«Не мочились на плиту, голыми не бегали» — Медиазона
«Не мочились на плиту, голыми не бегали»
Тексты
28 декабря 2015, 11:49
2211 просмотров
Андрей Марцев. Фото: Антон Наумлюк
В Саратове идет судебный процесс по делу об «осквернении гидротехнического сооружения». Двум молодым националистам — Андрею Марцеву и Кириллу Каблову — грозит до трех лет лишения свободы за граффити на бетонной плите заброшенного участка набережной. Нарисованный там красно-черный флаг подсудимые в своих показаниях называют знаменем Корниловского ударного полка. Однако следствие убеждено, что это символика запрещенной в России Украинской повстанческой армии (УПА).

Кто такой Андрей Марцев: «пробежки», «зачистки» и Центр «Э»

Саратовский Центр по противодействию экстремизму интересуется 20-летним Андреем Марцевым на протяжении как минимум двух лет. Судя по содержащимся в уголовном деле показаниям оперуполномоченного майора Алексея Кузина, который «опекает» молодого человек, Марцев начал проявлять политическую активность в 2013 году, когда засветился на несанкционированном шествии по проспекту Кирова. «Данная акция была против лиц кавказской национальности», — уточняет майор Кузин.

11 сентября 2013 года активисты ультраправого движения «Русские пробежки» организовали на Театральной площади Саратова традиционные спортивные игры, в идеологии которых пропаганда трезвости и здорового образа жизни неотделима от националистических идей. На мероприятии мелькали «имперские» черно-желто-белые флаги. Как объясняли позже спортсмены, в какой-то момент на площади появились несколько уроженцев Кавказа и стали мешать их акции, «в том числе и путем оскорблений».

Обошлось без рукоприкладства, но стороны договорились выяснить отношения позже и назначили встречу на девять вечера. Активист «Пробежек» Сергей Трифонов рассказывал изданию «Взгляд-инфо», что правых на этой встрече было около 15 человек, а выходцев с Кавказа — примерно 70-80. По его словам, оппоненты «просто убежали», но позже, около полуночи, «выловили» нескольких националистов на перекрестке улиц Рогожина и Соколовой.

«Завязалась потасовка, в ходе которой из травматического пистолета подстрелили одного из наших пацанов — Артема Мокроусова, которого доставили в реанимацию. Сейчас ему наложили несколько швов; он ничего не помнит. На место происшествия прибыли сотрудники полиции, наверное, минут через пятьдесят, и половина народу поехала давать показания», — говорил Трифонов.

Андрей Марцев. Фото: Антон Наумлюк

Всего за месяц до этого в Пугачевском районе прошли массовые волнения на национальной почве, и саратовские правые были активны как никогда. Через несколько дней после драки на углу Горной и Радищева они решают собрать «народный сход» у памятника Чернышевскому, в самом центре города, чтобы обсудить «проблемы межэтнических отношений в области». В назначенный час к памятнику пришли несколько десятков человек. Успокаивать собравшихся приехал начальник Волжского отдела полиции Илья Молчанов: он пытался заверить активистов, что «как таковой драки не было, а имела место стычка, все помирились в итоге», хотя многие из пришедших сами были участниками или очевидцами конфликта.

Не зная, что делать дальше, ультраправые пошли строем по пешеходному проспекту Кирова, распевая «Небо славян» «Алисы». Многие закрывали лица шарфами, некоторые вскидывали руки в нацистском приветствии. В завершение прогулки молодые люди сделали коллективное фото, по которому их, вероятно, вычисляли потом сотрудники Центра «Э». На этой фотографии был запечатлен и Андрей Марцев.

«После проведения данной акции ее участников сотрудники ЦПЭ поставили на профилактический контроль как лиц, придерживающихся националистических взглядов», — рассказывал следователям майор Кузин.

Марцев фигурирует в оперативках саратовского Центра «Э» как координатор «неформального молодежного объединения "Русские зачистки"», позже — как организатор ячейки общественного движения «Черный фронт», а затем — как координатор движения «Народная Воля». Руководство «Черным фронтом» при этом якобы перешло к Кириллу Каблову, второму обвиняемому по делу о граффити. Члены «Русских зачисток» проводили рейды на рынках, выслеживая продавцов насвая; в оперативках говорится, что торговцев жевательной смесью они «провоцировали на конфликты».

Сотрудники Центра «Э» вели за Марцевым и его товарищами слежку: их телефонные разговоры прослушивались, расшифровки этих богатых нецензурной лексикой бесед есть в материалах дела. Страницу Марцева «ВКонтакте» периодически просматривали оперативники: в своих показаниях майор Кузин отмечает, что в аккаунте активиста нашли «нацистскую символику», за что на Марцева составили два протокола по статье 20.3 КоАП (пропаганда либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики).

«Также Марцев принимал активное участие в акциях протестного характера, на которых выступал против действующей власти и в поддержку действующей (после победы Евромайдана — МЗ) власти в Украине», — характеризовал Марцева майор Кузин. За участие в уличных протестах правый активист не раз привлекался к административной ответственности, но основное внимание саратовской полиции со временем сосредоточилось на его предполагаемых связях с украинскими единомышленниками.

«В 2014 году в ходе составления им (Кузиным — МЗ) административного протокола на Марцева, тот похвастался, что ждет посылку с Украины от членов "Правого сектора". Также в ходе беседы Марцев пояснил, что в посылке должны быть визитки лидера "Правого сектора" Яроша», — говорится в обвинительном заключении по делу о рисунках на набережной. По всей видимости, посылка в Саратов пришла, потому что во время обыска у Марцева действительно нашли «визитки Яроша», которые оказались сувенирными магнитиками на холодильник.

Андрей Марцев. Фото: Антон Наумлюк

«Бунт»

В начале июля 2015 года Марцев с друзьями нарисовал граффити на опоре моста через Волгу — они написали слово «Бунт» и рядом: «Сегодня Киев — завтра Москва». Не исключено, что за акцией наблюдал Центр «Э», но привлечь ее участников к ответственности тогда не смогли из-за отсутствия видеофиксации. Впрочем, активисты не особенно скрывались: на сайте движения «Народная воля» были опубликованы снимки граффити и новость под заголовком «Саратовские активисты провели граффити акцию на берегу Волги». В тексте отмечалось, что для будущего рисунка специально выбрали стену, «исписанную ранее местной детворой», чтобы не портить частную и муниципальную собственность.

«В условиях государственной пропаганды, антиконституционной цензуры и запретов, агитация и вербовка сознательных масс граждан должны стать ключевым направлением деятельности любого движения, независимо от его идеологической направленности. Только изменяя рабское сознание сограждан, заставляя их каждый день задумываться, сомневаться, проверять и перепроверять весь информационный шлак, который, как из ведра, льется с интернет-страниц и телепередач официальных СМИ, мы добьемся изменения положения дел в нашей многострадальной России», — отмечалось на сайте «Народной воли».

12 июля оперативники Центра «Э» Кузин и Алексей Мишанков вместе с сотрудниками ГИБДД задержали Марцева, Каблова и их товарища Дмитрия Крайнова. Согласно показаниям полицейских, воскресным днем они патрулировали набережную и заметили группу молодых людей, которые рисовали что-то на бетонной плите под мостом. В материалах дела есть видео, снятое оперативниками — на нем видны расплывчатые фигуры, но невозможно рассмотреть граффити. Сотрудники Центра «Э» утверждают, что Марцева и Каблова они узнали сразу: молодые люди «являются активными участниками протестных акций против власти, против принимаемых законов, поддерживают осужденных за участие в протестной акции "Болотная площадь"». Сами «эшники» тоже присутствовали на этих акциях — «в качестве оперативного прикрытия, с целью недопущения правонарушения», говорится в показаниях оперативников.

Рисовали Марцев и Каблов, а Крайнов стоял рядом; потом молодые люди вымыли руки и разошлись в разные стороны. Крайнов утверждал позже, что краски в руки не брал. Вспомнить, кто именно предложил украсить бетонную плиту граффити, и кто достал из рюкзака баллоны с краской, он не смог. Баллонов, по его словам, было «примерно четыре»: красный, белый, желтый и черный.

«Из разговоров Каблова и Марцева он (Крайнов — МЗ) понял, что они хотят нарисовать корниловский флаг — красно-черного цвета. Также они нарисовали черный флаг и щит с орлом. Он не рисовал в тот день. Просто наблюдал за ними. Все три рисунка Каблов и Марцев рисовали вдвоем. После того, как они нарисовали все, баллончики выкинули в урну», — говорится в обвинительном заключении.

По словам оперативников, решение задержать активистов было принято после того, как они разглядели на плите «флаг, схожий визуально с флагом "Правого сектора"», который впоследствии оказался символикой украинской организации УПА». Крайнова и Каблова задержали спокойно, а Марцева Мишанков буквально выдернул из маршрутки.

Активистов отвезли в отдел полиции для дачи объяснений, там же у них изъяли телефоны, флешки, «визитные карточки Дмитрия Яроша», черно-красные ленточки, а также наклейки с надписями «За вольный народ без власти господ! За русское самоуправление» и «Свободу народам! Смерть империям». Майор Кузин не скрывал удовольствия и говорил журналистам, что «Марцев попался». По словам самого активиста, Кузин заявил задержанному, что «трешечки» у него избежать не получится.

Обвинение Марцеву и Каблову предъявили по части 2 статьи 214 УК (акт вандализма, совершенный группой лиц, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды), максимальное наказание по которой составляет три года лишения свободы. Крайнов выступил в суде в качестве свидетеля обвинения. Кроме показаний оперативников и обвиняемых, в деле есть материалы обыска, который полицейские провели 27 июля в доме отца Марцева — сам активист там не живет и вещей не хранит.

Марцев настаивает, что дело в отношении него — политическое. «Все мы — участники множества протестных акций на социально и политически значимые темы, были противниками действий российских войск в братской Украине, да и остались таковыми», — говорит он. Активист отмечает, что почти половину второго тома в деле о граффити занимает прослушка телефонных разговоров Каблова, начатая еще в мае 2015 года. По мнению Марцева, сотрудникам Центра «Э» «нужен был лишь повод, и они его нашли».

Алексей Кузин. Фото: Антон Наумлюк

Суд

Первое заседание по делу об «осквернении гидротехнического сооружения» состоялось 17 декабря. Адвокат Каблова Виктор Левинский ходатайствовал об исключении из дела нескольких материалов, в том числе характеристики на Марцева, но судья Оксана Шамаилова посчитала просьбу защитника преждевременной. Зато она приобщила справку из городской администрации, согласно которой место, где активисты рисовали граффити, не является частью набережной и общественным местом.

В феврале 2014 года художник Петр Павленский провел в Санкт-Петербурге акцию «Свобода»: поджег на Малом Конюшенном мосту автомобильные покрышки и развернул черно-красные и желто-голубые украинские флаги, воссоздавая атмосферу революционного Майдана в миниатюре. После этого акционист стал обвиняемым по уголовному делу части 2 статьи 214 УК, которая определяет вандализм как «осквернение зданий или иных сооружений, порчу имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах». В ходе первого судебного заседания по делу Павленского гособвинитель просил свидетелей дать определение «осквернения» и выразить свои чувства, вызванные созерцанием «оскверненного» сооружения.

Ни Марцев, ни Каблов не признали вину. «Я не отрицаю, что нанес одно из изображений, но считаю, что в моих действиях нет состава преступлений», — цитирует Марцева агентство «Версия-Саратов». Согласно экспертному заключению специалиста по истории Гражданской войны, профессора Саратовского госуниверситета Виктора Данилова, красно-черный флаг использовался как Украинской повстанческой армией, так и Корниловским полком. Экспертиза Данилова также приобщена к материалам дела.

Свидетель Крайнов рассказал, что 12 июля он поехал с женой в магазин и встретил Марцева. Его супруга отправилась домой, а сам он пошел гулять с Марцевым и Кабловым. Они спустились под мост Саратов-Энгельс с левой стороны.

«Постояли, решили пройтись по набережной. Потом они достали баллоны (с краской — МЗ). Конкретного рисунка никто не называл, они хотели просто попробовать баллончики. Пошли дальше. Не помню точно, где распрощались. Я хотел поехать домой, но на автобус не успел, потому что меня остановил один из сотрудников центра по противодействию экстремизму», — рассказал Крайнов на заседании суда. По его словам, оперативник забрал у него телефон, вскоре задержан оказался и Каблов. На патрульной машине их доставили в Волжский отдел полиции.

Государственный обвинитель спросил у Крайнова, каких цветов были нарисованные активистами флаги. Тот ответил: черного, желтого и красного, отметив, что один флаг был «корниловским», а о другом он ничего не знает.

Защита активистов считает, что никакого вандализма и уж тем более «осквернения» в их действиях не было. Адвокат Левинский спросил у Крайнова: «Они чем-то кроме красок рисовали? Фекалиями, может? Не мочились на плиту, голыми не бегали, ничего не кричали?». Крайнов ответил, что такого не припоминает. На вопрос адвоката о том, были ли на рисунке нецензурные надписи и экстремистские лозунги, свидетель также ответил отрицательно.

Следующее заседание по делу о граффити назначено на вторник, 29 декабря. Суд вызвал для допроса нескольких свидетелей, в том числе сотрудника Центра «Э», который задерживал Марцева. Обвинение попросило допросить еще нескольких свидетелей — молодых людей, которые в разное время видели рисунок на набережной и испытали от этого «моральные страдания».

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей