Установлено в ходе оперативного мероприятия — Медиазона
Установлено в ходе оперативного мероприятия
Тексты
16 июня 2015, 10:10
82349 просмотров

Иллюстрация: Люба Березина

Юлиана Лизер выяснила, как редкая и дорогая компьютерная программа для дизайна автомобилей помогает оперативникам повысить раскрываемость, а юристам, представляющим интересы правообладателя — заработать.

«Мне позвонили и уговорили»

Зимой 2014 года москвич Евгений Сидоренко решил подработать и, как будет сказано позже в приговоре Кузьминского районного суда, «разместил в сети "Интернет" на сайте avito.ru объявление об осуществлении им установки программного обеспечения с указанием своего контактного телефона, за денежное вознаграждение». Вечером 28 февраля Сидоренко позвонил мужчина, представившийся Романом, и попросил установить на свой ноутбук несколько программ. Их названия он прислал эсэмэской. Двух программ — Project Expert 7 Professional для разработки бизнес-планов и Autodesk Alias Automotive 2012 для автомобильного дизайна — у мастера-частника не оказалось. Не было дистрибутивов и у Романа, и он предложил Сидоренко скачать нужный софт с торрентов.

Тот поинтересовался, отчего заказчик не сделает этого сам; Роман сослался на проблемы с жестким диском.

На следующий день ничего не подозревавший Сидоренко взял флешки с нужными программами и отправился на встречу с клиентом в офис на Привольной улице в Жулебино. Роман проводил Евгения в кабинет, но установка не задалась — компьютер упорно отказывался распознавать содержимое флешек. Было решено повторить встречу через несколько дней. Со второго раза Сидоренко все-таки выполнил заказ: установил пробные версии программ, срок работы которых был ограничен 30 днями, и активировал их с помощью генераторов ключей. Получив за работу 3 500 рублей, мастер откланялся, но за дверью его уже ждал сотрудник Отдела экономической безопасности и противодействия коррупции (ОЭБ и ПК) УВД по ЮВАО, который сообщил о проведении проверочной закупки и предложил вернуться в офис вместе с понятыми.

За установку программ Сидоренко предъявили обвинение по статье 146 УК (нарушение авторских и смежных прав), а за использование кейгена — по статье 273 УК (создание, использование и распространение вредоносных программ для ЭВМ).

Согласно тексту приговора, 4 марта 2014 года, в день задержания Сидоренко, стоимость одного экземпляра программы Autodesk Alias Automotive 2012 составляла 40 000 евро (2 006 052 рубля, особо крупный размер), а Project Expert 7 Professional — 102 125 рублей (крупный размер). По словам самого компьютерщика, до звонка Романа он об этих редких программах не знал, а сколько они стоят — слышал лишь мельком во время установки, «но был увлечен работой и не предал этому должного внимания» (орфография приговора).

Дело должно было рассматриваться в особом порядке, но Сидоренко передумал. «Это пожелание подсудимого и его право, — не вдавался в подробности представлявший его интересы адвокат Алексей Игошин. — Изначально частично мы признали вину, но решили вернуться к первоначальной позиции». Заседания по делу Сидоренко шли в Кузьминском суде все лето 2014 года.

Свидетели обвинения — оперуполномоченный ОЭБ и ПК УВД ЮВАО Александр Медведев, «закупщик» Роман Сорокин и один из понятых — как минимум однажды приехали в суд вместе, на одной машине. Представители потерпевшей стороны Андрощук (он фигурировал в деле Сидоренко как представитель американской компании «Аутодеск, Инк.») и Трофимов (от ООО «Эксперт Системс», правообладателя Project Expert) уведомили суд, что знакомиться с материалами не будут, и попросили рассмотреть дело в их отсутствие. На заседаниях оглашали показания, данные ими на стадии предварительного следствия.

Сидоренко в суде подчеркивал, что заказчик Роман Сорокин по телефону был «очень убедителен»: уговаривал компьютерного мастера приехать, сетовал, что в другом месте за аналогичную работу с него потребовали шесть тысяч рублей, что это для него очень дорого, и что ему «надо работать».

Иллюстрация: Люба Березина

«Я признаю вину, но частично, потому что я не совершил бы преступления, если бы мне не позвонили, — говорил Сидоренко. — У меня не было злого умысла, и сам я устанавливать эти программы никому не предлагал. Мне позвонили и уговорили это сделать». Саму установку нелицензионного софта и применение «вредоносных» генераторов ключей он признал.

«На мой вопрос, почему вы его (Сидоренко — МЗ) не остановили, сотрудник полиции ответил, что "он мог отказаться". На мой вопрос, почему были выбраны именно дорогостоящие программы, он ответил, что в них разбирается Сорокин. То есть, получается, Сорокин такой вершитель судеб: он выбирал, какое преступление должен совершить Сидоренко, и по какой статье он сядет. Это уголовное дело построено исключительно на провокации правоохранительных органов», — говорил на прениях защитник Игошин. Адвокат настаивал, что в деле его подзащитного нарушен закон «Об оперативно-розыскной деятельности», который называет задачей этой деятельности не только «раскрытие», но и «пресечение» преступлений.

«Фактически это подстрекательство со стороны правоохранительных органов на совершение тяжкого преступления по пункту "в" части 3 статьи 146», — указывал Игошин.

Прокурор счел вину подсудимого полностью доказанной по всем статьям и запросил для него два с половиной года колонии общего режима. 14 октября 2014 года суд признал Сидоренко виновным по пункту «в» части 2 и части 3 статьи 146 УК («нарушение авторских и смежных прав в крупном и в особо крупном размере») и части 2 статьи 273 («создание, использование и распространение вредоносных программ для ЭВМ, повлекшие тяжкие последствия»); он получил полтора года условно с испытательным сроком в два с половиной года. Доводы о провокации суд отнес на счет избранного подсудимым способа защиты и признал несостоятельными.

«Раньше таких дел было много в Орехово-Зуево, но уже лет сто как нет: прокуратура такие дела больше не принимает, и полиция уже не провоцирует. Дела заносят пачками, и понятые везде ходят одни и те же. Пока вся эта история не дошла до Европейского суда, то же самое происходило с контрольными закупками по наркотикам, с той лишь разницей, что здесь преступления клепают оконченные, а по наркотикам обычно было покушение на преступление», — рассказывал «Медиазоне» после приговора адвокат Игошин.

Между тем, согласно решению ЕСПЧ по делу «Веселов и другие против России», развивал аналогию защитник, «контролируемые закупки наркотиков без иных доказательств наркосбыта не могут служить основанием для уголовного преследования». 

«Конвейер — все в наваре»

На компьютерных и юридических форумах записи о статье 146 УК и программе Autodesk Alias Automotive чаще всего начинаются со слов «помогите» или «подставили». За ними обычно следует сюжет, до мелочей похожий на историю Сидоренко. «Опер находит в инете безобидное объявление "компьютерная помощь, восстановление данных". Звонит и просит установить программу Автодеск. Фигурант первый раз слышит. Опер скидывает по смс точное название, и фигурант ищет его по сети. Скачивает себе на диск и приносит… На мой заинтересованный взгляд, тут пахнет провокацией», — писал в 2011 году на правовом форуме «ЮрКлуба» пользователь с ником РАФ.

Обсуждения тонкостей таких уголовных дел на форумах занимают десятки страниц; создаются даже специализированные сайты, например, «Фемида 78» — «самый полный ресурс по борьбе с преступлениями в области провокаций по статье 146 УК РФ». Пользователи этих ресурсов подсчитали: только в 2011 и 2012 годах в Бутырском и Останкинском районных судах Москвы за установку Autodesk осудили 25 человек. В списке «тех, кого подставили в г. Чебоксары» — более 20 фамилий. На форумах едва ли преувеличивают: база данных «Судебные решения.рф» по запросу Autodesk выдает 360 документов, а если набрать название программы кириллицей — «Аутодеск» — то 450.

Согласно статистике, которую приводила в своем блоге на сайте «Хабрахабр» IT-компания ITSM 365, в 2010 году 28% дел по статье 146 УК оказались связаны с продукцией Microsoft, 25% — с программами Autodesk.

«Если вам звонят и просят поставить это чудо якобы для работы — не верьте, это развод… В Москве это просто конвейер — все в наваре, и оперативники, и следаки, и эксперты, и прокуроры, и судьи. У них же палочная система. А заправляет этим всем Андрощук», — пишут пользователи Rutracker.org в комментариях под одной из раздач программы Autodesk.

«Сегодня звонили мусорки, провоцируя ее установить. Послал лесом», —  предупреждает пользователь Russkiyparen под другой раздачей. «Сегодня звонили, просили поставить эту прогу. Было лень ее искать, поэтому сразу сказал нет:) Зашел посмотреть, что это... А тут такие комменты)) перекрестился)», — делился переживаниями в феврале 2015 года некто Semich.  

Иллюстрация: Люба Березина

«Брал газету с бесплатными объявлениями, обзванивал по телефону дятлов»

Оправдательных приговоров за все годы судебной практики по делам, связанным с Autodesk, пользователи тематических форумов насчитывают 11-12. Самый известный из них осенью 2012 года был вынесен Эдуарду Евдокимову Бутырским районным судом Москвы.

Слушания по делу Евдокимова начались осенью 2011 года. Компьютерный мастер обвинялся в том, что скачал в интернете, записал на диск и установил на компьютер в автосервисе нелицензионную программу Autodesk Alias Automotive 2011 Commercial New SLM. С просьбой об установке софта к Евдокимову под видом клиента обратился оперуполномоченный Т.М. Согласно тексту приговора, контрольную закупку он решил провести после того, как «от неустановленного лица появилась информация о том, что неустановленные лица на территории СВАО г. Москвы осуществляют установку программного обеспечения, которое обладает признаками нелицензионного изготовления». 

Т.М. спросил, сможет ли Евдокимов установить несколько программ, в том числе Autodesk Alias Automotive; тот в свою очередь поинтересовался, есть ли у «клиента» установочные диски. Их не оказалось. Autodesk Евдокимов устанавливать отказался, сославшись на то, что никогда раньше с ней не работал, но Т.М. продолжал ему звонить («неоднократно, а именно восемь раз», уточняется в приговоре) — и в итоге уговорил. За работу Евдокимов получил тысячу рублей. Деньги тут же изъяли оперативники, а компьютерщик стал обвиняемым по пункту «в» части 3 статьи 146 УК (особо крупный размер).  

Однако суд учел, что в объявлении о своих услугах Евдокимов не упоминал никаких нелицензионных программ, и достаточных оснований предполагать, что мастер занимается их установкой, у сотрудников полиции не было – согласно приговору, свидетель Т.М. «не смог в суде пояснить источник поступления информации о противоправной деятельности Евдокимова Э.Ю. до проведения ОРМ» (оперативно-розыскных мероприятий). Таким образом, говорится в приговоре, показания Т.М. основаны «на догадке, предположении, слухе»; они не доказывают вины подсудимого, а «демонстрируют лишь сложившуюся практику в работе названных должностных лиц».

«Уголовное дело возбуждено в результате провокационных действий со стороны сотрудников 2 ОРЧ ОЭБ КМ УВД по СВАО г. Москвы, а обвинение, предъявленное Евдокимову Э. Ю. органом предварительного расследования, основано на недопустимых доказательствах. На основании всего вышеизложенного суд приходит к убеждению, что Евдокимов Э.Ю. подлежит оправданию… за отсутствием в его действиях состава преступления», — гласил приговор. 

Адвокат Евдокимова Андрей Тарабрин рассказал «Медиазоне», что похожие дела по статье 146 УК он помнит с 2007 года. Слова юриста подтверждает запись, оставленная в конце 2008 года на форуме сотрудников МВД пользователем Sasha 15126. 

«Мы делали в позапрошлом году 146 ч. 2, 3 не на компьютерах, делалось все очень просто. Сначала я брал прайс-лист программ 1С, смотрел, какая программа стоит больше 50 000 рублей, после этого брал газету с бесплатными объявлениями, типа "Ярмарка", рубрика компьютерные услуги, обзванивал по телефону дятлов и просил их привести на требуемую территорию болванку с искомой нужной мне программой, например 1С Предприятие SQL, дорогая зараза. На вокзале оформлял закупку, рядом сидели двое понятых, плюс опушники. Далее диски на экспертизу, затем в прокуратуру. В суде материал проходил за здрасьте. С одной закупки две палки: сбыт и перевозка в целях сбыта. Никакого геморроя с установкой на компы, просто и эффективно, учитывая то, что сейчас они тяжкие», — делился опытом Sasha 15126 (орфография оригинала).  

Первый оправдательный приговор по делам о нелицензионном софте в его практике, вспоминает Тарабрин, был вынесен Лефортовским судом Москвы летом 2012 года.

«Мы с подсудимым разработали определенную тактику и стратегию, я ему сказал поэтапно, что делать, шаг за шагом, и он это все реализовал на практике, взяв другого адвоката», — рассказывает защитник.

«Потом был оправдательный приговор Евдокимова. Я поймал некоего эксперта Кремко, который купил диплом в переходе метро, это удалось доказать. Некоторые дела прекращались в связи с амнистией. Но во всех этих оправдательных приговорах было некое условное попустительство со стороны самих судов. Им дали команду: вот, у нас ратифицирована Европейская Конвенция о защите прав человека, и мы должны показать европейскому сообществу, что мы соблюдаем закон и эту самую Конвенцию. Поэтому нужно иногда видеть провокации. Но в какой-то момент в Мосгорсуде был набран лимит оправдательных приговоров, и их перестали выносить», — рассуждает Тарабрин.

Иллюстрация: Люба Березина

Серийные потерпевшие и преюдиция

Потерпевшей стороной в деле Сидоренко, как и во многих аналогичных, значилась компания «Аутодеск, Инк.» — именно она, согласно текстам исков и приговоров, обладает авторскими правами на программу Autodesk Alias Automotive. На официальном русскоязычном сайте Autodesk говорится, что в России юридическим представителем концерна является ООО «АЙПИновус»; при этом по телефону «горячей линии», указанному на том же сайте, корреспонденту «Медиазоны» сообщили, что Autodesk в России представляет «Балтийское юридическое бюро». 

Ликвидированное в настоящее время ООО «Балтийское юридическое бюро» ранее упоминалось в связи с делами о нарушении авторских прав, например — в определении Арбитражного суда города Москвы от 11 апреля 2011 года, только тогда оно выступало — и неудачно — как представитель Microsoft.

«Доказательств в виде договора, соглашения или доверенности о том, что ООО "Балтийское Юридическое Бюро" является официальным представителем Корпорации Майкрософт, действующим от имени Истца, в Арбитражный суд и Ответчику не представлено, — говорилось в определении суда, — таким образом, подавший исковое заявление в суд от имени Истца Андрощук А.В. не уполномочен представлять интересы Истца». 

Человек с такой же фамилией и инициалами — Андрей Вадимович Андрощук — является генеральным директором ООО «АЙПИновус» и уже давно знаком посетителям компьютерных форумов; именно он заочно представлял потерпевшую сторону в деле Сидоренко. «"АЙПИновус" — это бывшее "Балтийское Юридическое Бюро", которое сейчас возглавляет Андрощук», — подтверждает адвокат Тарабрин; адреса обеих компаний совпадают: Москва, Большая Садовая, дом 10.  

Не реже, чем Андрощук, упоминается в связи с процессами о контрафактном софте и другой сотрудник «АЙПИновуса» — Айрат Камалетдинов. 

Согласно решению Верховного суда Чувашской республики от 8 сентября 2014 года, полномочий подавать иски от имени «Аутодеск, Инк.» он не имеет. Летом 2014 года в Московском районном суде Чебоксар слушалось очередное гражданское дело о нарушении авторских прав корпорации. Камалетдинов представил суду «светокопию первой страницы доверенности (...), выданной на территории иностранного государства, и копию заверенного перевода указанной доверенности на русский язык» — эти документы подтверждали, что ООО «АЙПИновус» уполномочено представлять интересы «Аутодеск, Инк.» в России, и были подписаны «директором по правовым вопросам региона Европы, Ближнего Востока и Африки» Мартином Паршалком. «Но в исковом заявлении в суд не было указано место нахождения истца, а указанное в исковом заявлении наименование истца не соответствует наименованию юридического лица, отраженному в названных выше документах», — говорилось в решении республиканского ВС.

В профиле деловой соцсети Linkedin местом работы пользователя Martin Parschalk указана компания Autodesk GmbH. Согласно англоязычному сайту Autodesk, такое название носит представительство корпорации в Германии, ведающее также ее делами на территории стран Восточной Европы, Венгрии, Лихтенштейна, Польши и России. Однако на сайте Autodesk.de поиск по имени Martin Parschalk не выдает ни одного результата. В конце 28-й минуты аудиозаписи под названием «Допрос Андрощука А.В. (Айпиновус)... адвокатом Тарабриным А.И.», опубликованной на форуме «Фемида 78», на вопрос, какую должность занимает Мартин Паршалк в компании Autodesk, мужской голос отвечает: «Мне не известно». Связаться с Паршалком «Медиазоне» не удалось; звонки и письма в пресс-службу Autodesk, Inc. также остались без ответа.

Согласно сообщению на официальном сайте Autodesk, компания прекращает выпуск Alias Automotive — версия 2015 года стала последним релизом продукта, на смену которому приходит новая программа Alias AutoStudio 2015. Ее единственный авторизованный продавец в России — «Русская промышленная компания» (РПК).

Технический директор РПК Юрий Голенков в разговоре с «Медиазоной» пояснил, что его компания продавала и программу Autodesk Alias Automotive, но за несколько лет покупателей на нее нашлось немного. «Это штучный продукт, у нас обычно покупали по нескольку копий в год. Иногда один клиент мог приобрести, например, пять копий. В основном это были автомобильные компании», — вспомнил Голенков. 

Отчитываясь за третий квартал 2014 года, президент и главный исполнительный директор Autodesk Карл Басс отметил: объем продаж в России и на Ближнем Востоке «очевидно слабый», и доходы компании ни в одной из стран БРИКС не превышают 3% от совокупной выручки.

«Насколько я знаю, в России представителя американской Autodesk, Inс. не существует, — говорит адвокат Тарабрин. — Я пытался получить информацию через налоговые службы, и удалось достать выписку из торгового реестра с апостилем этой самой американской компании, откуда следует, что настоящий регистрационный номер компании — не тот, который указан в доверенности господина Андрощука. Но судьи не хотят ничего видеть: ни то, что доверенность поддельная, ни то, что имеет место провокация».

Тем не менее, российские суды регулярно отклоняют иски, поданные от имени крупных IT-компаний. 18 марта 2014 года Ленинский районный суд Владикавказа оставил без рассмотрения исковое заявление «корпораций "Майкрософт", "Адоб Систем Инкорпорейтед" и "Аутодеск, Инк."» к Владимиру Папакину. Похожее определение вынес в октябре того же года Советский районный суд Владикавказа по иску «корпорации "Майкрософт", Корпорации "Аутодеск, Инк" и Корпорации "Адобе Системз Инкорпорейтед" к Бородаеву Ю.А.». 29 апреля 2015 года Батыревский районный суд Чувашской республики отказал в удовлетворении иска «Корпорации "Аутодеск"» к Виталию Кудрявцеву. Во всех перечисленных случаях решение суда было обусловлено сомнениями в полномочиях истца и подлинности представленных им документов.

«То, что у компании указан в доверенности не тот номер, доказано не только по уголовным делам, но и по гражданским, и по арбитражам. Но поскольку кто-то за этим стоит, и кому-то это надо, на это все закрывают глаза, и людей по-прежнему судят, и неизвестно, когда это закончится. Я часто приношу в уголовные суды гражданские или арбитражные решения: об отказе принять исковое заявление, о том, что иск возвращен, потому что истцы не смогли доказать, что являются представителями американской компании. Но в этом случае у судов развязаны руки благодаря КС. Есть понятие преюдиции — доказательства, установленного решением суда, вступившим в законную силу. Принял суд в Чебоксарах какой-то итоговый документ, он вступил в силу, пришел человек с этим документом в другой процесс и сказал: "Ребята, доверенность поддельная, это установлено решением суда". Но, к сожалению, КС потом принимает другие определения, и говорит, что доказательства, полученные в уголовном процессе, не являются обязательными для судей в гражданском процессе либо в арбитражном. И наоборот. Преюдиция у нас в стране не работает», — объясняет защитник.

Иллюстрация: Люба Березина

«Без стыда, совести и образования»

Точной статистики по статье 146 УК и продукции Autodesk нет, признает адвокат Тарабрин. «Ко мне иногда люди приходят один за одним, и я знаю, что осужденных очень много. Лично я вел 12-15 дел, но консультаций было гораздо больше, — рассказывает юрист. — Сейчас самые известные суды, где закрывают глаза на такие дела — это Кузьминский районный суд и Перовский суд, иногда — Измайловский. Там же юридически и физически находится IT-экспертиза, где работает господин Воронов, человек без стыда, совести и образования, боевой товарищ Кремко. Но эту гадость и заразу относительно удалось увести из Северо-Восточного округа Москвы, где все это начиналось».

На данный момент в Кузьминском суде в производстве судьи Светланы Бекетовой находится как минимум пять уголовных дел по статьям 146 и 273 УК. Два приговора по «компьютерным» делам судья вынесла в феврале 2015 года, один — в апреле, и три — в мае. За 2014 год по 146-й статье УК Бекетова вынесла 25 приговоров. В Перовском суде за 2015 год по соответствующим обвинениям приговорены пока девять человек.

Согласно статистике Судебного департамента при Верховном суде, в 2014 году 579 человек были осуждены по части 2 статьи 146 УК (максимальное наказание — два года лишения свободы), 228 человек — по части 3 (до шести лет), и один человек — по части 1 (арест до шести месяцев).

В русскоязычных форумах на сайте компании Autodesk тема под названием «Незаконная продажа продукции Autodesk. ОБЭП. Уголовное дело» отнесена к разделу «Стандартные проблемы» с отметкой «Проверенные решения», однако каких-либо решений там пока никто так и не предложил.

«Вопрос к руководству Аутодеска: зачем проводить провокации и вымогать денежные средства с невиновных граждан в размере 2 500 евро? Разве это нормально, что граждане, не имея умысла, становятся "уголовными элементами"?... Сколько денег гражданин Шарафутдинов перечисляет компании Аутодеск каждый год?», — спрашивает на форуме «Прямая линия с руководством Autodesk СНГ» пользователь bash2011. Предположительно, упомянутый им человек — Шарафутдинов Рамиль Фанавиевич — фигурирует в определении Арбитражного суда республики Башкортостан от 31 июля 2013 года как представитель «Аутодеск, Инк.» и ООО «АЙПИновус». На банковский счет последней компании суд обязал ответчика перевести 639 375 рублей компенсации за нарушение авторских прав.

На сообщение bash2011 на форуме ответила сотрудница Autodesk Анастасия Морозова. «Могу однозначно сказать, что никаких денег от гражданина Шарафутдинова Autodesk не получает, и инициированием подобных уголовных дел не занимается. (...) Способы работы правоохранительных органов мы не считаем себя вправе обсуждать, так как не имеем на них влияния и занимаемся разработкой востребованного на рынке ПО, а не охраной правопорядка», — написала она.

«Так устроено наше законодательство, что для предъявления иска правообладатель не нужен. Достаточно того, что его права нарушены. Пострадавшим считается все общество», — разъясняла Морозова в другой теме.

В ООО «АЙПИновус» «Медиазоне» подтвердили, что Айрат Камалетдинов и Рамиль Шарафутдинов являются сотрудниками компании: «Это наши представители, работающие в регионах».

«У меня клиент погиб»

«Если Москва еще может с этим как-то справиться, то в регионах, в той же Чувашии, стоимость программы иногда превышает стоимость квартиры, в которой человек живет. Масштабы, я считаю, катастрофические, — констатирует адвокат Тарабрин. — У меня клиент погиб 13 сентября, Роман Коньков, из МГТУ имени Баумана. Он не дождался апелляции по 146-й статье, погиб при невыясненных обстоятельствах».

Романа Конькова осенью прошлого года вместе с друзьями доставили в ОВД по Басманному району Москвы — полицейским позвонила жительница дома, расположенного напротив студенческого общежития, и пожаловалась на стрельбу из пневматического пистолета по окнам. Когда сотрудники полиции увидели в базе данных, что в отношении Конькова ранее уже был вынесен обвинительный приговор, начались угрозы, говорит Тарабрин.

«Там была ошибка: в суде не видели, что мы подали апелляционную жалобу в срок, написали, что приговор вступил в силу, и его уже вызывали в уголовно-исполнительную инспекцию. Полицейские это увидели и сказали, что теперь будут реально сажать по этой статье. Парень испугался, не зная закона и того, что с ним сейчас будет; он все время просил адвоката», — рассказывает защитник.

Конькова заперли в камере для задержанных одного, и спустя два часа полицейские обнаружили его труп — студент повесился на рубашке.

«Это последствия 146-й провокации. Люди понимают, что дальше нет роста, нет карьеры, что невозможно поехать куда-нибудь учиться, и уходят из жизни», — уверен Тарабрин.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей