Не так сели — Медиазона
Не так сели
Тексты
21 августа 2015, 16:48
7750 просмотров
Илья Кудряшов. Фото: личная страница «ВКонтакте»

В июне 2015 года в Тюменской области возбудили дело об угоне самолета, обвиняемыми по которому стали ведущий сотрудник Научно-исследовательского института ядерной физики, участник строительства Большого адронного коллайдера Илья Кудряшов и летчик-испытатель Ромаз Шермардини. Им предъявили статью уголовного кодекса, которая ассоциируется с захватом самолетов террористами и взятием заложников. Несмотря на тяжесть обвинения фигуранты дела были выпущены под залог, следователи говорят о возможной переквалификации. Сами обвиняемые настаивают на том, что самолет они купили и никакого преступления не совершали.

Сделка

Физик Илья Кудряшов и летчик-инструктор Ромаз Шермардини первый раз увидели свой будущий самолет в начале 2015 года.

«Он, конечно, был по грудь в снегу, но после некоторых танцев с бубном всё же запустился и показался ничего себе. Мы на словах договорились, что мы его точно берем и определились с ценой», — рассказывает Кудряшов «Медиазоне».

По словам его адвоката Николая Бурневича, тот нашел продавца Валерия Белявского в интернете на форумах авиалюбителей. «В момент заключения предварительных договоренностей Илья, конечно, не знал, что самолет будет базироваться на аэродроме ДОСААФ и что за этим последует столько проблем», — говорит юрист.

Кудряшов поинтересовался наличием документов на технику. «Какие, — говорит, — документы. Я детали купил и сам его собрал. Руками», — приводит адвокат слова продавца. Факт сборки самолета из уже готовых деталей не представляет собой ничего необычного, рассказывает обвиняемый. «До этого мы в аэроклубе летали на дельтапланах и самолетах, которые собирались из самостоятельно сконструированных частей и ничего такого в этом нет — так все российские аэроклубы работают. Всё собирается на коленке, а потом сертифицируется в качестве единичного экземпляра воздушного судна, после чего на этом летается чуть ли не через всю Россию», — рассказывает Кудряшов.

По мнению адвоката, ученый фактически покупал груду металлолома, нигде не зарегистрированную как имущество, и должен был сам ее зарегистрировать на себя и получить свидетельство летной годности — такая процедура действительно существует.

«Я вырос в Королеве, помню, что в 10 классе открыл городскую газету, в которой был адрес школы планеристов. Я понял, что это дом напротив, и судьба моя была решена. В 15 лет я начал летать на дельтапланах, потом на парапланах, а уже сильно позже, будучи в командировке в Женеве перед пуском одного из экспериментов Большого адронного коллайдера, я сломал себе позвоночник во время одного из полетов на параплане. Нормально ходить я начал через месяц, а через год уже снова летал», — рассказывает Илья Кудряшов. Оправившись после травмы, он собрал команду энтузиастов и решил купить самолет. Его выбор пал на старый Gardan GY-80-160 с убирающимися вручную шасси, который в дальнейшем фигурировал в прессе в качестве второго «угнанного» у ДОСААФ самолета. Из Англии самолет в разобранном виде везли 5 лет, а потом еще год собирали. «Полетав на этом самолете, я понял, что мне нравится воздушная акробатика. И начал задумываться о пилотажном самолете. Снова пять лет ждать доставки из-за границы не хотелось, а потому я обратил внимание на тяжелое наследие Советского Союза, Як-52», — говорит Кудряшов.

Увидев самолет своими глазами, пилоты договорились с Белявским о его покупке за 1 млн рублей. По словам адвоката, это доказывает переписка с продавцом в интернете. 300 тысяч из этих денег Кудряшов и Шермардини должны были перевести на банковскую карточку хозяину самолета, а остальную сумму привезти лично. «Конечно, на бумаге мы ничего не оформляли. Как скамейку купить — это же и не самолет юридически еще», — рассказывает Кудряшов.

После поездки в Ишим покупатели увидели самолет на аэродроме ДОСААФ, это им не показалось странным. «На таких аэродромах по всей России не только частные самолеты живут, но и летают собранные на коленке монстры без регистрации. А в Ишиме, кроме того, стоял без всяких документов учебный истребитель L-29 (Aero L-29 Delfin, учебно-тренировочный реактивный самолет —МЗ)», — объясняет Кудряшов. Адвокат Бурневич утверждает, что во время ознакомительной поездки пилоты опросили всех подвернувшихся сотрудников аэроклуба о том, не является ли Як-52, который они собирались купить, собственностью аэродрома, и получили отрицательный ответ.

После возвращения в Москву до лета пилоты перевели собственнику самолета 850 тысяч рублей на ремонт и запасные детали — согласно письменной договоренности с Валерием Белявским, в счет стоимости Як-52.

«Когда пришла пора забирать технику, мы прикинули, что ехать всё это расстояние на поезде будет как-то скучно и решили лететь на моем Gardan GY-80-160. Стартовали с Ромазом из Москвы 19 июня и полетели, попутно предупреждая все площадки о своем приземлении — это необходимая процедура», — вспоминает Илья.

Kudryashov_vrez2_2.jpg

Gardan GY-80-160 Ильи Кудряшова. Фото: Николай Штыков / «ВКонтакте»

В Ишиме

Первые проблемы у пилотов начались на следующее утро после прибытия в Ишим. Местные правоохранительные органы обвинили их в посадке на аэродроме без разрешения, за которую положен штраф в размере 5 тысяч рублей. Как правило, разрешение означает устное согласие главного авиационного начальника на посадку — оно у ребят, конечно, было, говорит адвокат.

«Такими правонарушениями занимается Тюменская транспортная прокуратура, но Тюменский транспортный прокурор не желал ради двух человек и 5 тысяч рублей таскаться эти 600 км, а потому они придумали изящный ход — Илье с Ромазом предложили самостоятельно доехать до Томска и написать на себя заявление, а затем и явку с повинной. Так нельзя, но кого это волнует, когда суд — тайга, а медведь — прокурор», — рассуждает адвокат.

Кудряшов и Шермардини на следующий день написали сами на себя заявления и отправили их по факсу. «При этом полиция игнорировала два незарегистрированных самолета, которые по несколько раз в день взлетают и садятся на ишимском аэродроме. Всё отделение отвлеклось от своих уголовников и занималось только ими», — говорит адвокат.

В итоге пилоты добрались до своего самолета только на третий день в Ишиме. По словам адвоката, к этому моменту с Белявским был заключен договор о продаже самолета и составлен акт приема-передачи, свидетелями чего стали пилоты авиаклуба. Илья написал долговую расписку на недоплаченные 150 тысяч, обязавшись перевести их в течении двух недель после возвращения в Москву.

В топе «Яндекса»

«На следующий день, понимая, что местная милиция нас бережет, но может сначала посадить, а потом долго стеречь, мы рано утром вылетели в направлении Москвы», — вспоминает Кудряшов. Накануне сотрудники аэродрома, предполагая, что проблемы могут продолжиться, поселили их в комнатке с выходом прямо на летное поле.

«Так что ребята с утра вышли, умылись росой с крыла самолета и полетели, каждый вел по самолету. А не "проникли на территорию аэропорта и угнали самолет". Директор аэродрома Александр Мякишев, впоследствии написавший на Илью заявление об угоне, лично разрешил пилотам вылет и предоставил топливо», — говорит адвокат Бурневич.

«Только вот через полчаса полета наш Як-52 начал потихоньку переставать быть самолетом. Немного не долетев, до аэродрома Ялтуровска у него начались проблемы с двигателем. Так что Ромаз едва дотянул машину до вынужденной посадки. У него даже шасси не получилось выпустить, так что самолет сел на брюхо», — рассказывает Кудряшов. В это же время обнаружилось, что из самолета пропала папка с документами, оставленная там на ночь.

Илья Кудряшов в Ленинском районном суде Екатеринбурга, июнь 2015 года. Фото: Донат Сорокин / ТАСС

Кудряшов замечает, что если бы они с напарником полетели на одном самолете, до Ялтуровска не дотянули и стали бы «отличной котлетой для медведей в тайге». «Скорее всего, в аэроклубе намечалась проверка, и они хотели этим Як-52 покрыть недостачу самолетов — мол, незадачливые угонщики, проникли, украли, а потом упали где-то в тайге, — а заодно еще и 850 тысяч заработать. Потому что, согласно реестру, у них на балансе должно было находиться пять самолетов, а не было ни одного», — предполагает адвокат Бурневич.

Оставив Як-52 в Ялтуровске, Кудряшов и Шермардини полетели в Москву на втором самолете. «Во время одной из остановок нам дозвонился друг из Москвы. "Не знаю, что вы там наделали, ребята, — говорит, — Но вы на первых строчках Яндекса". Так мы узнали, что, оказывается, украли самолет», — вспоминает Кудряшов.

Дело об угоне

Сразу после возвращения в Москву с пилотами связались сотрудники ФСБ и вызвали на допрос. «Пока мы ехали в их контору — сами, добровольно, на своей машине — по радио уже объявляли, что угонщики самолета из Ишима задержаны доблестными сотрудниками полиции и дают признательные показания», — улыбается Кудряшов. Но после допроса летчиков не стали задерживать, и они уехали домой.

Через день, 23 июня, они были вызваны в Домодедово сотрудниками Уральской транспортной прокуратуры, их арестовали в качестве подозреваемых по делу об угоне самолета и этапировали в Екатеринбург. «В эти несколько дней было тяжело. Когда оказываешься за решеткой, начинаешь понимать, что одна из самых ценных вещей для человека — это свобода. Когда начинаешь тонуть, вдруг понимаешь, как важно дышать», — говорит Кудряшов. По его словам, на него пытались оказать давление для дачи признательных показаний.

«Вернувшись после первого же допроса, я обнаружил в камере соседа. Узнав, сколько мне лет, он прокомментировал, что у него стаж отсидки больше на два года. Он пытался со мной общаться, но из-за несоответствия его и моего литературного языка, мы говорили на каких-то ортогональных наречиях. Хотел он, конечно, чтобы я раскололся. Но я не кололся, а он не мог применять силу, потому что я сидел на верхних нарах, а у него не было части ноги. Он угрожал, но я не очень понимал, о чем он говорит, так что не очень испугался», — рассказывает ученый.

Спустя два дня пилотов отпустил под залог Ленинский районный суд Екатеринбурга, хотя следствие настаивало на заключении под стражу. «В постановлении сначала неправильно написали имена и фамилии ребят, а потом забыли указать, где их содержать до внесения залога. Поэтому сначала они полчаса стояли в положении "лицом к стене, руки за спину", а потом их заархивировали в автозак и решили катать, пока ситуация не прояснится», — говорит адвокат Бурневич.

Спустя несколько дней пилотам предъявили обвинение по части 2 статьи 211 УК («Угон воздушного судна», максимальное наказание до 12 лет лишения свободы).

Расследование

Сейчас Кудряшова и Шермардини периодически вызывают для следственных действий. После решения суда о залоге в деле сменился следователь. Адвокат допускает, что это произошло из-за отказа суда арестовать пилотов. Теперь следствие возглавляет начальник отдела Уральского следственного управления на транспорте Андрей Никифоров. «Я тебя посажу, и твоя главная проблема в том, что ты даже не поймешь, за что я тебя посажу», — приводит адвокат Бурневич слова нового руководителя следственной группы.

Kudryashov_vrez3.jpg

Илья Кудряшов. Фото: личная страница «ВКонтакте»

«Последняя очная ставка с продавцом продолжалась семь часов, было исписано 17 листов бумаги. Белявский отрицает, что подписывал договор с Ильей и настаивает на стоимости самолета в 1,5 млн рублей. При этом он подтверждает перевод денег, но говорит, что это были только средства на ремонт, а не за сам самолет. Но несмотря на то, что Илья не согласен с этими претензиями, очевидно, что в этом случае речь идет не о статье за терроризм, а об имущественном иске, административном правонарушении», — утверждает адвокат Бурневич. Он добавляет, что по статье, которая как правило применяется к террористам, в качестве потерпевшего выступает частное лицо.

Тем не менее, следствие продолжает настаивать, что самолет принадлежит ДОСААФ. Сейчас проходит сверка серийных номеров на деталях самолета с теми, которые числятся на балансе аэроклуба, чтобы доказать, что самолет был собран из списанных, но не утилизированых в установленном порядке деталей. Возможно, дело может быть переквалифицировано на статью 159, часть 3 или 4 (мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору).

«Следователь заявил, что, если найдет в самолете хотя бы мельчайшую деталь с маркировкой ДОСААФ, Илье будут инкриминировать скупку краденного. Возможно, дело было возбуждено по не полностью проведенной проверке в ДОСААФ, и теперь следствие надеется скрыть этот косяк, посадив Илью. Скорее всего, давление связано с борьбой за честь мундира», — полагает Бурневич. Он добавляет, что следователь грозил вменить статью о самоуправстве, если не удастся собрать доказательства по мошенничеству.

С конца июля Тюменскую область не покидают ревизионные комиссии ДОСААФ, московское руководство клубов пообещало проверить деятельность аэродромов по всему району «от и до». Ишимский аэроклуб расформирован, а зампред ДОСААФ Виктор Бычков покинул свою должность «по собственному желанию».

При этом продавец самолета Валерий Белявский утверждает, что у него есть документы на покупку деталей, из которых состоит Як-52. Этими материалами заинтересовалась военная прокуратура, которая ведет проверку, но ее детали неизвестны.

«Белявский достаточно лояльно относится к Илье. Он в кулуарах намекнул, что не давал бы таких показаний, если бы на него не давило следствие. Его защита тоже не понимает, почему дело до сих пор не переквалифицировали в административное», — рассказывает адвокат Бурневич.

По словам обвиняемого, система ДОСААФ изжила себя. «Нет современной техники, спортсмены учатся за свой счет, клубы давно не учат молодежь летать бесплатно, многие аэроклубы в открытую распродают свою технику. Все это гнило десятилетиями и развалилось, когда мы случайно ткнули. Кроме того, в России нет нормальной правовой базы, касающейся малой авиации», — говорит он.

«В нашей стране при моей специальности не бывает хорошо. Но у меня есть мои студенты, обязательства перед людьми, есть моя задача в космическом проекте, которую я хочу выполнить. По иронии, это исключительно российский научный проект. У меня есть идеи дальнейшей научной деятельности, экспериментов. У меня есть большая мечта — попасть в отряд космонавтов. Для этого нужно жить и работать здесь. И если мне придется проститься с этой мечтой в России, конечно, я уеду из страны. Потому что можно быть сколь угодно большим патриотом своей страны, но если она так действует против тебя, это подрывает веру в нее. Я, мои коллеги — мы работаем напрямую для блага страны, наука — одна из главных опор ее государственности. Иронично, что пока эта страна пытается меня посадить, я продолжаю на нее работать», — резюмирует Кудряшов.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей