Синдром революционера — Медиазона
Синдром революционера
Тексты
27 марта 2015, 17:07
1053 просмотра
Игорь Пузанов. Кадр: YouTube
Обвиняемый в намерении подорвать кортеж президента Путина юрист Пузанов выступил с последним словом. Защита подсудимого не верит в то, что его направят на принудительное лечение — прокурор запросил 10 лет колонии. «Медиазона» рассказывает, как из-за сомнительного судебного разбирательства бывший чиновник стал леворадикальным интернет-активистом, и как ФСБ восприняла угрозы психически больного человека всерьез.

Судебная песня

«Уголовное дело 2-0005/2015. Лицо: Пузанов И. Ф.» — гласила табличка перед дверью зала Мосгорсуда, где расположились несколько журналистов. Мимо них, шаркая ногами, обвиняемый со скованными руками под конвоем прошел в зал. Пузанову вменяются призывы к терроризму (часть 1 статье 205.2 УК), хранение взрывчатых веществ (часть 1 статьи 222 УК), изготовление взрывных устройств (часть 1 статьи 223 УК). 

«Путин будет свергнут! Путинский фашизм не пройдет!», — раскатисто предсказал Пузанов, глядя в объективы немногочисленных телекамер.

Полчаса в ожидании коллегии подсудимый просидел молча, спокойно оглядываясь по сторонам. Когда судьи наконец вошли в зал, председательствующий Анатолий Костюков напомнил, что, выступая с последним словом, нужно говорить «только по делу, не пускаясь в длительные рассуждения». Пузанов его понял.

«Я хочу говорить только по сути предъявленных мне обвинений. Вы судите не меня, а честь, правду и справедливость в моем лице. На этом у меня все», — сказал подсудимый. В руках он держал множество исписанных мелким почерком листов формата A4.

Оглашение приговора Костюков назначил на 2 апреля, 13:00. Из зала суда прокурор вышел вместе с адвокатом Пузанова по назначению Мариной Ефименко. Они улыбались.

«Ох, как хорошо и как мудро с его стороны», — с облегчением сказала адвокат, имея в виду короткое последнее слово своего подзащитного. Прокурор одобрительно кивнул. Ефименко пояснила «Медиазоне», что на прениях Пузанов выступал три часа.

«Он постоянно повторялся, сбивался. Больной человек, что тут скажешь. В его семье все больны шизофренией — отец, брат, дядя, он сам. Все, кроме матери», — рассказала она.

Подробно объяснять свою позицию по делу адвокат отказалась, отметив лишь, что ее целью является «реализация права Пузанова на защиту». Раздав журналистам визитки, Ефименко торопливо ушла — в другом суде ее ждали клиенты.

«Смело, товарищи, в ногу! Духом окрепнем в борьбе!», — громко распевал Пузанов песню, сочиненную в конце позапрошлого века русским химиком, учеником Дмитрия Менделеева и революционером Леонидом Радиным, когда конвой выводил его из зала суда. Эти же строки Пузанов декламировал полтора года назад, когда в его квартиру вломились оперативники.

Кадр из видеозаписи обыска в квартире Игоря Пузанова

Дневники чиновника

Биография Пузанова, за исключением последних девяти лет его жизни, больше похожа на биографию чиновника-карьериста, а не леворадикала, каковым его считает следствие. В 20 лет уроженец Сочи Пузанов поступил на службу в территориальное агентство Федерального управления по делам о банкротстве в Московской области, занимающееся имущественными спорами.

После трех лет в управлении, в 1998 году, он стал главным специалистом одной из комиссий при министерстве по земельной политике. Два года в должности заместителя гендиректора завода «Стройдормаш», три года в должности советника председателя Госстроя, столько же — в должности координатора «Ростехинвентаризации» в Сочи.

В какой либо оппозиционной деятельности замечен не был — до 2007 года.

Восемь лет назад, рассказывает «Медиазоне» второй адвокат обвиняемого, вступившая в дело уже после начала процесса на договорной основе Нуцалай Магомедова, Пузанов занимался в родном Сочи частной юридической практикой, в том числе, представляя интересы различных фирм в арбитражных судах. Выполнив услуги по договору с одной из таких компаний, юрист заметил, что деньги за работу были выплачены ему не в полном объеме. Поскольку переговорами решить вопрос не удалось, Пузанов обратился в суд с иском о взыскании гонорара. До вынесения вердикта в суд от имени фирмы-ответчика пришло письмо о согласии с иском, на основании которого просьбу Пузанова о взыскании удовлетворили и перечислили на его счет невыплаченную часть гонорара.

Однако позже представители фирмы-ответчика заявили, что никакого письма они не отправляли — якобы юрист самостоятельно подделал его, чтобы получить деньги. В отношении Пузанова было возбуждено дело по части 1 статьи 159 УК (мошенничество).

Магомедова полагает, что именно это окончательно подорвало душевное равновесие юриста, у которого к тому моменту, по словам защитника, уже было диагностировано психическое расстройство — об этом говорится в заключении судебной психолого-психиатрической экспертизы, проводившейся в рамках дела о мошенничестве. После возбуждения дела следователь взял с Пузанова подписку о невыезде. Однако тот нарушил ее и уехал в Москву. 

«После уголовного дела, возбужденного в отношении него в Сочи, он стал озлобленным. Его можно понять — это действительно несправедливость, там на самом деле не было оснований, его просто подставили. Эту несправедливость он экстраполировал на весь государственный аппарат, поскольку обращался во все инстанции с жалобами, но везде получил отказ. Тогда он, видимо, и решил как-то встать в оппозицию», — добавляет Магомедова.

В Москве Пузанов снял квартиру на улице Яблочкова и с успехом продолжил заниматься частной юридической практикой. По приезду ранее не имевший никакого отношения к оппозиции юрист заводит в «Живом журнале» аккаунт Dictator_Of_Rus, в котором анонимно публикует призывы «отобрать наши деньги у кучки ворья, обокравших нас».

Тем временем Пузанова объявляют в федеральный розыск, хотя сам фигурант дела о мошенничестве, по словам Магомедовой, об этом не знает.

«Он не получал никаких писем или приглашений к следователю на адрес в Сочи, с ним никто не связывался. Чтобы человека в розыск объявить, нужно исчерпать другие меры по установлению его местонахождения, но этого сделано не было. Он спокойно передвигался, занимался своими делами, но следствие говорит, что его якобы звали на допросы, а он не приходил, и поэтому его объявили в розыск», — объясняет она.

Спустя три года после первого поста в аккаунте Dictator_Of_Rus юрист заводит второй «Живой журнал», Dr_Puzanov, в котором он уже не скрывает своего имени, создает не функционирующий ныне сайт Putinapodsud.Org, а также, как утверждают следователи, Vnrf.org — сайт вымышленной организации «Всероссийский народно-революционный фронт».

«Всероссийский Народно-Революционный Фронт — организация борьбы объединенных трудящихся и Армии России против буржуазной диктатуры Медведева-Путина и капиталистического строя в России. Деятельность Всероссийского Народно-Революционного Фронта в настоящее время, в условиях жесточайшей диктатуры хунты Медведева-Путина и массовых репрессий против любой оппозиции, не говоря уже о радикальной, осуществляется на условиях подпольной работы и конспирации. Уже создаются подпольные вооруженные группы, также ведется успешная пропагандистская работа в армейских частях и многие армейские подразделения на нашей стороне и готовы выступить против путинского режима. Начало вооруженного восстания будет всем доведено дополнительно!», — гласило первое воззвание «Фронта», на деле существовавшего только в интернете.

Судя по сохранившихся в интернете аккаунтам Пузанова, его позиция радикализируется с момента провозглашения «Всероссийского народно-­революционного фронта»: среди перепостов «пособий по борьбе с государственной пропагандой» и воззваний в защиту Pussy Riot появляется вопрос «Почему я буду стрелять в путинистов?» и стихотворение со строками «Хороший Путин — мертвый Путин».

В середине июля 2012 года оппозиционер, ранее не упоминавший об уголовном деле, публикует пространный рассказ о своем задержании.

По его словам, задержание санкционировал некий следователь «ярославского управления ФСБ», по распоряжению которого московские полицейские оставили Пузанова на ночь в ОВД без возможности связаться с адвокатами, а на следующий день отвезли в аэропорт Шереметьево, откуда собирались самолетом препроводить в Сочи. Там, как следует из рассказа юриста, его каким-то образом встретили знакомые адвокаты, которым удалось убедить полицейских в необходимости госпитализации Пузанова. На следующее утро юрист беспрепятственно покинул больницу. 

Подробности этого инцидента Магомедовой неизвестны. Вероятно, на время розыска исчисление срока давности по делу о мошенничестве было приостановлено, а когда оперативники установили местоположение Пузанова и задержали его, суд в Сочи начал заочно рассматривать его дело. Самому же обвиняемому повторно была выписана подписка о невыезде, на этот раз из Москвы.

В августе 2012 года Мещанский суд Москвы принимает решение о запрете семи текстов, опубликованных на сайте «Всероссийского народно-революционного фронта» за подписью «Ивана Мзымтина» и «Дмитрия Савельева»: «Все на войну с путинизмом!!!», «Уничтожайте магистральные газо- и нефтепроводы!!!», «Обращение по итогам выборов в Госдуму», «Обращение к трудящимся», «Сорвать проведение антинародной Олимпиады в Сочи!!!», «Сорвать антинародные псевдовыборы!!!» и «Убей путинского полицая!!!». 

Следующий — 2013-й — год Пузанов в «Живом журнале» Dr_Puzanov объявляет «годом городской герильи».

«Иначе может быть поздно — путинское правительство в своих планах уже заготовило электронные чипы для вживление в мозг каждого из нас, чтобы сделать нас покорными командам "хозяев жизни" уже не рабами, а биороботами», — предупреждает он.

Однако положить начало герильи Пузанову не удалось. В марте 2013 года он высказывает предположение о том, что в случае начала уголовного преследования ему «не светит меньше 20 лет». Примерно в это же время суд в Сочи заочно приговаривает его к трем с половиной годам колонии. Спустя три месяца — 3 июля — Пузанова вновь задерживают. 

«Отвяжитесь!», — кричит стоящий в одних трусах Пузанов и пытается сопротивляться, когда в съемную квартиру на улице Яблочкова вламываются оперативники и валят юриста на пол. Когда задержанный просит воды, полицейские отводят его на кухню, где Пузанов резко смахивает ноутбук со стола и топчет его, пытаясь уничтожить. В следующем кадре оперативной съемки закованного в наручники юриста, не успевшего или не пожелавшего застегнуть рубашку, ведут по двору среди многоэтажек. «Смело, товарищи, в ногу! Духом окрепнем в борьбе!», — поет он.

В квартире, отчитывалось позже столичное управление МВД, оперативники обнаружили целую лабораторию с компонентами для взрывных устройств и инструкции по их изготовлению, 16 мобильных телефонов, радиостанцию, настроенную на полицейскую частоту, 30 внешних носителей данных и «беспилотный летательный аппарат грузоподъемностью около 300 граммов» — проще говоря, радиоуправляемую модель вертолета. Поскольку компоненты взрывчатки были крайне нестабильными и могли сдетонировать от внешнего воздействия, полицейским пришлось эвакуировать всех жильцов 12-этажного дома.

Как пояснял «Газете.Ру» анонимный собеседник из центра по борьбе с экстремизмом при МВД, выйти на Пузанова удалось в рамках сопровождения другого уголовного дела — о взрывах газопроводов в Сочи. В марте 2013 года МВД отрапортовало о задержании двоих «зеленых» радикалов, подозреваемых в подрыве магистрали одного из газопроводов, снабжающих сочинскую ТЭЦ, 25 декабря 2012 года. После допроса задержанные признались еще в нескольких аналогичных преступлениях, совершенных с 2007 по 2012 год.

Пузановым же центр «Э» и ФСБ заинтересовались из-за статьи на сайте Vnrf.org «Уничтожайте магистральные газо- и нефтепроводы!!!», которая была запрещена Мещанским судом Москвы годом ранее. Однако в ходе расследования установить связь между юристом и «зелеными» активистами не удалось. «Пузанов напрямую с ними не связан. Вопрос стоит о том, кто их на это сподвигнул. Вид у него странный из-за косоглазия, но этот человек довольно-таки эрудированный и хитрый: он скрылся от следствия по обвинению в мошенничестве, сымитировав сердечный приступ», — объяснял представитель антиэкстремистского управления.

«Согласно полученной оперативной информации, этот человек вел в интернете активную пропагандистскую деятельность, направленную на подрыв основ конституционного строя Российской Федерации. Через свои аккаунты в популярных социальных сетях он создавал сообщества единомышленников, которых призывал к акциям гражданского неповиновения и совершению террористических актов на объектах нефтегазового сектора», — отрапортуют позже в полиции.

Без надежды на лечение

Следователи квалифицировали действия Пузанова по части 1 статьи 205.2 УК (публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, наказание — от двух до пяти лет лишения свободы), части 1 статьи 222 УК (незаконное хранение оружия, наказание — до четырех лет лишения свободы) и части 1 статьи 223 УК (незаконное изготовление оружия, наказание — от трех до пяти лет лишения свободы).

Через двое суток после задержания суд избрал юристу меру пресечения в виде заключения под стражу, одновременно вступил в силу приговор, по которому его осудили на три с половиной года лишения свободы за мошенничество. Уже в первые дни после ареста Пузанов дал признательные показания по «террористическому» делу. 

«Он говорит, что признательные показания дал только из-за того, что боялся, что его переведут отбывать наказание в Сочи: он почему-то считает, что там условия содержания совершенно невыносимые. Сказал, что якобы он вину признает, что он готовился к теракту, к покушению на нашего президента, подрыву его кортежа, приобрел вертолет игрушечный для этого. Логика, конечно, странная — оговорить себя по более тяжелым статьям, чтобы остаться в московском СИЗО», — недоумевает адвокат Магомедова.

Когда началось рассмотрение дела в суде, Пузанов от этих показаний отказался, однако они все равно легли в основу обвинения. Помимо этой явки с повинной, говорит адвокат, доказательством вины юриста следствие называет протокол изъятия пресловутого вертолета, обыска из квартиры подсудимого и результаты проведенной лингвистической экспертизы, которая проанализировала посты в «Живом журнале» и на сайте «народно-революционного фронта».

«Он говорит, что все статьи, которые есть в деле, не его авторства, что это все перепосты. Свидетелей, которые на него бы указали, как на автора, у следствия тоже нет. То есть человека, который бы сказал: "Лично ты общался со мной, ты отправлял мне эти статьи, ты их написал" — такого человека в процессе не оказалось. Пузанов соглашается с тем, что он против власти и ее методов, но говорит, что никого не призывал ни к каким насильственным действиям. Признает, что сделал этот сайт "Народно-революционного фронта", сайт "Путина под суд", но не размещал там статьи, а по поводу "Живого журнала" говорит, что автором статей этих про насилие он не является. При этом лингвистическая экспертиза показала, что сделать бесспорный вывод о его авторстве невозможно», — добавляет Магомедова.

В ходе судебного следствия исследовалась также видеозапись, на которой запечатлено, как, по версии следствия, Пузанов проводит в Тимирязевском парке испытания своей бомбы в конце 2012 года. 

«Темно, какой-то человек направляет лазер на какой-то пень, слышен хлопок, что-то искрит недолго, дым, ничего не видно», — описывает ее содержание адвокат. По словам Магомедовой, на записи невозможно даже различить силуэт запечатленного на ней человека, однако следствие уверено, что это именно Пузанов, поскольку звукозаписывающие устройства зафиксировали «характерную для него одышку».

Несмотря на то, что расстройство психики у Пузанова зафиксировала и экспертиза, проведенная в Сочи в 2007 году, и московская экспертиза 2013 года, Магомедова уверена, что его приговорят к реальному сроку заключения, а не к принудительному лечению.

«Обе экспертизы выявили наличие шизофрении, но пришли к выводу, что на момент совершения преступлений стадии ремиссии не было, а значит, он отдавал отчет в своих действиях. О том, что принудительного лечения не будет, говорят, во-первых, выводы экспертов, по которым он был вменяем на момент совершения преступлений, во-вторых, факт отказа судом в проведении повторной психической стационарной экспертизы, о которой я просила этой весной, это тоже знак, а в-третьих — факт того, что на прениях прокурор запросил для него аж 10 лет колонии. Мы, конечно, будем просить его оправдать, но, ориентируясь на практику, понимаем, что это невозможно», — сетует Магомедова.

«Мне по-человечески жаль его и всю их семью», — добавляет она и объясняет, что представляет также интересы брата Игоря Пузанова Альберта в гражданском деле: уличные мошенники дали ему подписать документы, тот согласился, и теперь через суд пытается вернуть свою квартиру, которую, как оказалось, подарил незнакомцам.

По словам Магомедовой, двое братьев и их сестра в течение долгого времени стояли в Москве на учете как психически больные. У Игоря, который находится в СИЗО почти два года, и, вполне вероятно, проведет еще много лет в колонии, помимо психических заболеваний есть и другие проблемы со здоровьем: осложненный страбизм (косоглазие) и грыжа позвоночника.

Однако в перечень заболеваний, препятствующих содержанию под стражей, они не входят. 

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей