Часы с боем. Как таможенник из Шереметьево задержал крупнейшего контрабандиста и получил за это 3,5 года колонии — Медиазона
Часы с боем. Как таможенник из Шереметьево задержал крупнейшего контрабандиста и получил за это 3,5 года колонии
Тексты
28 июля 2016, 11:29
27669 просмотров

Фото: Донат Сорокин / ТАСС

В 2014 году и.о. замначальника таможни аэропорта Шереметьево Николай Лукьянчиков и его подчиненные задержали мужчину, который пытался контрабандой ввезти в страну полторы сотни дорогих наручных часов на общую сумму 130 млн рублей. Позже задержанный стал фигурантом уголовного дела, в настоящее время он скрывается от Интерпола — а Лукьянчиков осужден за превышение полномочий и находится в СИЗО.

Самолет, на котором 42-летний бизнесмен Сергей Андреев-Дикий прилетел из Гамбурга, приземлился в московском аэропорту Шереметьево около пяти часов вечера 9 июня 2014 года. Вместе с другими пассажирами предприниматель прошел паспортный контроль, забрал с ленты выдачи багажа свою клетчатую сумку и чемодан и вышел в трансферный зал. Он уже направлялся к выходу в общий зал терминала D, когда трое сотрудников аэропорта преградили ему путь и попросили проследовать за ними. Через несколько секунд пассажиры обернулись на крики: по полу аэропорта катались несколько сцепившихся друг с другом мужчин. Толпа обступила их, дежурившие в зале сотрудники полиции бросились разнимать дерущихся. Когда таможенникам удалось подняться с пола, они схватили Андреева-Дикого за щиколотки и запястья. «Убивают!» — надрывался бизнесмен, пока его волоком тащили в зону таможенного контроля.

Там таможенники извлекли из сумки Андреева-Дикого 147 незадекларированных наручных часов Rolex, Vacheron Constantin, Patek Philippe и других элитных марок, общая стоимость которых превышала 130 млн рублей.

«Там побили, здесь обобрали»

О деятельности бывшего совладельца компании «Элит Свотч» Андреева-Дикого, наладившего канал контрабанды элитных часов в Россию, сотрудники Федеральной службы безопасности (ФСБ) и Федеральной таможенной службы (ФТС) знали еще с начала 2013 года. На след крупного контрабандиста их вывели несколько задержанных курьеров, пытавшихся в обход таможни провезти часы, цена которых достигала 250 тысяч евро. Часы затем продавались в крупных магазинах Москвы, в том числе в ЦУМе; общая стоимость изъятых там контрабандных часов составила почти 500 млн рублей. Канал поставки работал по заказу крупных бутиков или частных лиц, желавших получить редкие часы.

О том, что сам Андреев-Дикий собирается лететь в Москву из Германии, ФТС стало известно заранее. В июне 2014 года таможенникам Шереметьево сообщили, что коммерсант будет перевозить большую партию дорогих наручных часов, миновав таможенный контроль с помощью одного из сотрудников аэропорта. И.о. замначальника Шереметьевской таможни Николаю Лукьянчикову и его подчиненным выдали подробные инструкции по его задержанию и показали фотографии контрабандиста. На всякий случай в зале дежурили оперативники. Через «зеленый коридор» контрабандиста действительно проводила одна из сотрудниц таможни, которую по итогам расследования уволили.

По словам Лукьянчикова и его коллег, при задержании Андреев-Дикий сопротивлялся: он попытался оттолкнуть сотрудников аэропорта, мешавших ему пройти, а затем с криками повалился на пол, увлекая за собой таможенников. Полицейские пытались уговорить бизнесмена добровольно проследовать в зону контроля, однако тот все равно упирался, и его пришлось тащить силой. Но уже во время досмотра Андреев-Дикий вел себя непринужденно: на вопросы отвечал спокойно, никаких претензий по поводу задержания не высказывал и время от времени созванивался с кем-то по мобильному телефону.

Жаловаться на плохое самочувствие задержанный начал после того, как таможенники приступили к составлению протокола об осмотре его багажа. Андреев-Дикий пожаловался на сильную головную боль и попросил вызвать ему скорую помощь. Прибывших медиков он попросил зафиксировать у него сотрясение мозга, однако те предложили ему обратиться в травмпункт по месту жительства. Измерив ему давление, врачи уехали, но Андреев-Дикий продолжил жаловаться на дурное самочувствие.

Фельдшеры аэропорта, проводившие осмотр, зафиксировали у подозреваемого в контрабанде часов небольшие царапины над правой бровью и на темени, синяк у наружного угла правого глаза и кровоподтеки под мышками. Андреев-Дикий также жаловался на нервное возбуждение, тошноту, головную боль и мелкий тремор рук. Каким образом были получены травмы, он, по словам фельдшеров, не объяснял.

«Хорошо у вас тут встречают», — позже говорил одному из дознавателей Шереметьево Андреев-Дикий, показывая пальцем на припухшую бровь. Следственные действия с контрабандистом продолжались до раннего утра 10 июня.

Против Андреева-Дикого было возбуждено уголовное дело по факту уклонения от уплаты таможенных пошлин (статья 194 УК). Из аэропорта его отпустили под подписку о невыезде, а изъятые часы отправили на экспертизу.

«Там побили, здесь обобрали», — констатировал подозреваемый в разговоре с одним из таможенников.

Побег потерпевшего

Из Шереметьево Андреев-Дикий поехал к родителям своей жены. По словам тестя, их родственник продолжал жаловаться на сильную головную боль даже спустя несколько дней — его состояние «резко ухудшилось». Через два дня после инцидента в аэропорту он обратился в полицию, где написал заявление на сотрудников таможни — Николая Лукьянчикова, Алексея Таналина и Николая Макеева.

По словам Андреева-Дикого, при задержании сотрудники таможни по очереди пинали его, а Николай Лукьянчиков несколько раз ударил ногой по голове и лицу. Потерпевший отмечал, что из-за действий таможенников он был вынужден обратиться к врачам. Три недели Андреев-Дикий провел в стационаре ФГНБУ «Научный центр неврологии», где лечился от последствий сотрясения.

Расследование дела о контрабанде элитных часов тем временем продолжалось. Несколько раз Андреев-Дикий игнорировал допросы и на следственные действия не являлся. ФТС подала иск в Кунцевский районный суд о взыскании таможенный платежей и пошлин за изъятую в Шереметьево партию часов. Суд иск ведомства удовлетворил и обязал Андреева-Дикого выплатить 42 млн рублей. Однако к этому времени бизнесмен находился уже за границей.

Андреев-Дикий был заочно арестован и объявлен в федеральный, а потом и в международный розыск. Вскоре к поискам предполагаемого контрабандиста подключился Интерпол. Пока правоохранительным органам не удалось разыскать подследственного.

Между тем, уголовное преследование таможенников Таналина и Макеева по делу об избиении Андреева-Дикого было прекращено. Обвинения в превышении должностных полномочий с применением насилия (пункт «а» части 3 статьи 286 УК) были предъявлены 44-летнему и.о. замначальника Шереметьевской таможни Николаю Лукьянчикову. Его дело было передано на рассмотрение в Химкинский районный суд.

Суд над таможенником

Николай Лукьянчиков проработал на таможне больше десяти лет. В течение почти двух лет, пока шло следствие, он находился под подпиской о невыезде и до конца судебного разбирательства продолжал работать в Шереметьево. Судебные слушания начались в 2016 году и по понятным причинам проходили без участия потерпевшего Андреева-Дикого, который сейчас предположительно проживает в Германии.

В ходе судебного процесса коллеги Лукьянчикова, которые помогали ему задержать предполагаемого контрабандиста, встали на сторону обвиняемого. Так, по словам Макеева, Андреев-Дикий начал вести себя неадекватно сразу после того, как к нему подошли сотрудники таможни — он принялся кричать, привлекая к себе внимание толпы. Ни Макеев, ни его коллеги задержанного не били, а только держали его, не давая уйти. В суде таможенник предположил, что ссадины и царапины могли образоваться в момент задержания — Андреев-Дикий мог получить их, когда вырывался, например, ударившись во время потасовки о свою же сумку, которую не выпускал из рук.

Таналин показания коллеги подтвердил, добавив, что контрабандист при задержании оказывал активное сопротивление и «истерически визжал». Ни один из участвовавших в задержании сотрудников ФТС телесных повреждений у Андреева-Дикого не видел. Таналин и Макеев предполагают, что потерпевший написал заявление в полицию, чтобы отомстить таможенникам.

В числе других доказательств обвинения суд приобщил к материалам дела видеозапись с камеры наблюдения аэропорта. Задержание контрабандиста происходило в так называемой «слепой зоне», поэтому запись сохранила только звуки, сопровождавшие потасовку между сотрудниками аэропорта и пассажиром. На видео хорошо слышно, как Андреев-Дикий выкрикивает: «Убивают! Помогите! Опять бьют! Ударили!», однако затем куда более спокойным тоном добавляет: «Отпустите, меня жена ждет, вы меня затащили, я не прилетал ниоткуда». Затем он снова начинает кричать: «Ударили! Опять бьют!».

В основу обвинительного заключения легли показания сотрудницы ОАО «Аэрофлот» Марии Степановой, которая оказалась свидетелем задержания: на этапе предварительного расследования она сообщила, что видела, как Лукьянчиков нанес задержанному не менее одного удара ногой в голову, «как будто бы пинал мяч». По ее словам, лицо таможенника было злым, а сам он вел себя агрессивно. Его коллеги, говорила Степанова, видели, что Лукьянчиков ударил пассажира, но ничего не предприняли. Таможенник подходил к Андрееву-Дикому несколько раз, и каждые раз свидетельница слышала звуки ударов. Сам задержанный лежал на полу и умолял не бить его больше. В какой-то момент сотрудница аэропорта отвернулась — как пояснила Степанова, ей было неприятно наблюдать за избиением человека. Потом из-за пережитого стресса сотрудница авиакомпании постаралась как можно быстрее стереть из памяти происшествие, о чем и сообщила следователям.

Свои показания Степанова меняла несколько раз. В суде она действительно не могла вспомнить подробностей произошедшего в аэропорту и с уверенностью сказать, что видела, как Лукьянчиков бил Андреева-Дикого. Однако, когда по просьбе прокурора ее пригласили на дополнительный допрос, она вспомнила, что бывший таможенник все-таки нанес удар по голове задержанного.

«Я думаю, что версия, согласно которой Лукьянчиков наносил удары Андрееву-Дикому, была навязана свидетелю следователем. Когда Степанову допрашивали на суде впервые, она рассказала, что когда она пришла на допрос, он показал ей видеозапись, на которой был записан звук происходящего в зале прилета в тот день. "Я пришла, он дал мне послушать запись, требовал вспомнить, что именно происходило в тот день, и под влиянием его напора я стала думать, что действительно что-то видела", — говорила Степанова. Думаю, она и сама запуталась», — рассуждает адвокат Екатерина Князькова, представляющая интересы Лукьянчикова.

По ее словам, экспертиза не подтвердила наличие у Андреева-Дикого последствий сотрясения мозга. «Потерпевший приносил следователю справку о якобы полученном сотрясении мозга. Следователь назначил две экспертизы, и врачи не смогли подтвердить наличие сотрясения, как и не смогли определить, было ли оно получено в ходе задержания», — поясняет адвокат.

Внимание судьи привлекла фраза Таналина, которую хорошо слышно на записи: «Коля, не убивай!». По мнению следствия, он пытался остановить Лукьянчикова, но сам Таналин в ходе суда объяснил, что он обращался к другому Николаю — своему коллеге Макееву, якобы случайно попавшего Андрееву-Дикому локтем в солнечное сплетение. Защитники Лукьянчикова, в свою очередь, подчеркивают, что идентифицировать звуки на видеозаписи невозможно.

«Можно себе представить, как шумно в международном аэропорту. Попасть на запись могли абсолютно любые звуки, и нельзя точно сказать, какие из них производились из-за якобы нанесенных ударов. А никакие выводы не могут строиться на догадках», — говорит другой адвокат обвиняемого Елена Битюцкая.

В ходе суда адвокаты настаивали: Андреев-Дикий точно знал, где расположены камеры, и намеренно надел бейсболку и опустил голову, проходя мимо них.

Всего на суде был допрошен 31 свидетель, из которых, по словам защиты, лишь шестеро являлись непосредственными очевидцами задержания Андреева-Дикого. Сотрудники Шереметьево, допрошенные в суде, избиения пассажира в тот день не видели, хотя большинство из них хорошо слышали его крики. Многие из допрошенных к началу суда над Лукьянчиковым уже не могли вспомнить, видели ли они царапины или гематомы на лице потерпевшего.

«Вероятно, Андреев-Дикий хотел сбить с толку таможенников, чтобы сбежать, поэтому он и начал кричать и вести себя вызывающе. Он, может быть, был готов к тому, что его задержат», — отмечает защитник Князькова.

Вопреки доводам защиты, суд счел доказанным тот факт, что сотрудник таможни Лукьянчиков необоснованно применил к Андрееву-Дикому физическую силу. К показаниям подсудимого суд отнесся критически — они были даны лишь для того, чтобы таможенник смог избежать уголовной ответственности. Суд также критически отнесся к показаниям свидетелей Макеева и Таналина, которые являются сотрудниками таможни и, несомненно, заинтересованы в положительном для Лукьянчикова исходе дела. Прокурор попросил назначить таможеннику наказание в виде пяти лет условного заключения.

6 июня 2016 года cудья Химкинского районного суда Владимир Жарких признал Лукьянчикова виновным в превышении должностных полномочий с применением насилия и приговорил к 3,5 годам колонии общего режима. Он был взят под стражу в зале суда и теперь находится в СИЗО, где ожидает рассмотрения апелляционной жалобы.

«То, что судья дал больше, чем просил прокурор — редкость. Приговор отражает личное мнение судьи, но почему оно сформировывалось вот таким образом, я не знаю. Мы, безусловно, будем обжаловать это решение», — говорит адвокат Князькова.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей