Бастуют все — Медиазона
Бастуют все
ПрошлоеТексты
23 июля 2015, 9:30
3822 просмотра
Акция протеста таксистов на Тверской удице в Москве, 28 октября 1991 года. Фото: Евгений Успенский / AP / ТАСС
Судьи берут штурмом бывшее здание райкома КПСС, очередники захватывают пустующие квартиры и держат оборону с коктейлями Молотова, таксисты перекрывают Тверскую, доктор филологии угрожает самосожжением в библиотеке, а старшеклассники выходят на улицы, требуя вернуть в школу бастующих учителей. «Медиазона» вспоминает забастовки и акции протеста начала 1990-х — от августовского путча до принятия Конституции в декабре 1993 года.

В сентябре 1991 года начали забастовку строители-лимитчики, протестующие против низких зарплат и бесчеловечных условий на стройках. При уровне оплаты труда строителей в кооперативах 150-200 рублей в день лимитчики получали 400 рублей в месяц.

15 сентября 1991 года в исправительно-трудовой колонии усиленного режима под Уфой осужденные отказались от пищи и перестали выходить на работу, протестуя против резкого ухудшения питания, ненормальных условий содержания и злоупотреблений со стороны администрации.

В Вологде водители и медики на машинах «скорой помощи», включив сирены, окружили здание обкома КПСС. Требование медработников — передача обкомовских владений под поликлинику и гараж.

27 сентября 1991 года народные судьи Ленинского района города Иванова пытались штурмом взять здание бывшего райкома КПСС: привезли две машины с мебелью, влезли в окна и стали передавать внутрь стулья и столы. Пройти через двери в здание судьям помешали сотрудники кардиологического центра, которые тоже претендовали на здание. После прибытия на место событий прокурора судьи покинули здание райкома, но объявили забастовку и в течение недели не рассматривали дела.

Доктор филологии Виктор Дерягин, заведующий отделом рукописей Государственной публичной библиотеки СССР имени Ленина, заперся в хранилище рукописей и угрожал самосожжением в знак протеста против выдачи еврейской религиозной общине хранящихся в Ленинке книг и рукописей из бывшего собрания раввина Шнеерсона.

В начале октября 1991 года началась забастовка плавсостава вспомогательных судов на Северном флоте с требованием «северных» льгот.

Требуя передачи им зданий парткомов, перестали рассматривать дела три народных суда Ярославля: Ленинский, Заволжский и Красноперекопский.

Двенадцать дней — с 14 по 25 октября 1991 года — голодали 28 студентов и двое преподавателей бывшей Московской высшей партшколы, ликвидированной и выселенной из здания на Ленинградском шоссе. После встречи с председателем Моссовета протестующим удалось добиться получения другого здания и вуз, преобразованный в Российский государственный социально-политический институт, продолжил работу.

Неделю длилась голодовка заключенных в исправительно-трудовой колонии усиленного режима в Ярославле, в ней участвовали 1 830 человек. Требование — законодательно изменить режим содержания. Осужденные согласились вновь принимать пищу после визита представителя президента и обещания главы УВД немедленно улучшить содержание в этой и других колониях области.

28 октября 1991 года московские таксисты перекрыли Тверскую улицу с требованием «Выгнать из Москвы всех “черных” к такой-то маме». Поводом для акции стало совершенное неделей раньше убийство таксиста Матвеева, в котором подозревали двух уроженцев Азербайджана. В течение нескольких дней «войн таксистов» водители резали коллегами шины, а в переговорах со столичными властями жаловались за азербайджанскую мафию, поделившую Москву на «зоны влияния».

Народные судьи Хабаровска в ноябре 1991 года отказались рассматривать уголовные и гражданские дела до тех пор, пока местные власти не отдадут судам здания парткомов.

Больше недели голодали сотрудники Камчатского института вулканологии, требуя отставки директора института Сергея Федотова. Двое ученых оказались в больнице с инфарктом.

24 ноября 1991 года завершилась 40-дневная забастовка учителей в Иванове. Более трех тысяч педагогов не проводили занятия, требуя повышения зарплат. Вопрос пообещали рассмотреть на специальной сессии городского Совета, и учителя вернулись к работе, а воспитатели и нянечки детсадов выдвинули властям аналогичные требования.

Машинисты локомотивов и работники ремонтных бригад провели предупредительную забастовку, перекрыв на час главный ход Транссиба и закрыв проезд к востоку и западу от Читы. Бастующие железнодорожники потребовали отставки исполкомов городского и областного Советов, улучшения снабжения продуктами питания и повышения зарплаты.

Судьи Орла собрались на чрезвычайную конференцию с требованием передать им здания для работы: здание одного из судов отобрано в пользу сельхозинститута, Краснозеренский народный суд заседает в зернохранилище, а в Урицком нарсуде нет совещательной комнаты и телефона.

Рабочий Московского станкостроительного завода имени Орджоникидзе. Фото: Борис Приходько / РИА Новости, архив

19 ноября 1991 года остановил работу на час Московский станкостроительный завод имени Орджоникидзе, требуя отмены решения о восстановлении в должности директора Анатолия Панова, который находится под следствием по уголовному делу. Коллектив завода также вменял Панову в вину то, что он не пускал на завод Бориса Ельцина во время выборов в российские депутаты, но когда будущего президента все же позвали, директор с ним сфотографировался и после 19 августа 1991 года повесил это фото на видное место.

В декабре 1991 года начали забастовку работники вспомогательных участков воркутинской шахты «Юр-Шор», недовольные большой разницей между своей зарплатой и зарплатами добытчиков.

Пенсионеры и домохозяйки в Красноярске в начале января 1992 года перекрыли четыре улицы в городе, требуя отоварить талоны на сахар по прошлогодним ценам. Недовольство вспыхнуло после того, как власти города пообещали сахар по старым ценам, жители Красноярска провели январскую ночь в очередях у магазинов, греясь у костров, но наутро сахара на прилавках не оказалось.

На Костомукшском горно-обогатительном комбинате в Карелии ввели собственные деньги — бумажки с печатью номиналом пять рублей. Использовать собственную валюту горняки могли в столовых предприятия.

Профсоюзы от Калининграда до Южно-Сахалинска провели день коллективных действий 17 января 1992 года, организовав митинги и пикеты у правительственных зданий по всей стране. В Туле в рамках этой же акции на час остановили работу водители автобусов.

Учителя и родители учеников школы №26 Калуги приняли совместное решение о прекращении занятий, протестуя против высоких цен в школьных столовых и низкой зарплаты педагогов.

Две недели в январе 1992 года перед зданием Белого дома в Москве голодал 52-летний Виктор Сокирко — председатель Общества защиты осужденных хозяйственников и экономических свобод, требуя скорейшего рассмотрения вопроса об амнистии осужденных за хозяйственные преступления.

4 февраля 1992 года в 9:00 остановили движение по Садовому кольцу медики Института Склифосовского. Врачи, научные сотрудники и медперсонал провели трехчасовую предупредительную забастовку, к ним присоединилась московская служба «Скорой помощи». «Работникам обещают увеличение зарплаты на 45%, после чего на зарплату профессора можно будет купить десяток алюминиевых ковшиков», — писала на следующий день «Независимая газета».

В Красноярске почти вдвое увеличилось число ДТП из-за отключения светофоров: объявили забастовку сотрудники обслуживающего их специализированного монтажно-эксплуатационного управления.

Коллектив объединения «Коминефть» 15 февраля объявил забастовку и остановил работы на 96 скважинах. Суточная потеря нефти составила более трех с половиной тысяч тонн. Через двое суток требования работников об изменении ценовой политики и повышении зарплат были удовлетворены.

19 февраля 1992 года из-за высоких цен на бумагу и услуги связи не вышла «Комсомольская правда», 20 февраляпо тем же причинам не вышел очередной номер «Труда».

В начале марта начали забастовку рыбаки Приморья: прекратили работу 50 экипажей судов колхозного рыболовецкого флота в Охотоморской и Северо-Курильской экспедициях.

Двадцать активистов союза «Освобождение» — независимой организации лесбиянок и геев — провели трехдневную предупредительную голодовку, требуя отмены статьи 121 УК РФ (мужеложство). По данным протестующих, депутаты Ленсовета подготовили соответствующую закондательную инициативу, но не вносят ее, «боясь быть неправильно понятыми».

В середине марта 1992 года начали забастовку учителя в Кемеровской области, в Междуреченске прекратили работу 23 школы из 24. К середине апреля число бастующих в регионе педагогов достигло 17 тысяч человек. Главное требование — повышение зарплаты.

Инвалиды провели митинг перед зданием правительства на Старой площади, протестуя против прекращения выплаты пенсий по инвалидности тем из них, кому удалось устроиться на работу.

8 апреля 1992 года не вышли на работу водители пятой части всех автобусов в Москве и около сотни троллейбусов, требуя увеличения зарплат.

14 апреля отказались от еды около трех тысяч арестованных в Бутырском следственном изоляторе, требуя скорейшего расследования и рассмотрения судами своих уголовных дел.

20 апреля 1992 года началась всероссийская забастовка медиков, требующих повышения зарплат, к которой присоединились врачи и медперсонал на Южном Урале, Дальнем Востоке, в Сибири, приволжских областях, Башкирии. 27 апреля стартовала забастовка медиков в Москве. Врачи бастовали на своих рабочих местах, оказывали экстренную помощь, но не выписывали больничных, справок и не вели плановый прием. Детские больницы и родильные дома функционировали. К 28 апреля к акции протеста присоединились медики в 61 регионе страны. С 1 мая бастующие врачи прекратили плановое лечение и прием новых пациентов в стационарах. География забастовки продолжала расширятся: в начале мая присоединились Камчатка, Кострома, Саратов, Приморье и Архангельская область. 12 мая медики планировали отказаться от оказания любой помощи, но не решились на этот шаг и провели два масштабных митинга в Москве и Санкт-Петербурге. Первой из забастовки вышла «скорая помощь» Москвы, после подписания указа президента Ельцина о дополнительных мерах по стимулированию работников здравоохранения остальные медики также вернулись к работе.

Казаки в Иркутске провели силовую операцию по снижению цен на городском рынке: около 200 человек оцепили центральный павильон и потребовали от продавцов яблок, груш и других фруктов по крайней мере вдвое уменьшить стоимость товара, пообещав в противном случае выгнать их с торговых точек.

Фото: ТАСС, архив

Строители-транспортники Надыма объявили забастовку в конце апреля 1992 года, требуя повысить зарплаты до уровня газовиков и обеспечить социальную защищенность. Нефтяники Ноябрьска предупредили, что могут стать следующими — на предприятии «Ноябрьскнефтегаз» перестали выдавать заработную плату.

В Томске 5 мая 1992 года бессрочную забастовку начали учителя 48 школ. К тому времени уже две недели бастовали их коллеги из Чебоксар, столько же длилась забастовка сотрудников детских садов Ангарска Иркутской области. Все учителя и воспитатели требовали повышения зарплат до уровня зарплат работников промышленных предприятий.

13 мая медики Кирова провели двухчасовую предупредительную забастовку: прекратили работу поликлиники, больницы, почти все аптеки, службы фармации и санэпиднадзора.

В тот же день в Хабаровске не вышел на линию ни один троллейбус, акция протеста водителей продолжалась неделю.

16 мая 1992 года однодневную забастовку провели пять тысяч учителей школ и воспитателей детских садов Пермского края, требуя повышения зарплат и средств на содержание школьных зданий.

Профессора и преподаватели МГУ, МЭИ, МИСИ, МАДИ и еще нескольких вузов 21 мая вышли к зданию Комитета по высшей школе Миннауки России в Москве, чтобы выразить свое недовольство указом президента «О дополнительных мерах по социальной защите и стимулированию труда работников образования».

Малый совет Иркутской области решил больше не переводить налоги в в федеральный бюджет из-за неперечисленных в бюджет региона 5 млрд рублей.

Дом Советов в Самаре штурмуют жители Якутии, Сибири и северных регионов, требуя выделить им автомобили «Жигули» по уже оплаченным чекам. Производитель машин отказывается выдавать их покупателями, пока они не заплатят новую — существенно возросшую — цену.

В Пушкинском районе Московской области в конце мая 1992 года жители захватили и самовольно засеяли картошкой 23 гектара земли совхозов имени Тимирязева и «Памяти Ильича», так как руководств хозяйств отказалось выделить земли тем, кто не работает в совхозе.

20 мая 1992 на центральную площадь Кемерово приехали несколько десятков «пазиков» с митингующими. На посвященную проблемам села акцию протеста прибыли пять тысяч человек.

В 8:00 26 мая у здания правительства на Старой площади в Москве собрались ивановские ткачихи, угрожая исполняющему обязанности премьера Егору Гайдару оставить его лично и всю российскую армию без штанов, а медицину — без бинтов и марли. По итогам митинга Гайдар подписал телеграмму в Ташкент с просьбой, несмотря на долги, начать отгрузку хлопка текстильщикам, а также выделил 400 миллионов рублей наличными на зарплаты.

В городе Шахты Ростовской области месяц бастовали водители трамваев и троллейбусов. Требовали приобрести новые машины, улучшить ремонтную базу и повысить зарплату до 7 тысяч рублей.

Старшеклассники в рабочем поселке Чегдомын Верхнебуреинского района Хабаровского края в первых числах июня 1992 года вышли на улицы, требуя возвращения бастующих учителей на рабочие места. Школьники хотели сдать выпускные экзамены и получить аттестаты.

В конце июня объявили забастовку корреспонденты боннского отделения ИТАР-ТАСС. Журналисты потребовали отставки с поста главы корпункта в Германии и Австрии Вячеслава Кеворкова — высокопоставленного сотрудника КГБ, а также добивались ликвидации постов, которые занимали в агентстве представители спецслужб с «корочками» корреспондентов. Главный редактор агентства Чуксеев осудил действия своих журналистов и назвал их методы «неприемлемыми».

Ветераны-афганцы 23 июня 1992 года захватили два жилых дома в центре Екатеринбурга и в течение месяца держали оборону. Более 300 человек с бутылками с зажигательной смесью забаррикадировали входы в дома и квартиры, а прилегающую территорию обнесли колючей проволокой. Среди захватчиков — бойцы екатеринбургского ОМОНа и милиционеры. Правительство области давно обещало воинам-интернационалистам жилье, но никак не начинало строительство из-за отсутствия материалов и технических мощностей.

Жители Восточного административного округа, переселение которых из коммуналок никак не может начать префектура, начали самозахват квартир. Около 30 семей, преимущественно в районе «Сокольники», самовольно вселились в новостройки.

15 августа 1992 года восьмичасовую забастовку провели авиадиспетчеры в московских аэропортах Внуково и Быково, а также аэропортах Курумчи, Ульяновска, Ростова, Элисты, Томска, Пулково, Тюмени, Нижневартовска, Екатеринбурга, Сургута, Ханты-Мансийска, Волгограда. Самолеты не могли взлетать, а в Ульяновске наземные службы не приняли самолет, уже летевший в их зону ответственности, и ему пришлось искать другой аэропорт для посадки. На 15 участников забастовки, признанной Мосгорсудом незаконной, возбудили уголовное дело.

Авиапассажиры рейса Новосибирск — Петропавловск-Камчатский вышли на взлетную полосу в новосибирском аэропорту «Толмачево» после того, как рейс несколько раз отложили (из-за отсутствия горючего), а администрация аэропорта отказалась выплатить ожидающим компенсации. Протестующих разогнали водометами.

Лоцманы Игаркской гидрографической базы объявили бессрочную забастовку, остановив судоходство на Енисее. Требование — повышение зарплаты, которая сравнима с зарплатой матроса второго класса, до уровня зарплаты капитана дальнего плаванья.

Моряки российского судна «Славянка» 6 октября 1992 года отказались выгружать привезенные из Марокко мандарины в грузовом порту Хельсинки и, оставшись на судне, объявили забастовку. Они требуют повысить им зарплату хотя бы до минимальной ставки Международной федерации транспортников, по которой получают деньги моряки Либерии и Панамы.

Тридцать тамбовских фермеров неделю голодали в Москве в декабре 1992 года. Цель акции — добиться от Минфина обещанных фермерам бюджетных средств и поправок в земельное и налоговое законодательство.

Коллектив симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии отказался играть в России до тех пор, пока Министерство культуры не отменит единые тарифные ставки для работников культуры. Дирижер Юрий Темирканов назвал единые тарифы «люмпенской уравниловкой»: «Я очень рад за сотрудников музея Калинина, которым прибавляют зарплату, но поставить это учреждение культуры на одну доску с Государственным Эрмитажем — кощунство».

В начале января 1993 года группа женщин из поселка Коркино в пригороде Красноярска объявила бессрочную голодовку против промышленных выбросов Красноярского алюминиевого завода, которые делают поселок непригодным для жизни.

16 февраля 1993 года объявили голодовку рабочие шахты «Воргашорская» в Воркуте, находящиеся под землей. Поводом стал арест профсоюзного лидера Ивана Гуридова, взятого под стражу за злостное уклонение от явки в суд. Через двое суток шахтерам удалось добиться освобождения Гуридова под залог.

Санкт-Петербургский морской торговый порт 18 марта 1993 года провел двухчасовую предупредительную забастовку, требуя выполнить условия приватизации и позволить коллективу акционировать имущество порта.

1 марта 1993 года шахтеры Кузбасса, Ростова и Воркуты начали забастовку, объявленную всероссийской. В Кемеровской области не работают 29 шахт, в Ростове работают только 2 шахты, в Воркуте прекратили работу все 12 шахт. Среди основных требований шахтеров — заключение нового тарифного соглашения на 1993 год и выплата долгов по зарплате с индексацией.

Добыча нефти в окрестностях Грозного, Чечня. Фото: Юрий Абрамочкин / РИА Новости, архив

С 5 по 7 апреля бастовали нефтяники Чечни, которые, помимо экономических требований, потребовали отставки правительства Джохара Дудаева. В середине апреля к антидудаевской забастовке присоединились школы, средние учебные заведения и вузы.

В конце мая 1993 года в городе Сосновый Бор Ленинградской области начали акцию протеста медики: они находятся на своих местах, но не ведут плановый прием и госпитализацию, а оказывают только экстренную помощь. Врачи и медперсонал требуют выплатить долги по зарплате и протестуют против отправки в неоплачиваемый отпуск. В городской больнице нет перевязочных материалов, лекарств и продуктов для столовой, кровезаменителей осталось на четыре дня.

19 июня 1993 года не вышла газета «Известия» из-за забастовки сотрудников типографии, протестующих против низких зарплат на вредном производстве и требующих перераспределения государственных дотаций.

21 июня 1993 года 200 горняков из профсоюза Ростовской области провели пикет у Белого дома в Москве, требуя выполнения тарифного соглашения. В этот же день президент Ельцин подписал указ о стабилизации ситуации в угольной промышленности.

В наукограде Арзамас-16 Нижегородской области (сейчас — Саров) провели митинг и объявили о готовности к забастовке разработчики ядерного оружия. На улицы закрытого города вышли четыре тысячи человек. Ядерщикам с апреля не платят зарплату, лишь увеличивая нагрузку, и не финансируют разработки и производство. Резолюцию митинга по факсу передали президенту, в ответном письме Борис Ельцин сообщил о немедленном выделении 1 миллиарда рублей на зарплаты.

Студенты Северо-Западного кадрового центра 24 июня 1993 года (сейчас — Северо-Западный институт управления РАНХиГС) объявили голодовку и забаррикадировались в здании общежития, протестуя против их передачи в муниципальную собственность и превращения в гостиничный комплекс «Таврический».

Сотрудники Российской академии наук (РАН) 14 июля 1993 года вышли на митинг у входа в Центральный парк культуры и отдыха имени Горького. Ученые призывают к массовым протестам против отмены индексации зарплат бюджетникам и снижения расходов на науку на 20%.

В конце июля 1993 года в Приморье прошли многочисленные митинги, организованные профсоюзами, под лозунгом «Правительство, я работаю — плати по справедливости!» 29 июля остановилось более ста предприятий оборонной промышленности Урала.

С начала августа 1993 года крестьяне южных районов Красноярского края прекратили поставки молока на молокозаводы. Протестуя против аграрной политики властей, жители сел раздают молоко бесплатно соседям.

На Дальнем Востоке в предупредительной забастовке приняли участие работники 362 предприятий. По требованию бастующих регион посетил премьер-министр Виктор Черномырдин с другими членами правительства.

18 августа в течение суток бастовали рабочие прокопьевской шахты «Красный углекоп» в Кемеровской области. Три смены из четырех отказались спуститься под землю, требуя своевременной выплаты зарплаты и ее повышения.

6 сентября 1993 года не вышли на работу шахтеры 117 угольных шахт и разрезов Сахалина, Приморского края, Амурского бассейна, Красноярского края, Тувы, Ростова, Инты, Воркуты и Кузбасса — более полумиллиона человек. Рабочие требуют сохранения угольной промышленности: выделить обещанные средства на новые разработки, реконструировать шахты, строить жилье для горняков.

Поставщики сельскохозяйственной продукции Ленинградской области прекратили поставки городу всех видов продовольствия из-за долгов на сумму около 10 млрд рублей. В случае необходимости крестьяне намерены перекрывать дороги в Санкт-Петербург, чтобы не допустить поставок из других регионов. Протестующих из Ленобласти поддерживают производители сельскохозяйственной продукции из Пскова.

Российские работники оборонных отраслей провели 17 сентября 1993 года всеобщий день протеста. Они требовали от правительства выплаты долгов за выполненные заказы и выдачи утвержденных кредитов, а также повышения зарплат до уровня средних в российской промышленности.

В сентябре недельную забастовку объявили дворники, слесари и другие работники домоуправлений Смоленска. Специалисты выезжали на вызовы только в экстренных случаях, а плановые слесарные и ремонтные работы были приостановлены. Цель акции протеста — повышение зарплаты.

Костромская коллегия адвокатов отказалась выделять защитников по уголовным делам, требуя прекратить злоупотребления милиции. К коллективным действиям адвокатов побудило избиение на рабочем месте и задержание их коллеги Николая Шульги, обвиненного в принуждении потерпевшего к даче ложных показаний. Коллег из Костромы поддержал Российский союз адвокатов. «Мы намерены принять самые решительные меры, дабы пресечь порочную практику правоохранительных органов», — сказал председатель союза Алексей Галоганов «Российской газете».

13 лидеров профсоюза шахтеров Воркуты 1 ноября 1993 года начали голодовку в знак протеста против невыплаты зарплат горнякам и продолжали ее 10 дней. Двое участников голодовки оказались в больнице в тяжелом состоянии. А 11 ноября суточную забастовку провели все 13 шахта объединения «Воркутауголь».

Предупредительную забастовку объявили геологи Дальнего Востока в надежде выяснить, куда исчезли 107 миллиардов рублей, выделенных на дополнительное финансирование отрасли в 1993 году.

Семь тысяч строителей и работников автотранспортных предприятий Надыма (Ямало-Ненецкий автономный округ) 22 ноября 1993 года провели митинг и объявили о бессрочной забастовке. Причина — задержка зарплат на полгода и выделение средств на погашение задолженностей только газовикам, в обход строителей и транспортников. Бастующие блокировали дороги и пригрозили перекрыть подачу газа на магистральных газопроводах. Телеграмму поддержки забастовщикам послал губернатор Тюменской области Леонид Рокецкий. За счет продажи части валютных средств «Газпрома» в Надым перевели 16 млрд рублей, но забастовка не прекратилась. К 1 декабря в ней участвовали 25 тысяч человек с 72 предприятий. На переговоры с протестующими выезжал лично глава «Газпрома» Рем Вяхирев. Все требования забастовки были удовлетворены, газовая компания выделила строителям и транспортникам Надыма в общей сложности 103 млрд рублей.

7 декабря 1993 года коммерческие банки Москвы и некоторых других городов прекратили свою работу по призыву Ассоциации российских банков и Московского банковского союза. Этот день был объявлен днем траура по убитому председателю Россельхозбанка Николаю Лихачеву, так банкиры выразили протест против бездействия правоохранительных органов: за год от рук киллеров погибло не менее 30 банкиров. В московской полиции назвали возмущение банкиров справедливым и объяснили свое бездействие неразберихой и несогласованностью в расследовании таких дел с Министерством безопасности.

Председатель федерации профсоюзов Норильского горно-металлургического комбината Александр Бугаев 6 декабря 1993 года начал голодовку против преследования участников забастовки горняков Норильска и Воркуты (в ней принимали участие 50 тысяч человек). На следующий день к голодовке присоединился председатель профкома рудника «Ангидрид» Юрий Бояринов, а за ним еще 10 человек. 13 декабря голодовка была прекращена.

В середине декабря 1993 года метеорологи Дальнего Востока объявили предупредительную трехдневную забастовку. Но прекратить ее пришлось почти на сутки раньше из-за резкого ухудшения погодных условий.

Подготовлено по материалам архива «Известий», «Российской газеты», «Московских новостей» и «Независимой газеты».

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей