В обществе разгорается спор о роли партии — Медиазона
В обществе разгорается спор о роли партии
СлучаиФакты
18 августа 2015, 11:09
11418 просмотров

Иллюстрация: Аня Леонова

В Ростове-на-Дону военный суд заканчивает рассматривать дело режиссера Олега Сенцова и антифашиста Александра Кольченко, причастных, по версии обвинения, к поджогам офисов «Русской общины Крыма» и «Единой России» в Симферополе весной 2014 года. В результате первого обгорела входная дверь, от второго пострадало окно и партийная кухня; оба случая следствие квалифицировало как террористические акты. «Медиазона» составила краткую историю идеологически мотивированных поджогов в современной России, и убедилась, что до дела «крымских террористов» следствие почти никогда не признавало подобные действия терактами.

Вход в приемную Елены Мизулиной в Омске неизвестные подожгли на прошлой неделе — приемная этого одиозного депутата Госдумы располагается в офисе регионального отделения партии «Справедливая Россия». Представитель партии связал случившееся с деятельностью Мизулиной и добавил, что ранее на стене здания уже появлялись оскорбления в ее адрес. «Судя по записи с камер наблюдения, это была спланированная акция группы лиц. Все были в черном, с респираторами на лице и зонтами в руках», — рассказал справедливоросс.

За поджог администрации Орска в Оренбургской области в начале июля был осужден блогер Александр Григорьев, известный под именем «Герман Фаудер». В январе 2015 года блогер, который раньше, по сообщениям СМИ, служил в линейном отделе милиции, разбил окно в одном из кабинетов здания городской администрации, забрался внутрь и поджег бумаги и мебель в кабинетах начальника коммунального отдела и главного специалиста отдела по делам несовершеннолетних. Причиной его поступка следствие назвало «неприязнь к органам местного самоуправления».

Перед поджогом Григорьев отправил некоторым своим друзьям в фейсбуке сообщение, в котором ответственность за акцию брал на себя «Уральский легион». «Если в течение недели мы не услышим о прямых выборах мэра — будет гореть все», — говорилось в письме. Суд признал блогера виновным в умышленном уничтожении чужого имущества путем поджога (часть 2 статьи 167 УК) и приговорил его к двум годам колонии-поселения.

Действия группы боевиков в Карачаево-Черкесии, которые осенью 2008 года с помощью зажигательных смесей попытались поджечь здание администрации Зеленчукского района республики, были квалифицированы по той же 167-й статье. «Помещение не загорелось по независящим от них причинам», — сообщили в прокуратуре, отметив, что акция была спланирована «с целью дестабилизации общественно-политической ситуации в регионе и запугивания населения». Такая же формулировка присутствует и в деле «крымских террористов».

Челябинские нацисты Александр Ушаков и Максим Каваляускас в декабре прошлого года были осуждены за поджог здания прокуратуры. Поздним вечером 20 апреля — в день рождения Адольфа Гитлера — ультраправые забросали «коктейлями Молотова» окна здания прокуратуры на проспекте Победы, 136. Внутри обгорело два кабинета. На стене здания Ушаков и Каваляускас нарисовали свастику и оставили надпись «Жги мусарню за Адольфа».

Помимо умышленного уничтожения чужого имущества (часть 2 статьи 167 УК) суд признал их виновными в хулиганстве (часть 2 статьи 213 УК), в действиях, направленных на возбуждение ненависти либо вражды (часть 1 статьи 282 УК), а также в публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности (часть 1 статьи 280 УК).

В 2012 году в Москве за ряд идеологически мотивированных поджогов, которые следствие квалифицировало как теракт (статья 205 УК), была осуждена группа ультраправых молодых людей. По версии следствия, все они входили в признанную террористической «Автономную боевую террористическую организацию» (АБТО). Вина предполагаемых членов АБТО, некоторые из которых говорили, что познакомились только в зале суда, состояла в том, что они бросили пару «коктейлей Молотова» в окно отдела ФСБ по Юго-Западному округу Москвы и сожгли несколько торговых палаток (подробно о деле можно прочитать здесь).

В Нижнем Новгороде похожими методами действовали двое юношей, которые в 2012 году сожгли три киоска с шаурмой. Недавно им предъявили обвинения по части 2 статьи 167 УК. Один из соучастников также обвиняется в организации экстремистского сообщества (часть 1 статьи 282.1 УК).

Астраханские школьники с помощью «коктейлей Молотова» летом 2013 года намеревались поджечь резиденцию губернатора области, но им помешала охрана здания. Убегая, один из двоих подростков выронил мобильный телефон, что позволило полицейским оперативно задержать неудачников. Их действия следователи квалифицировали как попытку умышленного уничтожения имущества, совершенную из хулиганских побуждений (часть 2 стать 167 УК). О том, какой приговор вынес школьникам суд, не сообщалось.

В Чите неонацист Георгий Баев, который осенью 2013 года забросал «коктейлями Молотова» здания регионального управления Следственного комитета и Ингодинского отдела полиции Читы, был приговорен к шести годам заключения. Как передавали местные СМИ, члены этой банды были также причастны к попыткам поджога местного отделения «Единой России» и читинской мечети в 2013 году. Один из участников группы Егор Кузеванов, как сообщалось, застрелился на кладбище у схрона с оружием и «коктейлями Молотова», а другой — Павел Лобанов — повесился в камере после ареста. Уголовное дело о поджогах было возбуждено по статьям «Хулиганство» (часть 2 статьи 213 УК) и «Умышленное уничтожение чужого имущества» (часть 2 статьи 167 УК).

Согласно обвинению, своим «коктейлем Молотова» молодые люди пытались дезорганизовать работу отдела ФСБ и таким образом повлиять на власть, добившись изменения миграционной и национальной политики страны. Обвинение по статье «Террористический акт», по мнению друзей и адвокатов подсудимых, объясняется исключительно местью оскорбленных представителей спецслужб: после нападения на ФСБ в интернете появилось видео поджога с титрами «С Днем чекиста, ублюдки».

Попытку поджечь приемную депутата-единоросса в Нижнем Новгороде совершили двое несовершеннолетних петербуржцев. В 2012 году суд признал их виновными в хулиганстве (часть 2 статьи 213 УК), незаконном обороте взрывчатых веществ (часть 1 статьи 222 УК) и незаконном изготовлении оружия (часть 1 статьи 223 УК). Их приговорили к двум и двум с половиной годам заключения условно.

Здание «Единой России» в Братске подожгли бутылкой с зажигательной смесью в ночь на 30 апреля 2011 года. Год спустя за это преступление были осуждены трое молодых людей — Евгений Иванюга, Михаил Ламыкин и Алексанлр Сушков. По версии следствия, они создали «Боевую организацию коммунистов-революционеров» и совершили также неудачную попытку поджечь типографию. Суд признал их виновными в создании экстремистского сообщества (часть 1 статьи 281.1 УК) и уничтожении чужого имущества (часть 2 статьи 167 УК). Суд приговорил Иванюгу к шести месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. Сушков и Ламыкин осуждены на пять и четыре месяца лишения свободы условно.

В 2010-2012 годах поджоги офисов «Единой России» были будничным явлением. В Москве отделения партии горели на бульваре Генерала Карбышева (ответственность взяла на себя группа «Дети Герильи»), на улице Плещеева, на улице Фокина, на Шоссе Энтузиастов, на улице Коминтерна и в подмосковных Фрязино и Щелково (об ответственности заявила «Группа неравнодушных»).

Отделения «Единой России» пытались сжечь также в Петербурге, в Тюмени (на тротуаре рядом написали «Гнев народа»), в Ульяновске, в Уфе (ответственность взяло на себя «революционное объединение вольных людей» под названием «Справедливость»), в Южно-Сахалинске, в Калининграде и в Твери. В Новосибирске трижды поджигали приемную Владимира Путина.

Кроме того, в России регулярно поджигают здания сельских администраций, зачастую — с целью скрыть хищение имущества. Так, в Прикамье сотрудник администрации сельского поселения поджег ее, чтоб скрыть свои махинации с землей, воры подожгли администрации в поселках в Волгоградской и Ульяновской областях. В Амурской области мужчина сжег сельскую администрацию из неприязни к ее главе, в Новосибирской области женщина с топором подожгла дом своей неприятельницы, в котором также располагался сельсовет, а в Тульской области местная жительница совершила поджог из-за потери ее трудовой книжки.

В 2015 году люди с неясными целями и мотивами поджигали также администрации поселков в Якутии и Пермском крае, администрацию города в Челябинской области и здание администрации Выборгского района Санкт-Петербурга.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей