«Фактически предал брата». Как в России строится жилье для очередников — на примере забайкальского города Могоча и третьего уголовного дела против его мэра
«Фактически предал брата». Как в России строится жилье для очередников — на примере забайкальского города Могоча и третьего уголовного дела против его мэра
Тексты
12 сентября 2017, 8:44
8679 просмотров

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

В прошлый четверг издание Znak.com опубликовало интервью Михаила Ходорковского, который, в числе прочего, предложил переселить всех жителей забайкальского города Могоча в столицу региона Читу — по его подсчетам, такой проект «окупит себя за два года». Дима Швец изучил действующую в Могоче программу расселения ветхого жилья — и обнаружил, что при существующих коррупционных издержках за два года в этом суровом краю невозможно построить даже один-единственный дом.

В начале 2017 года Александр Пилецкий — глава читинской компании «Сибстройком», строившей в райцентре Могоча дом по программе переселения из ветхого жилья — написал в полицию заявление на мэра города, члена «Единой России» Евгения Краснова. Бизнесмен утверждал, что долго давал главе городской администрации взятки, а вскоре начал рассказывать об этом местным изданиям, жалуясь на угрозы и препятствия, которые чинил ему чиновник.

На протяжении пяти предыдущих лет строитель и мэр тесно сотрудничали. В Могоче у «Сибстройкома» были контракты на капитальный ремонт; компания построила один дом по программе расселения ветхого жилого фонда и выиграла конкурс на возведение второго. Теща Пилецкого Татьяна Осаблюк числилась гендиректором местного предприятия «Тепловодоканал», которому принадлежит монополия на обслуживание водопроводных и тепловых сетей Могочи.

ООО «Тепловодоканал» обслуживает могочинские сети центрального отопления и водоснабжения. В разное время в городе действовали несколько предприятий с таким названием. Глава первого весной 2013 года разорвал договор с городской администрацией, по утверждению Пилецкого — под давлением мэра Краснова, который хотел получить контроль над предприятием. Гендиректором второго «Тепловодоканала» стала теща Пилецкого Татьяна Осаблюк, но бизнесмен настаивает, что фактически компанией по доверенности руководил приятель мэра Анатолий Чижов. Вскоре в состав учредителей ввели и брата чиновника Алексея Краснова.

В октябре 2015 года Осаблюк обнаружила, что Чижов и Алексей Краснов создали компанию «Сириус», получавшую от мэрии деньги по заказам, которые на деле выполнял «Тепловодоканал». Женщина аннулировала доверенность на имя Чижова, тот написал на нее заявление, обвинив в необоснованной выплате 3 млн рублей компании своего зятя — «Сибстройкому». Через год мэрия расторгла договор с «Тепловодоканалом» Осаблюк и заключила контракт с уже третьей одноименной компанией — ее учредителями снова стали Чижов и Краснов.

Все это время Краснова и Пилецкого публично критиковал Дмитрий Плюхин — глава Могочинского района, который нелицеприятно отзывался о работе «Сибстройкома» и деятельности «Тепловодоканала» в своем ЖЖ. Пилецкого он называл «излюбленным подрядчиком городской администрации». Со временем строитель и чиновник разругались — схемы вокруг «Тепловодоканала» и забуксовавшее строительство второго дома для жителей аварийных бараков давали поводы для многочисленных конфликтов. Мэр и коммерсант стали обмениваться исками в арбитраж; переписка с Красновым, которую предприниматель показал «Медиазоне», пестрит выражениями вроде «чмошник», «лавандос в сумочку» и «очкодравить». Каждый обвинял оппонента в том, что тот «подставил» компаньона и «обосрался». В конце концов, Пилецкий обратился в полицию и предал огласке подробности своего партнерства с мэром.

По утверждению бинесмена, Краснов требовал у него откаты с момента их знакомства в 2012 году — по 10% от стоимости каждого контракта. Кроме того, глава «Сибстройкома» оказывал мэру финансовые услуги помельче: например, купил ему iPhone 5 и одолжил 700 тысяч рублей на машину (деньги тот так и не вернул). Предприниматель говорит, что никогда не отказывал Краснову в подобных просьбах.

В начале 2014 года «Сибстройком» выиграл конкурс на строительство очередного дома по программе расселения. Был заключен договор на долевое строительство жилого дома по адресу Березовая улица, 43 — секционного здания на 115 квартир. Стоимость проекта по смете составляла 182 млн рублей, из них 156 млн рублей должна была выделить «Сибстройкому» администрация Могочи, остальное — вложить или привлечь сам застройщик. По условиям соглашения, 20 квартир должны были отойти компании, а остальные — городу. Мэр, по утверждению Пилецкого, cначала требовал свои обычные 10%, но потом все-таки согласился на 7% отката.

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

Строительство собирались начать в феврале и закончить к концу года, но работы стартовали тремя месяцами позже и не на том участке, где планировалось. Строительство несколько раз стопорилось: «Платежи медленно пошли, наступили холода, не было технических условий для строительства, например — горячей воды для заливки бетона. Администрация не подтянула сети и не модернизировала котельные», — жалуется Пилецкий. Мэр Могочи настаивает, что с финансированием проблем не было, но строительству помешала зима.

К августу 2015 года, по словам предпринимателя, Краснов уже получил от него 2,3 млн рублей отката, а строительство фактически остановилось: к этому моменты построены были две большие секции (в сумме на 75 квартир), еще две с 20 квартирами были «в высокой готовности», для пятой секции подготовили фундамент. По контракту администрация оставалась должна «Сибстройкому» еще 10 млн рублей. Пилецкий говорит, что обещал достроить дом к концу года при условии, что его компания получит эти деньги, но Краснов якобы тянул с перечислением средств. По словам предпринимателя, лишь в ноябре мэр согласился выделить нужную сумму, но потребовал отдать лично ему 3 млн рублей. Ранее сговорчивый, на этот раз застройщик отказался платить.

«С этого момента он (Краснов — МЗ) начал явно противостоять всему строительству, на этом фоне поколотил соседа», — утверждает Пилецкий.

Впервые фигурантом уголовного дела Евгений Краснов стал в октябре 2015 года — по версии следствия, он незаконно премировал себя на 400 тысяч рублей. Второе дело в отношении мэра Могочи завели в январе 2016 года, когда его заподозрили в избиении соседа. В 2017 году первое дело, которое расследовалось по части 3 статьи 160 УК (присвоение в крупном размере), было закрыто за отсутствием состава преступления, а по второму — по статье 116 УК (побои) — Краснова приговорили к ограничению свободы, но это решение суда было отменено в вышестоящей инстанции, а дело — отправлено на пересмотр.

Мэр не продлил договор аренды на участок, где велись работы; «Сибстройком» автоматически потерял разрешение на строительство. Застройщик говорит, что на ход работ повлияло и серьезное подорожение материалов; сверх того, около 20 млн рублей пришлось потратить на машины, кирпичный завод и другое оборудование: купить новое, по его словам, оказалось дешевле, чем использовать свое — в Могочу его пришлось бы везти за 600 км из Читы.

Краснов настаивает: до середины 2015 года строительство дома шло нормально, он никак не мешал работам, а договор аренды не продлили по вине Пилецкого. Чиновник считает, что когда на него завели первое уголовное дело, строитель просто «решил поменять команду и перестраховаться».

«Как я понимаю — по просьбе определенного круга лиц просто притормозил объект, чтобы ситуацию не усугублять, рассчитывая на то, что все-таки я не пройду. Выборы прошли, люди меня избрали. Возобновлять [работы] начали в октябре, и он попал в зиму опять, вторая зима, и объект сам съел себя — содержание объекта, затраты», — рассуждает мэр Могочи.

Дмитрий Плюхин, возглавлявший Могочинский район все время строительства, считает, что возведение дома для переселенцев сорвалось именно из-за коррупционных отношений Пилецкого и Краснова: по его сведениям, мэр подписывал акты о приемке еще не выполненных работ, «плюс — они тратили слишком много денег: хотели что-то мутить, какой-то кирпичный завод под домом... Совсем невменяемо действовали».

Объект простаивал, деньги «Сибстройкома» подходили к концу: нужно было платить за охрану и возвращать кредиты — их сумма достигла 20 млн рублей. С субподрядчиками пришлось рассчитаться квартирами в секциях, которые, впрочем, так и не достроили. Когда в июле 2016 года администрация Могочи выплатила компании остававшиеся по контрактам деньги, строители смогли сдать только две самые большие секции с 75 квартирами.

Конфликт между застройщиком и чиновником разгорался, они стали подавать друг ко другу иски, ситуация в Могоче обсуждалась на совещаниях в правительстве Забайкальского края, но способа достроить злополучный дом не смогли придумать и там. Ситуация не разрешилась и в январе 2017 года, когда Пилецкий подал заявление в полицию и подробно рассказал, как давал взятки мэру, заплатив ему в общей сложности 4 млн рублей. Бизнесмен писал о покупке айфона, «одолженных» на машину деньгах и других просьбах Краснова, которые ему в разное время приходилось выполнять.

«Однажды, например, по договору соцпартнерства, мы купили мебель для архива, а нам должны были предоставить помещения, где жили бы рабочие. Я приехал по адресу, указанному в договоре, а там просто нет дома. Я спрашиваю, что за ерунда, а он отвечает — юристы ошиблись. В итоге дал поселить рабочих в подвале жилого дома с крысами и тараканами», — рассказывает строитель. Кроме Пилецкого в полицию на мэра пожаловалась Осаблюк.

Материалы проверки по четырем статьям — злоупотребление должностными полномочиями, воспрепятствование законной предпринимательской деятельности, незаконное участие в предпринимательской деятельности и получение взятки (285, 169, 289 и 290 УК) — полицейские передали в Следственный комитет, но ведомство не нашло в действиях мэра состава преступления и отказалось заводить дело. Так, следователь решил, что покупку смартфона Краснов и Пилецкий «не расценивали как взятку», хотя закон обязывает чиновников сдавать подарки дороже 3 тысяч рублей с возможностью выкупа. Не подтверждаются, сочли в СК, и сведения о том, что Пилецкий когда-либо давал Краснову деньги.

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

Мэр в ответ написал заявление на строителя, обвиняя того в клевете и мошенничестве. Вскоре каждая из сторон подготовила по строительно-технической экспертизе. Исследование, заказанное «Сибстройкомом», показало, что стоимость даже недостроенного дома превышает заложенную в смете, а застройщик вложил в работы 41 млн рублей.

Специалисты, работавшие по заказу мэрии, пришли к противоположному выводу: стоимость выполненных работ они оценили в 102 млн рублей — на 80 млн меньше сметной. В июне на Пилецкого завели уголовное дело по части 4 статьи 159 УК (мошенничество в особо крупном размере), а на Краснова — по статье 293 УК (халатность). По версии следствия, первый присвоил 54 млн рублей, а второй подписывал акты приемки работ, которые в действительности не выполнялись. Подозреваемой по статье 201 УК (злоупотребление полномочиями) стала и Осаблюк — ход получило заявление ее бывшего подчиненного Чижова, которое тот написал больше года назад.

Готовые секции дома к этому моменту уже заселили, но жильцы первых 75 квартир жаловались на кошмарные условия: «У нас нет горячей воды. Она еле-еле живая, не помыться. В соседнем подъезде кипяток, а у нас она вообще никакущая», — говорила «Рен-ТВ» новосел Анастасия Меньшикова. Пилецкий рассказывал прессе, что дом заселили «для галочки», а «ему туда людей заселять было стыдно».

Представлять интересы Пилецкого в суде — по его жалобе на мэра, но не в деле о мошенничестве — взялся адвокат международной правозащитной группы «Агора», участник Забайкальского правозащитного центра Роман Сукачев. «У нас принципиальная позиция: мы не собираемся его обелять, — говорит юрист. — Он не жертва в этой ситуации, как бы он не хотел это все видеть. Он подал заявление вынуждено». По мнению Сукачева, если бы мэр и застройщик «работали в рамках закона», для конфликта между ними не было бы почвы.

Адвокат считает, что квалификация дела в отношении Краснова по статье о халатности неверна. «Мне как юристу понятно: то, что они вменяют Краснову, невозможно без взяток. Почему он подписывал акты, хотя работы не были произведены? Да потому что он за это деньги получал, о чем говорит Пилецкий. Как мотив Краснову предъявить, почему он подписал акты — и при этом нет работы? Как предъявить — никак, халатности там нет. Халатность — это когда Сердюков говорит: "Да у меня миллион документов, что там Васильева писала, я не перепроверял". А здесь мэр непосредственно проверял, ходил, подписывал, хотя работ не было. Тут нет халатности, тут как раз превышение [должностных полномочий] и взятка», — рассуждает Сукачев.

Краснов в разговоре с «Медиазоной» настаивал на своей невиновности и утверждал, что против него «идет политическая игра, очень нехорошая и некрасивая»: мэр Могочи напомнил, что его последовательный критик Плюхин входил в совет правления Забайкальского правозащитного центра, сотрудник которого Сукачев представляет теперь интересы Пилецкого.

«Это одна и та же кампания. Смысл этой кампании, которая идет уже в Забайкальском крае более пяти лет точно — любым способом уничтожить любую власть в Забайкальском крае. Вы прекрасно знаете, что такое "ЗабТВ", другие интересные издания, которые у нас расцветают. И основным рычагом воздействия являются вот такие правозащитники типа господина Плюхина, которые выискивают проблемы», — говорит мэр. Канал «ЗабТВ», который посвятил скандалу вокруг недостроенного дома сюжет под названием «Спецрепортаж: под мэром Могочи Красновым шатается кресло», он называет «личным телевидением» правозащитников.

В настоящее время обвинение Пилецкому не предъявлено, но банки требуют возвращать кредиты, а возможностей зарабатывать почти не осталось, жалуется застройщик. С недостроенных секций дома на Березовой улице сняли охрану, их разграбили.

«Сейчас я пришел к тому, что в Забайкальском крае работать не могу: попал в определенную касту, с которой в ближайшее время работать часть чиновников не будет: фактически я предал брата», — говорит Пилецкий. Он обещает достроить дом, если добьется в суде продления договора аренды: бизнесмен говорит, что знает инвесторов, которые готовы вложиться в проект.

«Когда я сидел в тюрьме в Чите, мне было делать особо нечего — со мной вели так называемые следственные действия. Там есть поселок Могоча, он находится на широте Сочи. Но температура зимой там минус 45, а летом плюс 45. И у них была поговорка: бог сотворил Сочи, а черт — Могочу. Я спросил: почему вы оттуда не переселите людей в Читу? Мне прокурорские ответили — "дорого очень". Я попросил привести две цифры: размер дотации на поддержание жизни в Могоче и стоимость квартиры в Чите. Так вот, переселение Могочи в Читу окупит себя за два года».

Михаил Ходорковский — в интервью Znak.com, 7 сентября 2017 года.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей