«Тупо завтраками кормили» — Медиазона
«Тупо завтраками кормили»
МонологиТексты
7 марта 2016, 10:57
10718 просмотров
Бывший военнослужащий Николай Писарев, принимавший участие в освобождении заложников «Норд-Оста», в разгар кризиса решил заработать и устроился на строительство военной базы на чукотском мысе Шмидта сварщиком. Однако на Большую землю он вернулся практически ни с чем: несмотря на то, что Писарев работал на Минобороны почти полгода, денег в полном объеме он так и не получил. Теперь сварщик намерен подавать на работодателя в суд: чтобы выплатить ипотеку, ему пришлось влезть в долги.
Военная база на мысе Шмидта построена в 1954 году, ее реконструкция была запущена в разгар кризиса — в конце 2014 года. Генподрядчиком стал Спецстрой и подконтрольная ему структура ГУИР-2, а субподрядчиком, непосредственно отвечающим за строительство — ООО «Русальянс Строй». Руководство «Русальянса» винит в сложившейся ситуации Спецстрой, новое начальство которого якобы изменило условия работы и перестало выплачивать деньги по заключенным контрактам, несмотря на то, что они уже перечислены генподрядчику из Минобороны. Газета «Коммерсантъ» рассказала о задержке зарплат на строительстве в начале ноября прошлого года. Спустя три месяца газета «Известия» со ссылкой на ответ прокуратуры Москвы сообщила о том, что Следственный комитет начал проверку «Русальянса» — следователи заподозрили субподрядчика в совершении преступления по статье 145.1 УК (невыплата заработной платы). В документе говорилось, что, по оценкам надзорного ведомства, долги по зарплате превысили 22 млн рублей.

Север

Появился маленький ребенок, мы взяли квартиру в ипотеку, однокомнатную. Я вполне неплохо работал здесь в Саратове на заводе, который делает двери. По своей специальности — газоэлектросварщик. До кризиса там была неплохая зарплата, порядка 40 тысяч, то есть мне как раз хватало на оплату ипотеки и на жизнь. Потом очень резко зарплата упала, тысяч до 15. С ипотекой стало сложно справляться — это произошло в конце 2014 года, как раз кризис.
Я начал искать вариант, где подзаработать. Север или не Север — не принципиально было. Нашел такую компанию, как «Русальянс». Оставил им свои данные, они сказали, что позвонят, когда будет свободна вакансия. Когда позвонили, я еще работал на заводе и одним днем уволился оттуда. 30 июня я был уже у них в офисе и заключил договор. Потом нас направили в Москву, где мы на съемном жилье ожидали дней пять, когда сформируется полностью группа людей, которые поедут работать. В итоге военным бортом Ил-76 нас отправили. Летели около двух дней — дозаправки, на ночевку оставались.
Прилетели в Анадырь, там еще месяц жили на квартире — нас никак не могли отправить на мыс Шмидта. Сразу возникли вопросы, но нам сказали, что все будет нормально, все будет оплачено, что это не по их вине простой происходит, а по вине погоды — то есть дорог там нету, Чукотка, тундра сплошная, поэтому мы ждали вертолет целый месяц. Нас нормально кормили, жили мы в нормальной квартире, все было в порядке.
В итоге мы туда все-таки прилетели, расселились, получали питание, все — работали. Пока мы ждали месяц в Анадыре, нам перевели аванс только, 20 тысяч. Потом мы стали уже работать, август отработали — денег не было, сентябрь отработали — опять, «ребята, подождите, проблемы, проблемы», и в конце сентября нам только прислали еще 80 тысяч, то есть всего сто — зарплату за один месяц, хотя мы там фактически два месяца уже на тот момент пробыли.
Потом где-то еще через месяц отдали еще 100 тысяч за август, без аванса. И все: «Подождите, подождите, сейчас, ребят, мы получим деньги за объект и все вам переведем». Я подумал, что да, трудности какие-то есть, но временные. Директор с нами общался, говорил: «Ну, ребят, давайте сейчас все построим, все сделаем, никто в обиде не будут — дадим премии даже».
В итоге денег нет. Первые работники стали уезжать уже через два месяца — те, которые там до этого работали, в прошлом году. Хотя сами они говорили, что раньше все было всегда нормально, здорово — сколько обещали выплатить, столько и выплачивали, задержки были максимум на неделю.
Я же там пробыл до конца декабря — всего нас, последних, осталось на мысе 30 человек из 120, которые изначально прилетели. Когда мы все же решили уезжать, стало понятно, что сделать это очень проблематично — уже и МЧС пытались вызвать, чтобы вывезли нас. А в итоге, когда мы в конце декабря, 30 человек, пытались оттуда выбраться, мы улетели на вертолете, который прислал этот подрядчик, ГУИР-2, у которого все деньги якобы и остались. Нас обратно везли, мы еще посидели в Анадыре, возле аэропорта недели две — ожидали борт. Прислали уже не военный, а нормальный самолет, «Боинг» гражданский. Там, в аэропорту нас встретили, раздали нам по 10-15 тысяч рублей, и все: «Ребята, идите, ожидайте, мы вам все к Новому году пришлем, сейчас получим денежки и пришлем».
К Новому году не прислали. Февраль: «Завтра-завтра, позвоните попозже, ждем денег». И постоянно вот так. Мы написали в администрацию президента, а кто-то уже даже судится, причем представители «Русальянса» даже не приходят на суды. То есть выполняющая госзаказ компания просто кинула 120 человек, просто игнорируют. Раньше директор компании брал трубку, сейчас уже не берет. Можно дозвониться в кадры или в бухгалтерию — они не отрицают, что должны денег, но тоже говорят, мол, «вот-вот, наше положение скоро поправится, все пришлем». При этом проблемой-то вроде как занимаются — Следственный комитет принимает какие-то решения, Генпрокуратура. Но денег-то по-прежнему нет, а если считать неотгулянный отпуск — это порядка 400-450 тысяч рублей, для нашей семьи — очень большая сумма.
Иллюстрация: Аня Леонова / «Медиазона»

Завтраки

Срок подачи заявления в суд истекает 11 марта — естественно, я это сделаю, потому что иначе я ничего не смогу добиться. Кругом — полный игнор. Нет денег и нет, и все, делайте что хотите. «Русальянс» объясняет ситуацию тем, что у них возникли судебные тяжбы с ГУИР-2, они перестали их финансировать, около года строили объект за свои деньги, и в итоге деньги закончились. А ГУИР, насколько я понимаю, должен им перечислить те деньги, которые получил от Минобороны, и тогда с нами рассчитаются.
Директор «Русальянса» подавал иски к ГУИР-2, но они, в свою очередь, обвиняют «Русальянс» в несдаче каких-то объектов — ну, что-то такое у них там, свое. Деньги зависли в ГУИР, а у «Русальянса» вообще никаких денег нет, даже своих. Хотя «Русальянс» занимается не только строительством, они вообще, я как понимаю, снабженцы были — набирали рабочих и отправляли их на объект, а сейчас полностью стали этим заниматься. А так у них есть и заводы, и техника.
То есть конфликт с подрядчиком: их пытались там подвинуть, сделали им проблемы с документами, хотя, я не могу понять, как это возможно — это же госзаказ, министерство обороны! «Русальянс», получается, без документов этот объект строил, что ли? А подрядчик пытался нас оттуда просто выжить — привозил и своих ребят на вертолете, у них там, как я понимаю, все в порядке с деньгами. Короче, пытались чуть ли не рейдерский захват там сделать. Но мы пришли к вертолетам, сказали, что мы здесь работаем и никуда отсюда не уйдем, и они вполне мирно улетели.
У них там, в ГУИР, зависло порядка 2 млрд рублей, а общая стройка стоит около 60 млрд. Где эти деньги — непонятно. Я там был и видел, что построено там только два гаража. При этом они в декабре планировали сдавать стройку, а работы еще очень много. Как такое могло произойти — проект огромной военной базы, заказчик — Минобороны, все в курсе этой стройки. Но при этом ничего не сделано. Директор «Русальянса» нам говорил, что он пытался повлиять на ситуацию с помощью чиновников Минобороны, но в итоге ничего не вышло — сказал, что бился о закрытую дверь.
При этом непонятно, говорит ли он вообще правду или нет. Когда мы работали на Чукотке, до смешного доходило — он нам говорил, «Ребят, подождите, четверг-пятница!». Денег нет, выходные ждем, опять созваниваемся — и то же самое, «четверг-пятница». Потом звонишь — опять он за свое. Тупо завтраками кормили. Люди на таких психах оттуда улетали — уехали черт знает куда, к черту на кулички, а их тут завтраками кормят. Очень неприятно.
Иллюстрация: Аня Леонова / «Медиазона»

Полгода

Я ведь уехал в числе последних потому что реально надеялся, что зарплата будет — все-таки это серьезное место, гособъект, вроде бы как серьезно все. Я не думал, что все забудут о работягах. Все в курсе этой проблемы. Тем более сейчас такая политика ведется, ну, что все здорово, что зарплаты подурезали, но все стабильно. А в результате зарплаты вообще нету.
Все это время, до декабря, мы там работали. Пытались сделать какие-то забастовки даже, но какой в них смысл? Просто тупо сидеть в этих вагончиках — с ума сойдешь от безделья. Люди шли работать, просто чтобы не сидеть по углам в этих вагонах, на краю земли где-то. Мы пытались раскачать руководство, кто-то писал официальные бумаги, что если работнику сколько-то там не платят денег, то он имеет право прекратить работать по трудовым нормам. Ну, сидели, бывало, неделю, потому что такая погода была, что работать невозможно было все равно. Потом еще через неделю мы решили, что не будем выходить, пока денег не пришлют. Опять какие-то разговоры с директором пошли, он стал убеждать людей, ну и мы бросили эту затею.
Все надеялись до последнего, что деньги дадут. Понимаете, для монтажников, сварщиков, зима — это мертвый сезон, если только не где-то на Северах работать. В том числе поэтому я там остался, потому что знал, что если вернусь, то не найду ничего — лучше уж лишний месяц подождать. А дома сидеть нереально.
Мне очень сложно сказать, кто виноват. Я свою работу выполнял — я хочу, чтобы мне ее оплатили. Я не думаю, что у Минобороны нет денег. К тому же, какие-то проплаты ведь были. Сейчас идут какие-то судебные тяжбы, которые решат, кто виноват, кто прав, но ведь деньги мне быстрее от этого не дойдут. «Русальянс» виноват в том, что если они изначально знали о возможности такой ситуации, не надо было набирать людей, к тому же, ехать так далеко — надо было прекращать стройку, или замораживать, чтобы никто не влез в долги и чтобы люди не потеряли столько времени. Мне не вариант столько времени терять — даже в Саратове я бы за полгода хоть что-то бы сделал и заработал, своим горбом, по чуть-чуть где-то подрабатывая.
Я думаю, они с самого начала понимали, что такая ситуация произойдет. Они знали, что есть проблемы с зарплатами, но ведь людей оттуда они почему-то не вывозили. Да и после того, как появились первые люди, которые решили уехать, их долгое время не вывозили оттуда — почему, до сих пор не ясно. То ли у них реально не было самолета, то ли они просто понимали, что если своих людей вывезут, то на стройку приедут люди с ГУИР. А в итоге так и вышло — никто там не стал работать, уже руководство поуезжало, начальник участка уехал и оставил вместо себя вообще непонятно кого. Бывший прораб стал и. о. начальника участка, а сам начальник участка распоряжения из Москвы отдавал. Такие, смешные ситуации, бардак полный.
Получается, полгода я потерял, а получил только 200 тысяч. Жена у меня с ребенком, ипотека, ничего не заработал. Сейчас я даже здесь не могу работу найти — очень трудно совмещать это с попытками вернуть деньги, да и кризис ощущается — рабочих мест-то нет толком. Один долг на другом — из-за того, что зарплату не платили, пришлось занимать у родственников-друзей на выплату ипотеки. То есть, если я сейчас устроюсь, то мне придется месяц-два только на долги работать, чтобы с квартирой и банком никаких проблем не было. Вот нашел в Тюмени вахту, наверное, туда поеду. Но опять же, не факт, что это не тот же «Русальянс» в итоге окажется. Плюс еще для того, чтобы подать в суд на «Русальянс» в Москве, мне, скорее всего, понадобится адвокат — это тоже порядка 50 тысяч, чтобы он всем занимался.
  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей