка, в которой прятался Джохар Царнаев. Фото: EPA / Massachusetts State Police / ТАСС

При аресте полиция для верности обстреляла лодку, в которой Джохар прятался. Его доставили в больницу с тремя пулевыми ранениями (бедро, горло и ухо) и черепно-мозговой травмой. В первые дни он общался со следователями только письменно или жестами — но тот 16-часовой допрос был особенным событием по другой причине.

В 1966 году Верховный суд США вернул на повторное рассмотрение дело насильника Эрнесто Миранды, поскольку того не проинформировали о правах на адвоката и на отказ от дачи показаний перед тем, как он подписал чистосердечное признание. В итоге Миранду осудили в 1967-м благодаря свидетелям, но с тех пор полицейские при задержании должны зачитывать подозреваемым их права.

Благодаря Голливуду о правиле Миранды в общих чертах знает весь мир, но, как всегда, есть нюансы. Во-первых, незнание прав защищает лишь от приобщения показаний к делу. При необходимости следователь может проводить допрос и в обход процедуры и спокойно пользоваться полученной информацией в расследовании. Во-вторых, с 1984 года полиции разрешено обходиться без «Миранды» в экстренных ситуациях, когда существует непосредственная угроза общественной безопасности — и полученные таким образом показания уже можно использовать в суде. С 2010 года ФБР использует расширенное толкование этого исключения, чтобы проводить полноценные допросы подозреваемых в терроризме. Министерство юстиции такую практику одобряет.

Дело Царнаевых стало самым известным случаем отмены правила Миранды. За 16 часов Джохар успел признаться в теракте на марафоне, рассказать, что следующей целью была Таймс-Сквер в Нью-Йорке, и возложить большую часть вины на брата. 22 апреля судья и сотрудник прокуратуры зачитали ему его права — и бостонский подрывник тут же перестал сотрудничать со следствием. В тот же день Царнаеву предъявили обвинение по 30 пунктам — основными стали «применение оружия массового поражения» и «предумышленное уничтожение имущества, повлекшее смерть».

Круг общения

Джохар Царнаев ждал суда почти два года. За это время на скамье подсудимых успели оказаться пятеро его друзей — в основном, однокурсники или бывшие одноклассники. Казахстанцы Диас Кадырбаев и Азамат Тажаяков, а также американец эфиопского происхождения Робел Филиппос были признаны виновными в противодействии следствию: увидев Джохара по телевизору после теракта, они забрали из его комнаты в общежитии ноутбук и рюкзак с фейерверками.

Тажаякову грозит 25 лет, Филиппосу — 16, а Кадырбаеву, благодаря сделке со следствием, не более семи лет. Решение об их виновности суды вынесли еще во второй половине 2014 года, но все три приговора отложены, поскольку на них может повлиять ожидаемое в ближайшие месяцы определение Верховного суда по делам о противодействии следствию.

Бывший одноклассник Джохара Стивен Силва оказался под следствием за то, что одолжил братьям пистолет, из которого те застрелили полицейского в Кембридже. Дело против него быстро разрослось за счет нескольких обвинений в хранении и торговле наркотиками, и если за незарегистрированное оружие ему грозило до пяти лет, то по сумме остальных статей срок перевалил за 40. В декабре 2014 года он признал свою вину и заключил сделку со следствием.

В суде над Джохаром Царнаевым 17 марта Силва заявил, что бостонский подрывник одолжил у него пистолет за два месяца до теракта и все время придумывал оправдания, чтобы его не возвращать. За это свидетельство, косвенно опровергающее версию защиты о доминирующей роли старшего брата, Силва надеется получить срок менее пяти лет.

По официальной версии, Силва дал Царнаевым пистолет; Кадырбаев и Тажаяков пытались избавиться от улик, а Филиппос их покрывал. Все, кроме Тажаякова, признали вину в рамках своих сделок со следствием. С пятым «соучастником» — Хайрулложоном Матановым — все немного сложнее.

24-летний беженец из Киргизии, с которым Царнаевы ужинали вскоре после взрывов, обвиняется в трех эпизодах лжесвидетельства и одном — уничтожения документов, важных для федерального расследования. В конце марта он принял предложенную сделку со следствием и проведет в тюрьме 30 месяцев вместо 20 лет — но на словах Матанов продолжает настаивать на своей невиновности.

Хайрулложон Матанов сам пришел в полицию еще до ареста Джохара Царнаева. Позднее он несколько раз добровольно давал объяснения ФБР. На протяжении нескольких месяцев федеральные агенты вели за ним наблюдение, не сильно скрываясь. Однажды сотрудник бюро позвонил его адвокату и попросил передать, чтобы молодой человек прекратил превышать скорость. Весной 2014-го соседи Матанова даже обратились в полицию из-за беспилотника, кружившего ночами над районом.

Следствие полагает, что Матанов разделял радикальные взгляды Тамерлана Царнаева и в разговорах с друзьями рассуждал о том, что теракт на марафоне мог быть оправдан. По официальной версии, примерно через 40 минут после взрывов молодой человек позвонил Царнаевым; позднее они вместе поужинали, а когда 18 апреля 2013 года ФБР опубликовало фотографии подозреваемых, Матанов попытался связаться с Джохаром. Судят его, впрочем, не за это.

Во время своих добровольных бесед с агентами ФБР Матанов, якобы, скрыл, что сам пригласил Царнаевых на ужин, и соврал о том, сколько раз смотрел в интернете их фотографии перед тем, как обратился в полицию. Это — первые два вменяемых ему эпизода лжесвидетельства. Кроме того, он очистил журнал браузера на своем компьютере, удалил некие «жестокие видеозаписи» и соврал, что не смотрел их, — еще одно лжесвидетельство и уничтожение документов.

Последний состав играет ключевую роль почти во всех упомянутых выше делах, и правомерность его применения остается под вопросом. Именно поэтому приговоры Кадырбаева, Тажаякова и Филиппоса все еще отложены.

В 2002 году вступил в силу «Закон Сарбейнза — Оксли». Вообще-то этот акт ужесточает правила финансовой отчетности для корпораций, но его 802-я секция вводит уголовную ответственность за уничтожение инкриминирующих документов, имеющих отношение к федеральным расследованиям — чтобы бухгалтеры не отправляли в шредер отчеты, узнав о проверке. Однако сформулирована эта норма настолько расплывчато, что в конце 2014 года Верховному суду пришлось разбираться, подпадает ли под него рыба: один государственный инспектор завел на капитана рыболовецкого судна дело по этой статье за то, что тот выбросил за борт запрещенного к вылову окуня.

Фото: EPA / ТАСС

В феврале 2015 года суд занял сторону капитана, решив, что 802-я секция касается только объектов, предназначенных для записи и хранения информации. Как это решение повлияет на дела Кадырбаева, Тажаякова и Филиппоса, пока не ясно. Адвокат Тажаякова настаивает, что его клиент не знал о флэшке в выброшенном им рюкзаке с фейерверками, а значит этот эпизод необходимо исключить.

В случае Матанова парадокс состоит в том, что документы, которые он уничтожил, имели отношение к федеральному расследованию его собственной деятельности, а не бостонского теракта. Иными словами, он обвиняется в препятствовании следствию, которое в итоге обнаружило только то, что он препятствовал следствию. Впрочем, молодой человек решил, что доказывать это — себе дороже.

Суд да дело

Приготовления к суду над Джохаром Царнаевым оказались занимательней и едва ли не продолжительней самого процесса. «Медиазона» подробно писала о них в марте. Заседания проходили в Массачусетсе, несмотря на протесты адвокатов, считавших, что жители Бостона слишком эмоционально вовлечены в трагедию. Поскольку дело имеет федеральный статус, не помешало и то, что в Массачусетсе уже 30 лет запрещена смертная казнь.

Царнаева защищала команда юристов, сделавших себе имя на смягчении приговоров террористам и массовым убийцам. Мириам Конрад известна спасением жизни Ричарда Рида, попытавшегося взорвать себя в самолете из Парижа в Майами. Джуди Кларк защитила от смертной казни «Унабомбера» Теодора Качинского и «Аризонского стрелка» Джареда Ли Лофнера. Вместе с третьим госадвокатом Царнаева — Дэвидом Бруком — они добились для утопившей своих сыновей Сьюзан Смит пожизненного заключения с правом на УДО.

Суд проходил в два этапа. На первом, начавшемся пятого марта, рассматривались доказательства вины Царнаева. Адвокаты сразу признали его причастность к теракту, но формально заявили о невиновности их клиента. Защита строилась вокруг утверждения, что Джохар попал под дурное влияние старшего брата, заменившего ему отца. В вопросе мотива обвинение тоже больше внимания уделяло покойному Тамерлану: его взглядам, семейной жизни, поездке в Чечню, и так далее. Уже восьмого апреля присяжные признали бостонского подрывника виновным по всем 30 эпизодам.

На втором этапе жюри должно было определить, достоин ли подсудимый снисхождения в виде пожизненного срока без права на условно-досрочное освобождение. В этих заседаниях речь, в основном, шла о личных характеристиках подсудимого. На протяжении трех дней присяжные слушали выступления врачей, пострадавших и родственников погибших. В конце им показали видеозапись с телом одного из убитых — 8-летнего Мартина Ричарда. Родители ребенка выступают против казни Царнаева, поэтому вместо них о его гибели рассказывали свидетели и медицинский эксперт.

Защита, в свою очередь, пригласила школьных учителей и дальних родственников Джохара, помнящих его еще ребенком. Родители и сестры Царнаева в суде не выступали. Адвокаты пытались продемонстрировать относительную невинность младшего брата на фоне старшего — отсюда показания не только в пользу Джохара, но и против Тамерлана.

Свекровь Тамерлана Джудит Рассел рассказала об эмоциональном давлении, которое тот оказывал на ее дочь Кейт (Кариму). Компьютерный эксперт зачитал выдержки из истории ее поисковых запросов: в 2012 году, пока муж был в России, она гуглила «какова награда жене моджахеда». В довершение присяжным показали аккаунт Тамерлана в YouTube, где он создал плейлисты «Ислам», «Тимур Муцураев» и «Террористы».

В подкрепление нарратива о старшем брате, заменившем отца, защита представила медицинские справки Анзора Царнаева, согласно которым отец террористов страдал от посттравматического стрессового расстройства с галлюцинациями, бессонницей, провалами в памяти и приступами паники. После черепно-мозговой травмы в 2009 году он полностью утратил трудоспособность и нуждался в постоянном наблюдении специалиста.

Из всех свидетельств, приведенных в защиту Джохара только это присяжные приняли в качестве смягчающего обстоятельства единогласно.
На вердикт это, впрочем, не повлияло. В ожидании казни Царнаев отправится в тюремный комплекс Терре-Хот в Индиане, где содержатся смертники, приговоренные федеральными судами.
Смертный приговор не вносит определенности в дальнейшую судьбу бостонского террориста. С конца 60-х в США было приведено в исполнение более 1300 смертных приговоров, но лишь три из них — в делах федеральной юрисдикции. 
Многие заключенные из крыла смертников в Терре-Хот провели там более 20 лет. Технические проблемы со смертельными инъекциями только усугубляют ситуацию, так что Джохар с равной вероятностью может как оказаться впереди очереди на казнь ввиду особой тяжести преступлений, так и умереть от старости в ожидании. Похожая судьба ожидала бы его и в случае пожизненного заключения в тюрьме максимально строгого режима ADX Florence, где заключенные находятся в почти круглосуточной изоляции и нередко сходят с ума или кончают с собой.  
  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей