«И пили водку, и кайфовали». Как подмосковный майор Садртдинов посадил близнецов Садрутдина и Бадрутдина — Медиазона
«И пили водку, и кайфовали». Как подмосковный майор Садртдинов посадил близнецов Садрутдина и Бадрутдина
Тексты
6 июня 2016, 11:49
6029 просмотров

Садрутдин и Бадрутдин Гаджисултановы в зале суда. Фото из личного архива

Московский областной суд изменил приговор братьям Гаджисултановым, которые были осуждены на девять лет лишения свободы за разбой — несмотря на то, что расследовавший их дело полицейский из Солнечногорска и сам обвинялся в организации разбойного нападения, понятыми при опознании дагестанцев выступал его дважды судимый знакомый и родственник, а биллинг подтверждает невиновность братьев, судьи не оправдали их, а лишь сократили срок лишения свободы до четырех с половиной лет.

«Марат передал мне наркотическое средство — анашу в головке — и сказал, чтобы я курил анашу вместе с людьми, с которыми пойду на разбой, и пили водку, и кайфовали». Так гражданин Узбекистана Саид Шарипов описывал подготовку к разбойному нападению на круглосуточный магазин «Продукты» в поселке Андреевка Солнечногорского района Московской области. По словам Шарипова, организовать это нападение его заставил Марат Садртдинов — старший оперумолномоченный отдела уголовного розыска ОМВД России по Солнечногорскому району.

С 2007 года Шарипов был осведомителем майора Садртдинова и работал на него сначала в Лобне, потом в Химках и, наконец, в Солнечногорске, где Марат поселил его в частном доме в деревне Рузино. Хозяйкой дома, по словам Шарипова, была некая Тамара, чья дочь «работает в полиции, и в ее пользовании имеется автомашина Лексус РХ-400 (очевидно, имеется в виду модель RX-400 — МЗ)». 

В феврале 2014 года, говорится в материалах дела Шарипова и Садртдинова, оперативник угрозами вынудил своего осведомителя организовать разбой «с целью его последующего раскрытия для продвижения по служебной лестнице». За удачное выполнение задания он пообещал Шарипову деньги и помощь в получении российского паспорта — тот жил в стране с 1993 года, но гражданства так и не получил.

Оперативник на личном BMW 6-й серии отвез его к месту будущего преступления и показал магазин «Продукты», затем выдал деньги на покупку медицинских масок и перчаток и попросил использовать во время нападения два гвоздодера и топор, лежавшие дома у Шарипова. О готовящемся преступлении знал еще один полицейский, которого Садртдинов назвал своим начальником. «Начальник» просил Шарипова ничего не бояться и предупреждал, что тот должен вовремя убежать, а остальных схватят сотрудники полиции, которые будут ждать у магазина.

Майор предоставил налетчику автомобиль с водителем. Последний, по словам Шарипова, рассказывал, что «Марат его покрывает при торговле наркотиками, он называл Марата крышей», и, не стесняясь пассажира, продавал героин «лицу кавказской национальности». С этим водителем Шарипов ездил по общежитиям в районе Химок, чтобы подобрать себе сообщников — ранее судимых Николая Савченко, Константина Михайлова и неустановленного следствием таджика.

Ночью 27 февраля участники инсценировки в медицинских масках с топором, двумя гвоздодерами и арматурой напали на указанный им магазин. Двое — Михайлов и Савченко — были задержаны полицией, Шарипов и неизвестный таджик убежали. Из кассы налетчики забрали 3 000 рублей.

Николая Савченко и Константина Михайлова в апреле 2014 года осудили за покушение на грабеж; дело рассматривалось в особом порядке в Солнечногорском городском суде, обоих приговорили к двум годам лишения свободы.

За удачную организацию преступления Саид Шарипов получил от своего покровителя 5 000 рублей. Однако той же ночью он заметил, что кто-то светит фонариком в окна его дома — Шарипов решил бежать, и некоторое время Марат Садртдинов прятал его в санатории «Энергия». Но и там Шарипов встретил земляков, которые заявили, что знают: он работает на полицию. Агент-провокатор вернулся в деревню Рузино, майор доплатил ему 5 000 за работу, а через несколько дней вызвал к себе в ОВД Солнечногорского района. Там оперативника не оказалось, зато перед зданием стояло несколько машин, в одной из которых сидел тот самый таджик.

Служебное удостоверение Марата Садртдинова. Фото из материалов дела

«Мне стало понятно, что в указанных автомашинах находятся люди, которые приехали с целью совершить на меня нападения, и указанную ситуацию создал Марат», — рассказывал Шарипов следователям.

Один из полицейских провел информатора в отдел, где тот безуспешно дожидался майора пару часов, а после отвез Шарипова на станцию «Подсолнечная». «Сотрудник полиции сказал мне, что Марат меня подставил, но он помогать мне не будет, так как я работал с Маратом», — вспоминал Шарипов. На станции его уже поджидали, но он смог убежать в лес, некоторое время отсиживался в болоте, а потом, спрятавшись в туалете электрички, добрался до Химок, где обратился к сотрудникам полиции. Шарипов просил полицейских запереть его в отделении и депортировать в Узбекистан.

Но на родину Шарипова не выслали — его историей заинтересовалось управление собственной безопасности МВД. Узбеку предъявили обвинения в организации разбойного нападения. Его покровитель майор Марат Садртдинов был задержан в конце июля 2014 года — против него возбудили дело по обвинению в организации покушения на разбойное нападение (часть 1 статьи 30, часть 3 статьи 33 и часть 3 статьи 162 УК) и в превышении должностных полномочий с угрозой применения насилия (пункт «а» части 3 статьи 286 УК). Кроме того, при обыске в квартире майора нашли незарегистрированный пистолет Макарова с патронами — так к обвинениям добавилось незаконное хранение оружия (часть 1 статьи 222 УК).

Пару месяцев 38-летний Садртдинов провел в СИЗО, потом дело в связи с особой сложностью передали в ГСУ СК по Московской области, а меру пресечения сменили на домашний арест. Как рассказывает адвокат Магомедшамиль Шабанов, по его информации летом прошлого года майора сначала отпустили под подписку о невыезде, а позже дело по статьям 286 и 162 просто закрыли. Найденный пистолет, говорит адвокат, жена полицейского назвала своим, но она была освобождена от ответственности по амнистии. 

49-летний Шарипов, информатор и подельник полицейского, все это время находился под стражей и говорил, что опасается за свою жизнь. Где он сейчас, неизвестно.

Благодаря усилиям майора Садртдинова и добытой им оперативной информации было «раскрыто» еще как минимум одно неоднозначное разбойное нападение — похищение автомобиля у дальнобойщика Сакита Велиева. По этому делу в июне 2014 года — за месяц до ареста самого майора — были задержаны Садрутдин и Бадрутдин Гаджисултановы, братья-близнецы из Дагестана.

Бадрутдин и Садрутдин. Странное дело о разбое

На азербайджанского дальнобойщика Сакита Велиева напали около двух часов ночи 4 марта 2012 года, когда он на тягаче Volvo с груженным овощами и фруктами прицепом-рефрижератором ехал из Петербурга в Красноярск. Как рассказывал Велиев следователям, на 661-м километре трассы Санкт-Петербург-Москва — между Солнечногорском и Зеленоградом — люди в форме сотрудников ГИБДД знаком жезла приказали ему остановиться. Когда водитель вышел из машины, сзади его ударили. Водитель потерял сознание и очнулся уже со связанными скотчем руками и заклеенными глазами.

Велиев утверждает, что в багажнике легкового автомобиля его отвезли в какой-то дом и пару дней держали там, после чего просто оставили на дороге. На первом допросе азербайджанец рассказывал, что нападавшие были славянской внешности, но лиц он не разглядел. Автомобиль налетчики угнали; причиненный владельцу автомобиля и груза Расиму Аскерову ущерб оценили почти в 7,5 млн рублей. К маю 2012 года расследование дела было приостановлено.

В марте 2014 года расследование неожиданно возобновили. Как утверждал в суде майор Садртдинов, это произошло после того, как он от некоего источника получил информацию, что это нападение совершила группа, в состав которой входят братья Садрутдин и Бадрутдин Гаджисултановы, четверо братьев-чеченцев Цукаевых и родившиеся в Таджикистане братья Фроловы.

26 марта следствие снова допросило пострадавшего водителя Велиева, который неожиданно вспомнил, что двое из нападавших были очень похожи друг на друга. В тот же день он опознал братьев-близнецов по фотографиям. Остальные предполагаемые участники нападения так и остались в деле «неустановленными лицами».

24 июня братьев Гаджисултановых задержали, им предъявили обвинения в разбое (пункт «б» части 4 статьи 162 УК) и взяли под стражу. Адвокат Филипп Шишов считает, что их преследование может быть связано с бизнесом — Гаджисултановы возили фрукты из Дагестана, незадолго до ареста их небольшая фирма «Гранд и компания» заключила пару выгодных контрактов с московскими торговыми сетями. По словам защитника, дело построено на сфальсифицированных следствием материалах, а у братьев есть алиби.

Так, следствие настаивает, что при опознании по фотографии присутствовали двое понятых. В деле есть протокол допроса понятого Владимира Горбылева, где он утверждает, что Велиев в его присутствии опознал по фото обоих братьев. При этом в протоколе опознания его фамилия указана как Горбунов. Человек с теми же паспортными данными, но уже под именем Владислав Горбылев, фигурирует и в деле майора Садртдинова — дважды судимый за незаконный оборот наркотиков Горбылев оказался тем самым водителем, который возил Шарипова по общежитиям при подготовке нападения на магазин.

Проведенная защитой почерковедческая экспертиза показала, что его подписи на протоколе опознания — поддельные. Защита считает, что наряду с неправильно указанными следователем Булыгиным в одном месте именем, а в другом — фамилией понятого, это свидетельствует о фальсификации материалов.

Второй понятой, Станислав Тимофеев, в суде утверждал, что среди его знакомых нет сотрудников полиции, а понятым он стал случайно, когда его остановили возле «Макдональдса» в Солнечногорске. При этом из дела Садртдинова известно, что он женат на родной сестре Тимофеева.

Адвокат Шишов считает, что в реальности опознание Гаджисултановых по фото не проводилось вовсе — тем более, что во время судебного процесса выяснилось: фотоснимки, по которым якобы были опознаны братья, были сделаны уже после их задержания.

Защита указывает: в суде несколько свидетелей показали, что 4 марта 2014 года, в день нападения на фуру, Садрутдин Гаджисултанов был дома в Долгопрудном, а Бадрутдин — в Дагестане. Кроме того, согласно биллингу, мобильный телефон, которым пользовался Садрутдин, с 21 часа 3 марта до середины дня 4 марта находился в районе Долгопрудного, тогда как телефон Бадрутдина с 29 февраля по 6 марта оставался в Дагестане.

Ночной приговор. «Вручаю вам подарок, каждому по девять лет»

Судью Солнечногорского городского суда Станислава Чепика, который, как жалуются адвокаты, спал во время выступлений защиты, эти доводы не убедили, и 23 июня 2015 года он приговорил обоих братьев к девяти годам лишения свободы. Оглашение приговора было назначено на 24 июня, но к вечеру 23 числа истекал срок ареста Гаджисултановых. Судья, вероятно, вспомнил об этом, и поздно вечером конвой вернул обвиняемых в суд.

«Меня и моего брата Гаджисултанова Б.М. увезли на ИВС, спустя некоторое время, а точнее в 22:00, нас увезли с ИВС обратно в здание суда, где присутствовали мой брат и еще конвой. Потом мы ждали минут сорок судьи, и примерно в 23:00 он пришел и без прочтения кратко объявил нам сроки девять лет и/к строгого режима. Другие участники процесса на участвовали», — говорится в жалобе Садрутдина.

«Вручаю вам подарок, каждому по девять лет», — в пересказе братьев приводит слова судьи Чепика адвокат Шишов.

Отец братьев Гаджисултановых Магомед-Габиб. Фото из личного архива

Отец 35-летних близнецов, Магомед-Габиб Гаджисултанов, узнав о приговоре сыновьям, получил удар и через четыре дня скончался в больнице.

26 января 2016 года Московский областной суд рассмотрел жалобу осужденных и их защитников Магомедшамиля Шабанова и Филиппа Шишова, отменил вынесенный братьям приговор и отправил их дело на пересмотр. «Выводы суда о виновности не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленных судом первой инстанции. Обвинительный приговор основан на недопустимых доказательствах и противоречивых показаниях свидетелей», — критикуется приговор судьи Чепика в постановлении Мособлсуда.

Тем не менее, уже 23 марта президиум Московского областного суда удовлетворил жалобу заместителя прокурора Московской области Михаила Можаева и отменил это решение, отправив апелляцию осужденных Гаджисултановых на пересмотр. Заседание несколько раз откладывалось. Наконец, 3 июня апелляционную жалобу братьев рассмотрела коллегия в составе судей Ольги Юрасовой, Алексея Карташова и Натальи Забродиной.

«Бандитами нас сделали те же самые бандиты»

Судьи не скрывали нетерпения и постоянно подгоняли адвокатов. «Вы, адвокат Шишов, все на ходу делаете, в последнюю минуту. Что ж так у вас неаккуратно написано, что ж у вас такой почерк, как мы его будем разбирать, это просто безобразие! Мы должны запомнить, что ли? В следующий раз запомните, что все ходатайства готовятся заранее в письменном виде», — поучала защитника председательствующая судья Забродина. Протокол заседания она, как учительница, диктовала секретарю:

— Так и записывайте, Гаджисултановы против приобщения, потому что сомневаются в подлинности документа. Не нравится им печать, так и пишем в протоколе.

Суд разрешил защитникам допросить свидетеля Расула Исаева, но только по характеристике личности Гаджисултановых. Исаев познакомился с братьями в 2011 году, когда ему нужно было приобрести «хороший номер» для мобильного, а позже начал работать с ними.

«С ихней стороны ничего плохого не было, семья, дети у них есть, Садрутдин жил в Долгопрудном. Они бахчеводством занимались, поля в Волгоградской области, с Ираном договор заключили и работали, товар доставляли — лук, картошка, киви, арбузы, овощи-фрукты», — рассказывал свидетель. Исаев принимал товар на складе, за месяц — 60-70 фур. На этом моменте судья оборвала свидетеля, заметив, что бизнес братьев суд не интересует, а знакомства по совместной работе недостаточно, чтобы давать подсудимым характеристику. Исаев, однако, успел добавить, что после приговора Гаджисултановым и смерти их отца жены и дети братьев бедствуют. Все ходатайства защиты, в частности, о назначении почерковедческой экспертизы подписей понятого Горбунова-Горбылева и вызове свидетелей, судьи отклонили. 

Помощник прокурора Татьяна Родина, упомянув «особенности памяти потерпевшего Велиева», в показаниях которого она не сомневается, в прениях просила суд отклонить жалобу осужденных и признать приговор законным.

«Я из очень благородной семьи, отец воспитал меня, я выращивал арбузы, выращивал бахчевые. У меня семья и дети, зачем мне этот преступный мир?» — задавался вопросами Бадрутдин.

По его словам, в 2013-14 годах, когда ему удалось заключить контракты на поставку сотен тонн арбузов, он ощутил пристальное внимание конкурентов. «Как будто я ихний враг, ихней монополии, с этого момента и началось все против меня. Я не пью и не курю, потому что это вредное, представляете, какой вред взять оружие и на человека напасть?» — продолжал он.

«Это дело чудовищная ложь, это видит маленький ребенок. Чем я провинился, тем, что я выращивал арбузы, предоставлял людям работы и продавал в магазинах, в которые каждый день вы заходите? — рассуждал Бадрутдин вслух. — А в отдел полиции зашел, там все сотрудники говорят: о, этот Садртдинов это ужас, а не человек, куда вы попали».

«Бандитами нас сделали те же самые разбойники и бандиты, мы просто попали в их руки — да, у них есть власть, у них есть крыша, но у нас есть правда, — выступал перед судьями Садрутдин. — Три следователя уволились, которые этого Марата Садртдинова взяли, одному машину сожгли, другому угрожали убить, они уволились, вы это можете проверить».

Когда в прениях наступила очередь адвокатов, судьи Юрасова и Забродина что-то обсуждали между собой и листали дело, не вслушиваясь в выступления защиты. Худощавый судья Карташов задумчиво почесывал лоб и усы.

В итоге судьи неожиданно перенесли свое решение на понедельник, 6 июня, и коротко огласили свое решение: переквалифицировать дело на грабеж (статья 161 УК) и смягчить наказание с 9 до 4,5 лет в колонии. Гаджисултановы и их защитники будут и дальше оспаривать такой приговор.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей