«Бей сильнее, завтра приду с адвокатом» — Медиазона
«Бей сильнее, завтра приду с адвокатом»
Тексты
18 февраля 2015, 9:07
863 просмотра

Кадр с камеры видеонаблюдения у входа в развлекательный комплекс «Белый медведь», из материалов дела

23-летний Алексей Шиндясов из Саранска обвиняется в том, что ударил полицейского в глаз, пытаясь спасти от задержания своего пьяного товарища. Обвинение требует для него трех лет в колонии-поселении. Подсудимый настаивает, что он сам был избит в отделении полиции, а в потасовке с сотрудниками не участвовал — и видеозаписи с камер наблюдения подтверждают его правоту.

Ночь на 1 декабря 2013 года. На крыльцо развлекательного комплекса «Белый медведь» на Большевистской улице в Саранске вываливается группа молодых людей, некоторые из них начинают мутузить друг друга, их растаскивают товарищи и охранники. Не вмешиваясь в потасовку, в толпе ходит юноша в куртке с отороченным мехом капюшоном. В 1:06 ночи — время указано на записи камеры видеонаблюдения — он, на ходу отвечая на телефонный звонок, отбегает за угол здания. Остальным уже удалось успокоить дерущихся, и все относительно спокойно разбредаются по крыльцу.

В это время — в 1:07 по другой записи видеокамеры — к «Белому медведю» неторопливо подходят двое сотрудников полиции. Они хватают парня в белой рубашке, тот сопротивляется, на крыльце завязывается потасовка. Молодой человек в черной куртке бросается сзади на одного из полицейских, пытается его повалить. С помощью охранников полицейский вырывается, вместе с напарником валит молодого человека на крыльцо, наносит ему пару ударов, поднимает свою слетевшую шапку.

Ровно в этот момент — на часах 1:08:22 — на крыльцо возвращается юноша в куртке с меховым капюшоном. Он коротко что-то говорит полицейским и поднимает лежащего с крыльца. Тот с трудом стоит на ногах и держится за глаз. Полицейские пытаются куда-то тащить этого молодого человека, но собравшиеся на крыльце его не отдают. Перетягивание продолжается около минуты, после чего побитого уводят за кадр, за ним направляются сотрудники полиции, а за полицейскими — юноша с капюшоном.

Молодой человек в куртке с меховым капюшоном — 23-летний Алексей Шиндясов. Он утверждает, что после событий у «Белого медведя» его задержали и в отделе полиции избили, сломав ему нос. Шиндясова сейчас судят за применение насилия к сотруднику полиции (часть 1 статьи 318 УК).

Лежавший на крыльце — его друг, 24-летний Вячеслав Круглов, его судят вместе с Шиндясовым. Круглов полностью признает свою вину, хотя говорит, что был в тот вечер так пьян, что ничего не помнит.

Кадр с камеры видеонаблюдения в фойе развлекательного комплекса «Белый медведь», из материалов дела

Сотрудники полиции — 26-летний Вадим Юсупов и 34-летний Тимур Кильдеев. Они признаны потерпевшими от действий Круглова и Шиндясова. Оба полицейских утверждают, что нос Шиндясову сломали не в отделе полиции, а во время драки на крыльце — подойдя к «Белому медведю», они якобы увидели его уже избитым. Молодой человек говорит, что сотрудники врут и ссылается на записи видеокамер, которые подтверждают, что в потасовке он участия не принимал. Никаких телесных повреждений на Шиндясове в тот момент не видно.

«Я сижу, жду товарища, его нету. Выхожу, там толпа»

«Это была суббота, мы с товарищем созвонились, хотели увидеться. Где-то в девять вечера мы созвонились и поехали в кафе “Алибаба”, потом в клуб ”90-е”, а оттуда поехали в этот развлекательный комплекс “Белый медведь”, моему другу кто-то позвонил оттуда», — вспоминает начало того вечера Алексей Шиндясов.

Когда они зашли в «Белый медведь», Шиндясов, по его словам, встретил знакомых и общался с ними, а у Круглова начался конфликт с группой молодых людей, который и перерос в потасовку на крыльце. Когда полицейские сначала повалили Круглова, а потом стали его задерживать, «какой-то парнишка взял моего товарища и повел через дорогу в сторону МГУ им. Огарева», вспоминает Шиндясов. «Полицейские пошли за ними, я за полицейскими».

Там приятель усадил Алексея в свою машину и предложил подождать, пока все не успокоится. «Я сижу, жду товарища, его нету. Выхожу, там толпа. Я только подошел, мне сразу, даже без разговоров, один из сотрудников полиции брызнул баллончиком в глаза. Я не знаю, почему это произошло и по какой причине. Мне попало прямо в левый глаз, прямо как сейчас помню. Очень сильно жгло, я только через пару минут разлепил глаза». Подъехала еще одна полицейская машина.

«Они спрашивают: что случилось, кто присутствовал при этой ситуации? – рассказывает Шиндясов. – Говорю, что я присутствовал, я своего товарища не оставлю. Мне сказали поехать с ними. В суде недавно допрашивали сотрудника полиции Александра Ляпина, который задавал мне этот вопрос. И он подтвердил, что без какой-либо агрессии я прошел вместе с ним в машину».

Молодых людей отвезли в отдел полиции №3 на Республиканской улице. Там на них надели наручники, а помощник оперативного дежурного Петр Белов отвел Шиндясова в свой кабинет. «Я думал, сейчас в камеру посадят, но он открыл железную дверь, я зашел туда за ним. Он мне нанес удар кулаком в нос. Я упал, а он продолжил бить меня ногами. Я говорю: “Чего так слабо бьешь? Бей сильнее, завтра приду с адвокатом, по-другому разговаривать будем”. Он поднял меня, в этот момент один из потерпевших стоял рядом, я его узнал», — вспоминает молодой человек.

Тот факт, что в кабинет его повел именно Петр Белов, в своих показаниях подтверждают и признанные потерпевшими полицейские Юсупов и Кильдеев. Правда, они утверждают (копия материалов дела есть в редакции «Медиазоны»), что насилия он не применял и никого не бил. Сам Петр Белов говорит, что он просто сфотографировал задержанного и снял у него отпечатки пальцев.

Шиндясова и Круглова отвели в камеру, откуда они смогли позвонить родным — мобильный не отняли. «Часов через пять нас вывели из камеры и повели в наркологичку, там в первый раз засвидетельствовали все мои побои: нос переломан был, челюсть выбита, голову разбили», — говорит Алексей.

Днем их отвезли в Следственный комитет, где они впервые узнали, что обвиняются в нападении на сотрудников полиции. «Я говорю: “В смысле? Я что-то понять не могу”, — вспоминает разговор со следователем Алексей. — “Да чего ты свой рот открываешь!” Таким макаром общались с нами». Адвокатов, по словам пострадавшего, к ним пустили только вечером. После суток в ИВС суд отправил Вячеслава Круглова в СИЗО, а Алексея Шиндясова — под домашний арест (под подписку о невыезде они вышли весной).

Кадр с камеры видеонаблюдения у входа в развлекательный комплекс «Белый медведь», из материалов дела

К врачу из-под домашнего ареста молодого человека не отпустили: «У меня мать бегала за разрешением, чтобы поехать в больницу, но следователь разрешения не давал. В итоге мы 5 декабря позвонили в “скорую помощь”, которая меня доставила в больницу, сделала снимок носа, и я 10 суток пролежал на стационаре. У меня был перелом костей носа со смещением обломков и искривлением носовой перегородки».

В деле появляются неустановленные лица

Согласно показаниям полицейского Тимура Кильдеева, он видел, что Вячеслав Круглов подбежал со спины к его напарнику Юсупову и «размахнувшись, нанес ему один удар кулаком по голове». По словам Кильдеева, Алексей Шиндясов был единственным, кто активно препятствовал задержанию товарища, поэтому после того, как они перешли дорогу, полицейский «повалил его на спину на землю, сел на него сверху и, держа правой рукой руки Шиндясова А.В., левой рукой достал из чехла наручники», чтобы надеть их на молодого человека. Однако в этот момент кто-то из собравшихся выбил у него наручники и схватил полицейского за руки.

«В это время Шиндясов А.В. нанес мне один удар правой рукой в область правого глаза, от чего я почувствовал сильную боль, и у меня из брови пошла кровь. В это же время сзади на меня кто-то набросился и, надавливая пальцем руки мне на левый глаз, от чего я почувствовал сильную боль, начал стаскивать меня с Шиндясова А.В. Молодой человек, продолжая надавливать мне пальцем на левый глаз, опрокинул меня назад, и я ударился головой о брусчатку, при этом форменной шапки на моей голове не было», — так описано происшествие в протоколе допроса Кильдеева.  

Полицейский Вадим Юсупов в своих показаниях утверждает, что он видел, как Шиндясов бьет Кильдеева – якобы ровно в этот момент он обернулся посмотреть на напарника. По его словам, именно Круглов в этот момент оттаскивал полицейского от своего товарища, из-за чего Кильдеев «опрокинулся назад и ударился головой о брусчатку».

Оба сотрудника полиции подчеркивают, что, когда они подошли к «Белому медведю»,  и Круглов, и Шиндясов уже были побиты, а на их одежде были видны следы крови.

Судмедэкспертиза, проведенная по инициативе следствия, зафиксировала у  Кильдеева «кровоподтеки, ссадину лица, кровоизлияния под конъюнктиву левого лаза; без вреда здоровью». У Юсупова каких-либо телесных повреждений не обнаружено. При этом у Шиндясова тот же эксперт 4 декабря 2013 года нашла только «ссадину теменной области» и «кровоподтек спинки носа» — сложный перелом носа зафиксируют уже другие врачи.

«Самих событий преступления просто не было, все это четко видно на видеозаписях и опровергается протоколами их осмотра», — комментирует Шиндясов показания полицейских.

Он напоминает, что место, где его якобы повалил на землю Кильдеев, оказалось в поле зрения видеокамеры, и на записи (есть в распоряжении редакции) ничего подобного не происходит. Среди вещественных доказательств по делу сразу была изъята его куртка, которая оказалась чистой. «Было первое декабря, была слякоть, и следы грязи должны были бы на ней остаться, как ни крути. Если один человек роняет друг друга на спину, в любом случае останутся какие-то следы. Этого нету», — указывает молодой человек.

«Я спрашивал сотрудников полиции, почему же, если, как они утверждают, на мне при задержании были телесные повреждения, меня сразу не отвезли в больницу? “Ты не просил”. Я говорю, что вас закон обязывает это сделать. “Ты не просил”, и всё. Никаких конкретных ответов мне так никто и не дал. А судья вообще мне сделал замечание», — досадует Алексей.

Кадр с камеры видеонаблюдения на стоянке развлекательного комплекса «Белый медведь», из материалов дела

Суд над ним и его приятелем Кругловым начался в августе прошлого года. Вячеслав Круглов говорит, что был в тот вечер сильно пьян и ничего не помнит, но вину свою полностью признает. Недавно по делу состоялись прения, в ходе которых гособвинение попросило приговорить Круглова, который, по версии следствия, бил одного полицейского и повалил на брусчатку другого, к 1 году и 3 месяцам в колонии-поселении.

Для Шиндясова, который продолжает настаивать, что никакого насилия он не применял, а в отделе полиции ему сломали нос, обвинение запросило больший срок — 3 года в колонии-поселении.

В возбуждении дела против сотрудников отдела полиции №3 следствие отказало, поскольку не нашло в их действиях состава преступления. Телесные повреждения же Шиндясов якобы получил во время драки у развлекательного комплекса.

«Сейчас возбудили уголовное дело в отношении неустановленных лиц, которые, по мнению следствия, избили меня рядом с развлекательным комплексом “Белый медведь”, — рассказывает Шиндясов. — На то, что меня именно там избили, указывают именно эти потерпевшие. И сейчас я ходатайствовал о приобщении к делу этих видеозаписей, они приобщили их и должны сделать анализ. То есть установить, кто же там совершил преступление. И я не знаю, как они будут выбираться — там же видно, что никто меня не бьет, а значит, эти потерпевшие врали в суде». 

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей