Свинокомплекс вины — Медиазона
Свинокомплекс вины
Тексты
15 января 2016, 12:32
2092 просмотра
Валерий Бриних. Фото: личная страница в Facebook
19 января в Майкопском городском суде начнутся слушания по делу директора Института региональных биологических исследований Валерия Бриниха, обвиняемого в возбуждении ненависти (часть 1 статьи 282 УК). Поводом для уголовного преследования ученого стала его статья «Молчание ягнят», опубликованная на сайте «За Краснодар» — в декабре 2014 года суд признал ее экстремистской. Речь в статье шла об экологических проблемах, связанных с деятельностью свинокомплекса в Теучежском районе Адыгеи.

По версии следствия, в сентябре 2014 года эколог передал текст статьи «неустановленным лицам» для распространения в интернете, и вскоре одно из этих лиц от имени Бриниха выложило его на сайте «За Краснодар». Эксперты нашли в публикации высказывания, негативно оценивающие группу лиц, объединенных по признаку национальности (адыгейцы), и способствующие унижению человеческого достоинства по признакам национальности. Сам Бриних утверждает, что статью кто-то отредактировал, добавив в нее фрагменты, которых не было в авторском варианте.

«Молчание ягнят»

В статье описаны встречи Бриниха с жителями аулов Теучежского района, расположенных рядом со свинокомплексом ЗАО «Киево-Жураки АПК». Сперва эколог и его знакомый, бывший министр культуры республики Касей Хачегогу приезжают в аул Габукай, откуда поступила жалоба на зловоние с полей и равнодушие местных властей к экологическим проблемам. Раздав всем желающим бланки заявлений на вступление во Всероссийское общество охраны природы (Бриних возглавляет его региональное отделение), гости отправляются в аул Ассоколай. Автор отмечает, что они с Хачегогу заранее предупредили местных жителей о своем приезде.

Однако возле ассоколайского Дома культуры их ждут полицейские и прокуроры, приехавшие из Адыгейска. Среди силовиков, по словам Бриниха, находятся руководитель межмуниципального отдела МВД «Адыгейский» Руслан Ахиджак со свитой подчиненных, заместитель Теучежского межрайонного прокурора и представитель Центра «Э». Жителей аула на встречу с общественниками приходит не более 10-15 человек.

Силовики упрекают экоактивистов в том, что они не уведомили власти о своем приезде. Бриниху и Хачегогу приходится объяснять, что они не планируют публичных мероприятий, скорее — изучают общественное мнение в Ассоколае. Беседа с местными проходит под пристальным наблюдением полиции и прокуроров, сотрудница отдела «Адыгейский» записывает разговоры на диктофон.

Поводом для обвинения в экстремизме, предъявленного Бриниху, стали фразы из предпоследнего абзаца статьи. Согласно заключению эксперта от 29 мая 2015 года, адыгейцы в тексте характеризуются как «трусы», «лица, у которых отсутствует собственное достоинство», «ягнята». Эти высказывания, говорится в экспертизе, унижают человеческое достоинство лиц адыгейской национальности.

17 декабря 2014 года Майкопский городской суд признал статью Валерия Бриниха «Молчание ягнят» экстремистской. Недавно эколог попросил суд пересмотреть это решение по вновь открывшимся обстоятельствам. Суд принял его заявление к рассмотрению, заседание назначено на 21 января 2016 года.

«Это — не мой текст. Я писал о бездействии властей и нежелании жителей бороться за свои права, о том, что они терпят такое к ним отношение со стороны недобросовестных бизнесменов», — говорит Бриних. Впрочем, эксперт, исследовавший особенности письменной речи эколога по его статье «Разговор с деревом», опубликованной на том же сайте «За Краснодар», сделал вывод, что автором «Молчания ягнят» также является Бриних.

Каким образом «экстремистский» фрагмент текста оказался в его статье, Бриних, по его словам, не знает. В декабре 2015 года он писал, что не исключает: файл с отредактированной статьей могли подбросить на его компьютер и жесткий диск уже после того, как техника была изъята во время обыска. «Никто на месте в ходе обыска не исследовал содержимое изъятых жестких дисков на выявление статьи "Молчание ягнят". Хотя для этого были все возможности. Я об этом заявлял в своей жалобе на процессуальные нарушения в ходе обыска у меня дома», — настаивал эколог.

Он также не исключал, что добавить лишний абзац в статью мог некто, обладающий доступом к админке сайта «За Краснодар» или личной почте эколога. Бриних отмечал, что в материалах уголовного дела не указано, какой именно вариант текста был отправлен с его почтового адреса, и не установлены лица, которые его опубликовали: дело об обстоятельствах публикации было выделено в отдельное производство, которое адыгейские следователи передали коллегам в Краснодар.

«На тот момент вся моя электронная переписка и телефонные разговоры уже официально контролировалась сотрудниками УФСБ России по Республике Адыгея, а учетные реквизиты моего рабочего адреса электронной почты были известны спецслужбам. И они имели возможность отправлять почту от моего имени с любого компьютера», — утверждал Бриних.

О том, что сотрудники адыгейского управления ФСБ прослушивали телефонные разговоры и читали переписку эколога, сообщал «Коммерсант». Издание выяснило, что Верховный суд республики санкционировал эту процедуру в августе 2014 года, еще до того, как Бриних стал фигурантом уголовного дела. По данным газеты, ходатайство подписал глава регионального управления ФСБ Олег Селезнев, объяснивший необходимость прослушки намерением эколога «дестабилизировать обстановку в республике» с помощью несанкционированных митингов: в июне Бриних якобы пытался провести в Майкопе акцию, посвященную экологическим проблемам, несмотря на отказ властей.

«Полученные данные позволяют сделать вывод о том, что Бриних занимается подготовкой и организацией протестных акций, способных перерасти в массовые беспорядки по мотивам политической ненависти и повлечь человеческие жертвы», — цитировал «Коммерсант» рапорт Селезнева.

Прослушка

В материалах дела есть расшифровка телефонного разговора эколога с редактором газеты «Закубанье» Владимиром Каратаевым, который состоялся перед публикацией статьи. В ней Каратаев предложил Бриниху убрать из статьи фразы о том, что «компания нарушает исламские принципы и строит свинокомплекс в адыгейском ауле», предположив, что из-за этого эколога могут обвинить в разжигании религиозной розни. Бриних возразил: «Я же не пишу, что русские впихивают свинину мусульманам».

«— Там дело в том, что религиозная рознь — это если бы было между разными конфессиями, я же там не сравниваю христианство и ислам и не говорю, что русские там на мусульман или мусульмане на русских.

— Валер, это ты потом будешь на суде все это объяснять, они *** положат на [проигнорируют] твои объяснения. А эти ребята из АГУ (Адыгейский госуниверситет — МЗ), они тебе напишут (в экспертизе — МЗ) че хочешь, ты сам это прекрасно знаешь. Попробуй убрать вот эти моменты.

— А если это убрать, это статья тогда смысл теряет.

— Да ниче, нормально будет.

— Дело в том, что я ее уже в "За Краснодар" отправил туда на сайт.

— Вот же, ***** [проклятье!]. Ну, смотри»

Следствие полагает, что запись этого разговора является доказательством вины Бриниха. По мнению самого подсудимого, его разговор с Каратаевым свидетельствует как раз об обратном.

«В записи моего телефонного разговора с Каратаевым В.И. никак не упоминается, что я адыгейцев называю трусами, людьми, потерявшими чувство собственного достоинства, что я сравниваю жителей аулов со свиньями. Если бы в моем оригинальном варианте статьи это было, то Каратаев В.И. обязательно мне на это указал бы», — писал эколог.

Потерпевший

Потерпевшей стороной по делу Бриниха признана администрация муниципального образования «Теучежский район», которую представляет начальник юридического отдела Ибрагим Джанхот. В своих показаниях он говорил, что нашел статью в интернете, и после прочтения у него сложилось мнение, что в ней негативно характеризуется группа лиц, объединенных по признаку национальности – адыгейцы. Джанхот посчитал, что статья направлена на возбуждение ненависти и вражды и унижение человеческого достоинства, и доложил об этом главе администрации Азамату Хачмамуку. Ознакомившись с текстом Бриниха, тот испытал не менее сильное возмущение. Из показаний Джанхота следует, что на содержание статьи жаловались и жители Теучежского района, которые говорили, что публикция унижает их достоинство, затрагивает их права и законные интересы. Кроме того, юрист поселковой администрации нашел в статье высказывания, призывающие адыгейцев к насилию по отношению к представителям местной власти.

30 сентября 2015 года Управление Следственного комитета по Адыгее предъявило Бриниху обвинение в пособничестве разжиганию ненависти (часть 5 статьи 33, часть 1 статьи 282 УК). 16 ноября обвинение переквалифицировали, убрав статью о пособничестве: в итоге Бриниха обвинили в унижении достоинства группы лиц по признакам национальности и происхождения, совершенном публично с использованием интернета (часть 1 статьи 282 УК).

10 февраля 2015 года администрация Теучежского района направила заявление на имя главы регионального управления Следственного комитета с просьбой признать ее потерпевшей стороной. В администрации считают, что действия тех, кто написал и опубликовал статью «Молчание ягнят», навредили местным жителям.

Свидетели обвинения

Из пятерых свидетелей обвинения трое присутствовали на встрече с Бринихом в ауле Габукай. Первый, Мугдин Гучетль, играл в карты с друзьями в том парке, куда приехали эколог и бывший министр культуры. По словам Гучетля, обоих общественников он видел впервые. Он рассказал, что Бриних стал спрашивать жителей аула, нравится ли им запах, исходящий от свиной фермы.

«Некоторые жители стали отвечать ему, что запах, исходящий от свиной фермы, ужасен, и конечно, никому это не нравится. После этого они (Бриних и Хачегогу — МЗ) сели в свой автомобиль и уехали», — говорится в показаниях свидетеля.

Статью Гучетль прочел 14 октября. Он отметил, что категорически не согласен с ее содержанием, и считает текст порочащим его честь и достоинство как адыгейца и оскорбительным для всех мусульман. «Также его возмутил призыв: "Так когда начнем стрелять лучше, аульчане?"» — в тексте статьи упоминается афоризм, приписываемый французскому просветителю Вольтеру: «Бог помогает тем батальонам, которые лучше стреляют».

Показания второго свидетеля — Байзета Гучетля — почти дословно совпадают с показаниями первого. В день встречи Бриниха с жителями Габукая он также находился в парке. Эколога он видел впервые, но с бывшим министром культуры был знаком уже два года. Он слышал те же разговоры о запахе от свиной фермы, а потом нашел в интернете статью «Молчание ягнят», содержание которой посчитал оскорбительным для мусульман.

Третий свидетель Ибрагим Кат рассказал, что находился в своем рабочем кабинете, когда к нему пришли Бриних и Хачегогу. Они попросили его выйти к магазину у Дома культуры, где собрались жители аула. Кат отметил, что на встрече с экологом не обсуждалось никаких других тем, кроме запаха, исходящего от свинофермы. Со статьей «Молчание ягнят» он ознакомился 14 октября, и также счел ее содержание порочащим честь и достоинство адыгейцев и всех мусульман.

В декабре 2015 года Валерий Бриних опубликовал заявление на имя генпрокурора Юрия Чайки. Ссылаясь на материалы своего дела, Бриних писал, что 19 ноября 2014 года сотрудник адыгейской прокуратуры С.Ю. Швецов и неизвестный ему сотрудник Теучежской межрайонной прокуратуры распространяли среди жителей аула статью «Молчание ягнят», в которой на тот момент уже нашли признаки экстремизма. Бриних также отметил, что прокуратура и ФСБ не приняли мер к блокировке сайта «За Краснодар», на котором она была опубликована.

Еще двое свидетелей — это главный редактор телепрограммы «Советская Кубань», член краснодарского избиркома Вячеслав Потапов, который в 2009 году запустил местный сайт «За Краснодар», и его знакомый Виталий Исаенко, отвечавший за техническое обслуживание ресурса. Согласно их показаниям, существуют четыре обезличенных аккаунта с правами администрирования (Poster 1, Poster 2, Poster 3 и Poster 4) сайта. По словам Исаенко, с 2009 года доступ к админке имели самые разные люди. При этом свидетели утверждают, что Исаенко выкладывал материалы на сайт только с указания Потапова, а тот ничего не публиковал сам, поскольку не умел. Исаенко в своих показаниях отмечает, что не вникал в содержание статей, которые Потапов просил опубликовать.

Потапов рассказал следователям, что с содержанием статьи «Молчание ягнят» не знаком, и не просил Исаенко ее публиковать. С Бринихом он познакомился весной 2014 года в Майкопе, где эколог давал интервью, но с тех пор отношений с ним не поддерживал. Бриних лично также не просил Потапова опубликовать эту статью. О том, что в ее тексте содержатся признаки экстремизма, Потапов узнал только в декабре 2014 года из сообщений СМИ.

Исаенко также утверждает, что не знаком с содержанием «Молчания ягнят» и не публиковал ее. По его словам, это мог сделать любой человек, у которого есть интернет и доступ к административной панели, в том числе и сам Бриних. Также он отметил, что к IP-адресу его компьютера были привязаны как минимум 40 пользователей.

Свинокомплекс

Новый свинокомплекс появился в Теучежском районе Адыгеи в конце 2008 года. Он принадлежит агропромышленному комплексу «Киево-Жураки». Учредителем этой коммерческой структуры в своей статье Бриних называет сенатора от Карачаево-Черкессии Вячеслава Дерева. В настоящее время менеджерам агрокомплекса предъявлены обвинения в мошенничестве и подделке документов: по данным следствия, они похитили из бюджета более восьми миллионов рублей.

Как сообщает «Экологическая вахта по Северному Кавказу», проблемы, вызванные работой свинокомплекса, стали заметны еще в 2011 году, когда первая очередь производства была запущена на полную мощность, и предприятие вышло на производительность 65 тысяч голов в год. Навоз тогда сливали в «лагуны» — навозохранилища открытого типа; откуда он попадал в реку Камлу или на сельскохозяйственные поля, а потом — в окружающие их балки. Из-за высокой концентрации аммиака в стоках жухла трава, горела листва на деревьях между селом Красным и хутором Шевченко, а в прудах у хутора умирала рыба. Первую инспекцию навозохранилищ Бриних и активисты адыгейского отделения Общества охраны природы провели в марте 2013 года.

Загрязнение воды и почвы не было единственной проблемой; жители села Красное, хутора Шевченко и аулов Габукай и Ассоколай стали жаловаться на неприятный запах: «в отдельных случаях, особенно по ночам, вонь бывала настолько сильной, что даже невозможно было сушить на улице белье — оно сразу же приобретало характерный аромат свиных испражнений».

В июле 2015 года президентский Совет по правам человека провел в Адыгее выездное заседание, где рассматривался и вопрос о деятельности свинокомплекса. На «круглом столе» представители «Киево-Жураки» и компании «Агроэко», отвечавшей за утилизацию навоза, который до сих пор свозится в «лагуны», утверждали, что «работают над решением этой проблемы». В качестве одного из вариантов рассматривали установку купольного газоулавливателя; как сообщает«Эковахта», оборудование оценили в 100 млн рублей. Сроки окончания исследований и начала реализации проекта в «Киево-Жураки» не уточнили.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей