Тайна химкинского Бэтмена. История одной мистификации
Никита Сологуб
Тайна химкинского Бэтмена. История одной мистификации
Тексты
24 апреля 2018, 14:28
18137 просмотров

Кадр: Химкинский Бэтмен ЖНЕЦ / YouTube

Заинтересовавшись сюжетом о человеке в костюме Бэтмена, который вершит правосудие в ближнем Подмосковье, Никита Сологуб идет по следу супергероя и обнаруживает любовный треугольник с участием оперативника и подозреваемого, узнает о лечении лейкоза «лошадиным белком» и сталкивается с загадочным Юбилейным комитетом ФСБ.

Солнечногорск. Март 2018 года

В коридор Солнечногорского городского суда неподалеку от железнодорожной станции Подсолнечная входит темноволосый молодой человек в туфлях, темно-синем костюме и пальто Zara. Съемочная группа подмосковного телеканала «360» облегченно вздыхает. Хотя выглядит молодой человек безобидно, под рубашкой у него — с десяток шрамов, в том числе и от пуль. Разговаривать с журналистами он не хочет: садится на лавочку и делает вид, что усердно читает материалы дела.

— Как же вы из Бэтмена превратились в то, что сейчас вот получается? Или это все неправда? — задает корреспондент странный вопрос.

— Вы вообще о чем? Вообще, чего вы меня снимаете? Я давал согласие? Извиняюсь, приставы, а кто их завел сюда? — возмущается тот в ответ.

Через несколько недель сценка повторяется, только теперь странные вопросы задает сотрудница НТВ. Молодой человек говорит, что о Бэтмене ему ничего неизвестно, та заметно расстраивается, но на всякий случай записывает стендап с одним из его адвокатов. «Было маленькое интервью в отношении Бэтмена. Позиция, которая там озвучивается: это мужчина, молодой человек высокого роста и крепкого телосложения. [Мой подзащитный] ростом метр шестьдесят. Вес — 47 килограммов. Какой это Бэтмен, 47 килограмм при росте метр шестьдесят?», — рассказывает он на камеру. Говоря о физических данных своего доверителя, адвокат явно лукавит.

Затем в коридоре появляется и потерпевший — высокий полный шатен лет тридцати. Давать свой телефон журналистам он отказывается и долго сомневается, нужно ли вообще с ними разговаривать, но потом все же объясняет: «Когда я посмотрел эти ролики, мне сразу стало понятно, что Бэтмен — это он. Голос был изменен, но мне все равно было понятно, по пальцам рук, по каким-то деталям. Я не первый год его знаю. Мне это подтверждали общие знакомые, и я не сомневаюсь, что это он».

В зале заседаний высокий потерпевший и невысокий подсудимый садятся по разные стороны одной скамьи и стараются не смотреть друг на друга. Кажется, что вслед за ними взаимной ненавистью проникаются и их адвокаты: один называет другого «колхозником», тот в ответ советует оппоненту получить нормальное юридическое образование. Противоположные взгляды у адвокатов и на присутствие в зале прессы — если представитель потерпевшего не против видеосъемки, то защиту подсудимого возмущает даже включенный диктофон.

После заседания все они выходят из зала, не прощаясь друг с другом. Темноволосый молодой человек сетует: «Я был лучшим оперативником — меня каждый честный мент знал, куча наград, а сейчас я — просто объект, поливаемый грязью».

Москва. 19 октября 2014 года

Бизнесмен Роман Пилипенко идет к себе домой в районе Фили-Давыдково, когда на него набрасываются мужчины с пистолетами и заталкивают в черную «Ладу Приору». Там на голову Пилипенко надевают мешок. Похитители — по обрывкам разговоров становится ясно, что их четверо: звучат имена Анзор, Аслан, Муслим и Дмитрий — везут предпринимателя в район Мосфильмовского пруда; он понимает, что дело приняло серьезный оборот. На съемной квартире кавказцы — Дмитрий внутрь не заходит — объясняют коммерсанту: либо он предложит им выкуп, который их устроит, либо умрет.

Пилипенко пытается объяснить, что свободных денег у него нет — все вложено в бизнес — но есть недавно купленные молокоматы — автоматы по продаже фермерского молока в пластиковых бутылках. Рыночная стоимость оборудования составляет около 6 млн рублей, рассуждает он, значит, найти покупателя за 3 млн будет несложно. После долгого обсуждения похитители соглашаются на такой вариант и добавляют, что предприниматель должен будет переоформить бизнес на их знакомого. Срок — до 18:00 следующего дня. «Иначе убьем», — для большей убедительности еще раз повторяет Анзор, судя по всему — главный в этой операции. Он забирает у бизнесмена телефон и пристегивает его к батарее.

Утром Анзор и Аслан сажают Пилипенко в ту же «Приору», за рулем — Муслим. Анзор объясняет: сейчас ты позвонишь жене, она найдет документы на молокоматы и уйдет из квартиры, а наш знакомый, Дмитрий, зайдет в нее с твоими ключами и заберет их. «Приора» подъезжает к дому Пилипенко, где их уже ждет четвертый похититель — он забирает ключи, заходит в подъезд, возвращается, кладет на сиденье машины бумаги и уходит. Тогда бизнесмен объясняет кавказцам, что у него на примете есть один покупатель, которому можно позвонить. С разрешения Анзора он берет телефон и звонит своему знакомому — тоже Дмитрию. Тот говорит, что находится неподалеку от торгового центра «Европейский». Анзор шепчет Пилипенко, чтобы он назначил встречу в «Макдональдсе», расположенном неподалеку. Дмитрий соглашается.

По пути Анзор и Аслан предупреждают Пилипенко, что если что-то пойдет не так, умрет не только он сам, но и его родные. В кафе они заходят вместе, но садятся похитители поодаль от столика, за которым ждет Дмитрий. Тем не менее, знакомый Пилипенко замечает подозрительных кавказцев и спрашивает бизнесмена, все ли в порядке. Тот рассказывает о похищении и выкупе, после чего Дмитрий выходит из кафе, пообещав помочь и посоветовав обратиться в полицию. Похитителям Пилипенко говорит, что «покупатель» обещал подумать и перезвонить.

Похитители возвращаются в машину и ждут звонка; выясняется, что телефон Пилипенко разрядился, а подходящего для зарядки провода у них нет. Зарядить телефон они решают в магазине «Связной» неподалеку от торгового центра. Оставив мобильный сотруднице магазина, Анзор и бизнесмен возвращаются в машину, но по какой-то причине на этот раз предпринимателя сажают на переднее кресло. Сидящий за рулем Аслан оказывается не самым опытным водителем — пытаясь выбраться из плотного потока, он перестраивается из ряда в ряд, но оказывается все глубже и глубже в заторе. Пилипенко понимает, что это его шанс — двери не заперты. Он выскакивает из машины и, лавируя между автомобилями, устремляется к «Европейскому». Анзор и Аслан бегут вслед за ним, но натыкаются на препятствие в виде охранников, которые не пускают их внутрь.

Через месяц следователь Дорогомиловского следственного отдела СК по Москве возбуждает уголовное дело по статьям о вымогательстве и похищении человека. Первого подозреваемого задерживают 22 декабря — им оказывается 24-летний уроженец Чечни.

На допросе потерпевший Пилипенко рассказывает, что когда один из соучастников похищения, Дмитрий, поднимался в его квартиру, он унес с собой документы и ключи от автомобиля Lexus с номером K100ТУ, который после этого исчез. В результате в розыск объявляют и черную «Приору», и Lexus. На нем, не меняя номеров, ездит предприниматель Алексей Савин — высокий шатен, который позже в качестве потерпевшего появится в суде в Солнечногорске.

Бекхан Юнусов. Кадр: телеканал «360»

15-17 апреля 2015 года. Подмосковье

Камера установлена на стоянке у торгового центра в деревне Брехово Солнечногорского района Подмосковья. 19:00, продавцы курят на улице, женатые пары гуляют с колясками. Мимо проходят двое мужчин в черном: один из них — на тот момент 24-летний оперативник оперативно-розыскной части УВД по Северо-Западному округу Москвы Бекхан Юнусов, который через три года окажется на скамье подсудимых в Солнечногорске, другой — оперативник отдела уголовного розыска по району Северное Тушино того же УВД Андрей Барабанов. Через некоторое время в кадре появляется убегающий шатен Алексей Савин, за ним — двое оперативников, один из которых — Юнусов — держит пистолет и на секунду вскидывает вверх руку с оружием. На улицу выходят люди, которые удивленно смотрят вслед убегающим.

Через несколько минут те же мужчины и еще двое неизвестных возвращаются в кадр. Савин закован в наручники. Его подводят к одному из автомобилей — темно-синему Lexus — и прижимают к багажнику грудью, после чего один из мужчин досматривает задержанного. Пока тот стоит, прислонившись к автомобилю, остальные кому-то звонят. Затем задержанного вновь уводят, а спустя несколько минут возвращают к машине, но, не дойдя до нее нескольких шагов, Юнусов валит его на землю, набрасывает на голову какой-то предмет одежды темного цвета и делает два не слишком резких движения ногой вниз, после чего несколько раз наклоняется к лежащему и совершает какие-то манипуляции руками. Затем мужчину поднимают с асфальта и ставят к багажнику «Лексуса».

О том, что осталось за кадром, Юнусов и Савин рассказывают по-разному. По словам оперативника, он и Барабанов, исполняя поручение следователя, расследующего дело о похищении Пилипенко, прибыли в Брехово, где у Савина был торговый павильон с пунктом ремонта мобильных телефонов. Поднявшись на второй этаж павильона, они увидели, как Савин выходит из туалета. Представившись и показав удостоверение полицейского, Юнусов попросил его проследовать с ними, на что тот «отреагировал неадекватно». «По внешним признакам я определил, что Савин находится в состоянии наркотического опьянения, так как у него стеклянные глаза, суженные зрачки и невнятная речь, а запаха алкоголя от него не исходило», — рассказывал Юнусов на допросе, который состоялся через восемь месяцев после инцидента в Брехово.

Поскольку мужчина подозревался в совершении тяжких преступлений, говорил оперативник, и имел разрешение на ношение боевого огнестрельного оружия, Юнусов решил надеть на него наручники, но не смог застегнуть браслет на второй руке, после чего задержанный повалил его на пол, резко вскочил и убежал, якобы выбросив из кармана на пол «порошковое вещество». Полицейские выбежали вслед за ним. В погоне Юнусов несколько раз выстрелил холостыми патронами из стартового пистолета «для подачи сигнала тревоги». Догнав беглеца в соседнем дворе, оперативник, по его словам, применил к нему «боевые приемы самообороны» и застегнул браслеты на обеих руках. Затем Савина повели на стоянку. «По ходу движения обратно Савин неоднократно пытался вырваться и убежать, высказывал угрозы в мой адрес, пытался засунуть руки за спину, в связи с чем я пояснял ему о том, что он своими действиями совершает неповиновение сотруднику полиции. [Однако он] не реагировал, так как находился в состоянии наркотического опьянения и не понимал, что происходит, высказывал угрозы о расправе и его больших связях», — говорится в протоколе допроса.

Вернувшись на стоянку, рассказывал Юнусов, он вызвал следственно-оперативную группу и выяснил у задержанного, что ключи от машины лежат в куртке, оставшейся в магазине. «Я взял куртку, висящую на вешалке, и накинул поверх его плеч, после чего Савин резко вырвался и нанес удар ногой по столу — в результате чего с ноутбука на пол упало порошкообразное вещество. На мой вопрос, что он делает, Савин ответил, что это "всего лишь дорожка кокаина". […] На улице Савин вновь оказал сопротивление и попытался скрыться, сделав рывок — я успел его схватить, в результате чего он упал на асфальт. […] Он продолжил сопротивляться, при этом своими руками он полез за пояс брюк. Увидев данное движение, я […] перед началом досмотра своей ногой наступил ему на левое предплечье, зафиксировал Савина в подконтрольном для себя положении. Савин все равно продолжал сопротивляться и тянуться к поясу брюк, в связи с чем я лег на него, тем самым зафиксировав его, после чего начал осматривать на предмет наличия оружия», — гласит протокол допроса. По приезду следственно-оперативной группы задержанного посадили в служебный автомобиль.

В заявлении в отдел собственной безопасности УВД по Северо-Западу Москвы, которое Савин подал через два дня после инцидента, 17 апреля, он рассказал, что при встрече на лестнице торгового центра Юнусов ударил его коленом в живот и попытался надеть наручники, а после того, как он убежал, стал прицельно стрелять из травматического пистолета. «Через некоторое время Юнусов и второй гражданин меня догнали, повалили на землю и начали избивать ногами и руками по различным частям тела, после чего застегнули наручники у меня за спиной», — писал он.

Через месяц Савин дополнил свои объяснения в разговоре со следователем по особо важным делам следственного отдела СК по Солнечногорску. Там он уточнил, что когда полицейские догнали его во дворе, они стали бить его, лежащего лицом вниз, с двух сторон руками и ногами по голове и туловищу, а по пути обратно Юнусов еще несколько раз ударил его правой рукой в живот. Момент, попавший на камеру наблюдения на стоянке, он описал так: «Юнусов повалил меня на асфальт, накинул мне на голову куртку и стал наносить мне удары ногами, обутыми в ботинки, по голове. Ударов нанес три-четыре, может, больше. От всех этих ударов и противоправных действий Юнусова я испытал физическую боль».

Со стоянки в Брехово Савина увезли в отдел полиции Крюково. Пока задержанного допрашивали по делу о похищении предпринимателя Пилипенко, к отделу подъехали и его друзья. Позже на допросе близкий приятель Савина Алексей Фомин рассказал, что, когда мужчину вывели на улицу для досмотра «Лексуса», у него была рассечена левая бровь, а на вопросы друзей он ответил: «Все нормально, просто попинали». Мать Савина описывала травмы сына более красноречиво: «Он был весь в крови, а именно, у него было разбито лицо и на руках была кровь, также была порвана одежда».

Согласно карте вызова, скорая помощь прибыла к отделу полиции в 22:10. В документе стоит две отметки: «безрезультатный вызов на травму» и «отказ от осмотра». По словам матери, Савин успел передать ей, что «полицейские мне сказали, что скорая помощь мне не нужна». При этом позже на одном из допросов он объяснил отказ от осмотра тем, что «не хотел делать Юнусову приятное».

После осмотра машины Савина, по его словам, отвезли в управление СК по ЗАО Москвы на Кутузовском проспекте, где его допросили в качестве свидетеля по делу о похищении и около шести утра отпустили; при этом Фомин говорил, что ездил забирать приятеля на Кутузовский проспект около четырех утра.

В травмпункт задержанный обратился лишь днем 17 апреля — по его словам, все это время он проспал, отреагировав таким образом на перенесенный стресс. Врачи зафиксировали на голове, верхних и нижних конечностях и передней брюшной стенке кровоподтеки, которые образовались от воздействия тупых твердых предметов и не повлекли за собой расстройства здоровья.

Алексей Савин (справа) в Солнечногорском городском суде. Фото: Никита Сологуб / «Медиазона»

«Что этот пес делает около моего дома». Любовь и ДПОП

После задержания Савина Юнусов составил рапорт на имя начальника. Согласно этому документу, задержанный оказал активное сопротивление, оттолкнул его и попытался скрыться, в связи с чем оперативник выстрелил в воздух из стартового пистолета, применил боевой прием борьбы, а также средство ограничения подвижности — наручники. Как следует из протокола допроса Юнусова, информация о Савине поступила к нему еще в 2013 году, когда тот якобы скрылся от сотрудников ГИБДД, не выполнив их законные требования и находясь в наручниках, а в его автомобиле было найдено оружие.

После этого инцидента, утверждал Юнусов, он в устной форме доложил о проверке начальнику отдела уголовного розыска по Северо-Западу Москвы Евгению Алешину, который дал указание завести в отношении Савина дело предварительной оперативной проверки (ДПОП). В рамках работы по ДПОП, объяснял оперативник следователю, он выяснил, что Савин передвигается на автомобиле, который «находится в розыске по линии Интерпола», «причастен к таким преступлениям, как похищение, вымогательство, убийство и торговля наркотиками» и постоянно носит с собой боевое оружие.

В подтверждение того, что Юнусов действовал в рамках ДПОП, его защита демонстрирует поручение замруководителя управления СК по Западному округу Москвы на имя начальника отдела уголовного розыска УВД по СЗАО, в котором служил оперативник, полковника Алешина. В нем следователь просит «поручить подчиненным сотрудникам установить местонахождение» Lexus и, «не освобождая водителя, которым, предположительно является Савин, обеспечить его явкой на допрос». По словам Юнусова, получив это поручение, он написал на имя Алешина рапорт о том, что на интересующем СК автомобиле передвигается фигурант его ДПОП, после чего начальник якобы поставил на нем визу следующего содержания: «Тов. Юнусову Б. Ш. провести задержание Савина с документированием его преступной деятельности» и выделил ему в помощь оперативника Барабанова. Однако в уголовном деле этой визы нет, а сам Алешин на допросе говорил, что в связи с давностью событий и большим объемом работы не может ничего пояснить по поводу ДПОП в отношении Савина.

Нет у Юнусова и его адвокатов и доказательств того, что Савин действительно был причастен к каким-либо преступлениям или хранил в своем офисе кокаин: по словам оперативника, после обнаружения вещества следственно-оперативная группа вызвала кинолога, однако тот прибыл уже после закрытия торгового центра, поэтому в протоколе осмотра места происшествия наркотики не упоминаются. Сам Юнусов считает, что Савина, «разъезжавшего на угнанном автомобиле более года», отпустили из Следственного комитета сразу после допроса благодаря покровительству высших чинов МВД.

Хотя в показаниях оперативника об этом и не говорится, защита настаивает: после задержания Савина полковник милиции в отставке Валерий Савин, якобы приходящийся ему отцом, позвонил полковнику Анатолию Терентьеву из УВД по СЗАО Москвы, который, согласно версии адвокатов, приходится дядей задержанному. Узнав о задержании племянника, тот начал «сбор информации», а на следующий вечер доложил главе управления генерал-майору Анатолию Фещуку, что Юнусов похитил человека и вымогал у него деньги, после чего скрылся на его Lexus. Тогда Фещук якобы дал указание начальнику ОСБ УВД по СЗАО «выделить сотрудников ОСБ и проехать в Московскую область для сбора материала и привлечения Юнусова к уголовной ответственности», а 17 апреля «особисты», «несмотря на отсутствие жалоб» со стороны Савина, попросили его написать заявление по факту неправомерного применения в отношении него физической силы.

Сам Савин вне стен суда общаться с журналистами отказывается, а его защита не подтверждает информацию о родственных связях с полицейскими. «Якобы он состоит в родстве с каким-то высокопоставленным коррумпированным генералом МВД, кумовские связи якобы какие-то, и ему они дали такую возможность поэтому. Пусть они это предъявят, если это действительно так. Все это только на словах», — настаивает его адвокат Джалиль Сирожидинов.

Есть у Савина и своя версия предыстории задержания на парковке — он уверяет, что Юнусов руководствовался не служебным долгом, а ревностью и местью. В 2013 году, рассказывал Савин следователю, он познакомился с Юлией Бобровской. Весной 2014 года они расстались. За это время девушка успела устроиться в отдел кадров УВД по СЗАО, где служил Юнусов. «После этого иногда созванивались. Бобровская продолжила выяснять со мной отношения. В общем, расстались нехорошо. После этого общаться вообще прекратили. Примерно через полгода после расставания я написал ей смс интимного содержания, так как захотел ее увидеть. Бобровская на сообщения не ответила», — рассказывал он.

Но пока их отношения не прервались, говорит Савин, девушка успела познакомить его с Юнусовым — подмосковный предприниматель утверждает, что ездил тогда на мощной «Ауди», платежи по транспортному налогу доходили до 50 тысяч рублей в год, и Бобровская посоветовала ему обратиться к оперативнику из Грозного, у которого есть много родственников в Чечне. На одного из них можно было бы перерегистрировать машину: ставка транспортного налога в республике ниже, чем в Москве.

На очной ставке с Юнусовым Савин вспоминал, что расстался с Бобровской, когда уличил ее в измене. В октябре 2013 года, уверял потерпевший, он увидел около своего дома Бекхана. «Я был этим удивлен, позвонил Бобровской и сказал: "Что этот пес делает около моего дома, мне охрана не нужна". После этого она бросила трубку. На следующий день она мне позвонила и сказала, что Юнусов слышал то, что я ей сказал, сильно разозлился и передал, что он меня "растопчет" и просто так этого не оставит», — уверял потерпевший.

Адвокат Сирожидинов полагает, что, воспользовавшись персональными данными Савина, которые тот сам передал Юнусову в ходе переговоров о перерегистрации «Ауди», тот стал искать на соперника компромат. «Савин купил эту машину с рук, через интернет, а когда Юнусов узнал об этом, он стал бить во все колокола, пытаться притянуть его в дело о похищении и по собственной инициативе произвел это задержание, которое не должен был производить, из чувства мести», — говорит юрист. На допросе Савин рассказывал, что, когда оперативники досматривали его, прижав к багажнику «Лексуса», Юнусов угрожал ему тюрьмой и интересовался подробностями отношений мужчины с Бобровской, которая и сама присутствовала при задержании — ждала в стоявшей поодаль машине. «Я рассказал ему все, как есть. В ходе разговора выяснилось, что она одновременно встречалась и со мной, и с ним», — говорил он.

Сам Юнусов отрицает не только утверждения Савина о подлинных причинах своего задержания, но и тот факт, что в октябре 2013 года он находился рядом с его домом. На очной ставке с потерпевшим оперативник рассказал, что в то время находился «в местах изоляции, где выполнял служебное задание», о котором не может рассказывать «ввиду его секретности», но позже добавил, что речь идет о командировке в Южно-Сахалинск, связанной с задержанием «лидера корейской ОПГ Ан Иль Хваня», и пообещал подтвердить свои слова документально. По какой-то причине этого так и не произошло — в материалах дела таких документов нет.

В ходе расследования объяснения брали и с самой Бобровской, однако свидетелем по делу она так и не стала. Девушка рассказала, что в день задержания Савина была на приеме у массажиста. В это время ей позвонил Юнусов, с которым она на тот момент встречалась уже около года, спросил, где она находится, и попросил приехать к торговому центру в деревне Брехово, чтобы забрать якобы потерянный его знакомым мобильный телефон. Когда телефон нашелся, она увидела, как «Юнусов совместно с другим человеком привели к торговому центру мужчину и остановились около припаркованной рядом автомашины, находящейся примерно в 50 метрах от меня. Юнусов подошел ко мне, я передала ему телефон, спросив, что он тут делает, на что он ответил, что проводит ОРМ по задержанию преступника, который передвигается на угнанной автомашине, с использованием которой похитили человека. После этого я поехала к себе домой», — уверяла девушка.

По ее словам, о том, что задержанным был Савин, Юнусов рассказал лишь на следующий день. Тогда Бобровская якобы попросила его не «предпринимать каких-либо действий в отношении Савина», опасаясь, что «в случае возникновения каких-либо проблем все подумают», что она мстит бывшему возлюбленному. О разговоре, в ходе которого Савин якобы назвал Юнусова «псом», Бобровская в своих показаниях не упоминала — сам факт этой беседы не подтверждается ничем, кроме слов потерпевшего.

Отношения между Юнусовым и Бобровской продлились достаточно долго — в интернете можно найти видеозапись их свадьбы, которая состоялась в октябре 2017 года. Подлинность видео подтвердили адвокаты оперативника. Впрочем, развелись они уже через три месяца.

Скриншот из видео со свадьбы Бекхана Юнусова и Юлии Бобровской

«Надавив своим коленом ему то ли на спину, то ли на руку». Удары и обвинение

Хотя Савин написал заявление в ОСБ и дал показания в Следственном комитете уже через два дня после инцидента в Брехово, уголовное дело по пунктам «а», «б», части 3 статьи 286 УК (превышение должностных полномочий c применением насилия и спецсредств) в отношении Юнусова возбудили лишь 1 июня 2015 года, а обвинительное заключение было готово в январе 2018. Как рассказывает адвокат Юнусова Юрий Кубарев, оперативник был подозреваемым уже в течение полутора лет, когда осенью 2016 года его привлекли в качестве обвиняемого и объявили в федеральный розыск, а в октябре 2017 года — задержали группой из «20 омоновцев, которые так старались, что сломали нос». При этом защита оперативника утверждает, что Юнусов не знал о розыске, никогда не скрывался и приходил к следователю по первому требованию. Несмотря на тяжесть обвинения, после задержания Юнусова отправили под домашний арест.

Пересказывая фабулу дела в обвинительном заключении, которое дошло до Солнечногорского городского суда, следователь не указывает отношения между Савиным, Юнусовым и Бобровской в качестве мотива для совершения оперативником преступления. Согласно документу, полицейский, «не обладая достоверным сведениями о возможной причастности ранее знакомого ему Савина к обстоятельствам другого уголовного дела», но зная, что тому принадлежит угнанный Lexus, позвонил оперативнику из ОВД по ЗАО и рассказал, что знает, где найти иномарку.

Затем он предложил коллеге задержать автомобиль и Савина, однако тот сослался на необходимость согласовать «возможность и обоснованность проведения мероприятия» с начальством и следователем, работавшим по делу о похищении Пилипенко. Тогда Юнусов пообещал задержать потерпевшего самостоятельно и «без какого-либо согласования с руководством, не получив поручения от следователя, не имея каких-либо оснований к проведению какой-либо оперативной работы в отношении потерпевшего, а также оснований для его задержания и доставления в какой-либо правоохранительный орган», позвонил другому полицейскому — оперативнику Андрею Барабанову из отдела по району Северное Тушино — и ввел его в заблуждение, сообщив, что начальство поручило им совместно задержать Савина.

При этом, уверял следователь, сам обвиняемый находился на больничном, то есть «фактически был освобожденным от исполнения служебных обязанностей, в связи с чем не мог исполнять и получать для исполнения какие-либо поручения о проведении следственных действий либо быть задействованным при проведении оперативно-розыскных мероприятий». Тем не менее, оперативники прибыли в торговый центр в Брехово, где попытались задержать Савина, причем Юнусов нанес мужчине не менее одного удара ногой в живот и попытался надеть на него наручники, а когда потерпевший, «понимая незаконность действий обвиняемого», бросился бежать, погнался за ним, стал стрелять из травматического пистолета и повалил на землю. Когда потерпевшего, закованного в наручники, вели к машине, говорится в обвинительном заключении, Юнусов еще как минимум один раз ударил его «рукой в живот», а через какое-то время повалил на асфальт и «умышленно, с целью причинения телесных повреждений, нанес ему не менее трех ударов ногой в область туловища и головы».

Свидетели, упомянутые в обвинительном заключении — родственники и коллеги Савина — говорят, что видели на его лице кровь. Полицейские же — например, оперативник из Крюково Сергей Матюшин, видевший потерпевшего после того, как его привезли в местное отделение — крови не заметил. Участвовавший в задержании вместе с Юнусовым оперативник Барабанов подтвердил, что Савин вел себя неадекватно и ударил ногой по ноутбуку, на котором якобы лежала дорожка кокаина. По его словам, задержанного никто не бил — Юнусов лишь «зафиксировал» его, «надавив своим коленом ему то ли на спину, то ли на руку, и стал прохлопывать его карманы и одежду на предмет наличия у него оружия».

От медицинского освидетельствования сразу после задержания Савин отказался по странной причине — «чтобы не доставлять удовольствия Юнусову», а в травмпункт обратился лишь через два дня. Прояснить обстоятельства избиения Савина могла бы видеозапись с камеры наружного наблюдения, согласно обвинению, запечатлевшая «не менее трех ударов ногой в область туловища и головы». Однако даже для следователя факт нанесения ударов не очевиден, это становится ясно при сопоставлении двух протоколов осмотра записи: одного — с участием обвиняемого, другого — с участием потерпевшего. «[…] заваливает мужчину на асфальт […], после чего не менее трех раз поднимает обутую ногу над верхней частью туловища лежащего на асфальте мужчины, после чего держит свою ногу в районе верхней части туловища, надавливая ногой вниз и периодически нагибаясь к лежащему мужчине», — описывает следователь этот момент при просмотре видео вместе с Юнусовым. При просмотре же с Савиным он формулирует уже по-другому: «[Юнусов], держа [Савина] за руки, заваливает его на асфальт, […] после чего накидывает на [него] предмет одежды темного цвета, после чего наносит не менее трех ударов обутой ногой в область верхней части туловища и головы».

Из-за этой неоднозначности, объясняет защитник Кубарев, следствие и потерпевший решили ввести в обвинительное заключение показания свидетеля, которого и вовсе не было на месте происшествия — подрабатывавшую в магазине Савина Юлию Луневу. На допросе та рассказала, что, закончив работу, пошла домой через территорию школы, когда услышала у себя за спиной звуки выстрелов. Обернувшись, она увидела бегущего Савина и двоих мужчин в гражданском, которые скрылись за углом дома. Завернув за угол, она стала наблюдать, как закованного в наручники мужчину ведут в сторону торгового центра; при этом каждый из оперативников «несколько раз» нанес ему удары кулаками в область живота, а Юнусов якобы и вовсе бил его рукояткой пистолета.

Второй адвокат Юнусова Роман Сердечный обращает внимание на имеющийся в деле протокол опознания с участием Луневой, Юнусова и двух статистов. Согласно этому документу, свидетельница по телосложению и росту узнала в Юнусове мужчину, который «бил Савина рукояткой пистолета по спине несколько раз». При этом в том же протоколе содержится рукописное примечание Луневой: «Савин Алексей лежал на животе, на нем лежал мужчина, который сейчас не присутствует. Они не дрались, а Савин, лежа на животе, не сопротивлялся, когда ему завязал руки мужчина, которого здесь нет». «Савин просто попросил свою знакомую дать нужные ему показания, но когда она поняла, что дело серьезное, она начала отказываться от своих слов», — объясняет Сердечный эти противоречия в документе.

Фото, которое Юнусов до отстранения от службы присылал своему знакомому Георгию

«Он ненавидит всю эту мразь и очень хотел навести порядок». Бэтмен

Согласно ответу из Дорогомиловского отдела СК, расследовавшего дело о похищении Пилипенко, отдельное поручение с требованием доставить водителя Lexus на допрос, выдавалось не Юнусову, а его коллеге — оперативнику Николаю Сиворакше. При этом постановлений или поручений о принудительном приводе Савина, говорится в документе, не выдавались ни Юнусову, ни другим сотрудникам отдела уголовного розыска УВД по СЗАО. Эти данные подтвердил и генерал Фещук, который, по словам Юнусова, действовал в интересах Савина. Он отстранил оперативника от работы, а затем и уволил — практически сразу после инцидента в Брехово. По словам адвоката Кубарева, произошло это даже без проведения служебной проверки — лишь на основании личного распоряжения генерала. Юнусов пытался обжаловать увольнение в Хорошевском районном суде Москвы, но безуспешно.

После увольнения Юнусов стал активно давать интервью, а поддержку ему оказывал московский профсоюз полиции, который составил биографическую справку о молодом полицейском. По данным профсоюза, в 2012 году, будучи оперативником отдела уголовного розыска по району Куркино, 20-летний на тот момент Юнусов раскрыл 23 из 26 преступлений, а годом позже в связи с угрозами и «наличием информации о планируемом покушении со стороны преступной группы по мотивам кровной мести» попал под госзащиту УСБ, что не помешало ему раскрыть еще около 40 преступлений и, в частности, внедриться в СИЗО к участникам «международной террористической организации». В 2014 году, когда Юнусова перевели на его последнее место службы — в оперативно-розыскную часть отдела уголовного розыска УВД по Северо-Западу Москвы — число раскрытых преступлений увеличилось до 60, рапортовали в профсоюзе; при этом оперативник успел побывать в Дагестане, где в составе мобильного отряда участвовал в столкновениях с боевиками, перекрыл канал вербовки добровольцев в Сирию и получил информацию о точном местонахождении террористической группы из запрещенного «Имарата Кавказ».

«В один день я потерял имя, фамилию, должность и стал чеченом»; «Полицейский, раскрывший убийство режиссера, может лишиться не только работы, но и жизни», «Я перешел дорогу не человеку, а целой системе»; «Сотрудника УВД по СЗАО обвинили в избиении задержанного, а потом и вовсе собирались застрелить» — вот только некоторые заголовки статей о Юнусове, опубликованных в тот период. Тогда же на телеканале Life News вышло большое интервью с оперативником, в котором он транслировал ту же версию, которую позже расскажет на допросе следователю: Савин мог быть причастен к наркоторговле и убийствам, поэтому, «собрав оперативный материал», Юнусов «произвел его задержание», в ходе которого был обнаружен «находящийся в розыске по линии Интерпола» Lexus, однако дело «обернулось против самого оперативника» — сотрудники ОСБ «с подачи одного генерала» «проехали через всю Москву» и сами привезли потерпевшему заявление, после чего честного полицейского отстранили от службы. «Две вещи, в чем я виноват: первое, это то, что я делал свою работу, и делал ее хорошо, и второе, что я чеченец», — говорил он.

В том же интервью Юнусов рассказал, что проходит обследование в онкоцентре на предмет лейкоза. «Поэтому мне уже не до службы, мне уже не до этих проблем. Мне просто хочется, чтобы меня оставили в покое. Чтобы про мое дело забыли», — сетовал он. Защита обвиняемого не смогла предоставить медицинские документы, подтверждающие диагноз, а сам Юнусов в беседе с «Медиазоной» признался, что заболевание перешло в стадию ремиссии «в результате лечения лошадиным белком». Подтвердить или опровергнуть эти его слова невозможно, и таких моментов в биографии Юнусова немало: начиная от командировки на Сахалин для задержания лидера корейской ОПГ и заканчивая послужным списком в целом.

Согласно информации профсоюза, за время службы его награждали медалями «95 лет уголовному розыску», «За службу на Северном Кавказе» и «Участник контртеррористической операции на Кавказе», а адвокат бывшего оперативника Кубарев демонстрировал «Медиазоне» удостоверение памятной медали «Ветеран службы» от декабря 2015 года с печатью «Юбилейный комитет ФСБ России». Главный редактор портала «Геральдика.Ру» Юрий Росич полагает, что эта медаль может вручаться какой-нибудь общественной организацией ветеранов ФСБ, но к самой спецслужбе, «естественно, отношения не имеет». Создатель сайта «Ведомственная геральдика», член геральдического совета при президенте Леонид Токарь заверил Медиазону, что к ФСБ эта медаль имеет такое же отношение, какое он сам — к космонавтике. «В последнее время появился ряд фирм, производящих фалеристику, которые для привлечения внимания к своей продукции понапридумывали кучу разных юбилейных и ветеранских комитетов, изготовили удостоверения и продают это все за деньги», — говорит специалист. В интернете действительно несложно найти сайты, предлагающие похожие удостоверения с печатью «Юбилейный комитет ФСБ».

Фото предоставлено адвокатом Юрием Кубаревым

Адвокат потерпевшего Сирожидинов обращает внимание, что в своих интервью Юнусов никогда не называл фамилию Савина, поскольку якобы опасался судебного иска. «Он говорит об очень серьезных обвинениях, но кроме слов — больше ничего. Он это прекрасно понимает, поэтому не называет фамилию — иначе мы подадим заявление о клевете, сопряженной с обвинением человека в совершении тяжкого преступления. Он же это доказать никак не сможет», — говорит юрист. Не верит адвокат и сведениям о наградах и заслугах Юнусова, как и не подтвержденным документами словам о наркотике на ноутбуке Савина. «Протокола осмотра места происшествия с порошком не существует, медалей этих не существует, хотя эти корочки он предоставлял в суде на полном серьезе. Судья расхохоталась, сказала, что это к ФСБ имеет такое же отношение, как, например, корочки какой-нибудь Межконтинентальной адвокатской палаты к адвокатуре. Я не знаю, зачем он это делает. По-моему, это инфантильный человек, склонный к мистификации», — считает он.

Перед началом рассмотрения дела Юнусова в Солнечногорском суде об этой склонности оперативника рассказал телеканалу «360» и сам Савин. По словам потерпевшего, обвиняемый — никто иной, как «химкинский Бэтмен». Впервые о существовании «костюмированного Бэтмена, который нападает на наркопритоны и избивает находящихся внутри преступников» в конце июня 2016 года сообщила газета «Московский комсомолец», опубликовавшая видео, на котором человек в черном костюме супергероя, стоя у подъезда многоэтажки, бросает на землю файер и исчезает из кадра. Газета утверждала, что видео снял таксист по имени Слава, подвозивший клиента на улицу Лавочкина в Химках в начале июня — высадив пассажира, водитель стал сдавать назад, когда обратил внимание на «фигуры, которые зашли в подъезд», после чего оттуда послышались «крики и грохот». «Я достал планшет и стал снимать дверь подъезда. Спустя несколько минут оттуда вышло вот "это", бросило фаер и скрылось в темноте. Мне жутко стало, если честно, и я стал уезжать, но отъехав на пять минут, увидел полицейскую машину с мигалкой, которая ехала мне навстречу. Интерес взял свое, и я поехал за ней. Полицейские остановились прямо напротив дома, откуда вышел Бэтмен, и вывели из подъезда двух потрепанных мужчин в наручниках», — рассказывал Слава. Информацию о том, что в тот вечер в Химках действительно были задержаны двое сбытчиков наркотиков, газете якобы подтвердил источник в правоохранительных органах.

Скриншот из твиттера Жнеца. Кадр: НТВ

Новость о появлении «химкинского Бэтмена» широко разошлась в СМИ. Вскоре выяснилось, что у «супергероя» есть твиттер, первая запись в котором была сделана еще в в конце мая 2016 года — «Начало положено», и зовут его вовсе не Бэтмен, а Жнец Грим Рипер (в английской литературной и фольклорной традиции Grim Reaper, Мрачный Жрец — одна из персонификаций смерти). Большинство записей сейчас стерты, однако многие из них можно восстановить по фанатскому паблику «ВКонтакте», администратор которого регулярно постил скриншоты из твиттера «Жнеца». «Социальную сеть мне пришлось создать после первого новостного сюжета, когда после шести месяцев тихой работы меня засняли на камеру», — объяснял автор в одной из записей. «Если вы хотите помочь — сообщите в полицию или мне о совершенном преступлении. Но никогда не вершите правосудие. Мне нечего терять. Вам — есть», — предупреждал в другой. В течение месяца после появления новости в «Московском комсомольце» «Жнец» периодически публиковал фотографии мужчин, лежащих лицом вниз с руками на затылке, элементов своего костюма и оружия, в том числе гранат. Спустя год на YouTube появился канал Жнеца, в котором публиковались старые репортажи и видео с якобы проведенных задержаний — на одном из них, к примеру, можно увидеть, как человек в костюме бегает за двумя мужчинами, валит одного из них на землю и бьет.

После того, как НТВ, «Россия-24» и другие федеральные СМИ растиражировали запись, якобы сделанную таксистом Славой, единственным поставщиком новостей о Бэтмене надолго остался подмосковный телеканал «360». В июле 2016 года там вышел сюжет, посвященный «супергерою» — в нем «сотрудник ФСБ Владислав» рассказывал, что «человек сделал очень много задержаний, порядка 40–50, по которым возбудились уголовные дела, в основном по незаконному обороту наркотиков», а спустя два года тот же телеканал выпустил репортаж, в котором впервые сообщил, что Юнусов и Жнец — одно и то же лицо. В нем говорилось, что вскоре после появления новостей о Бэтмене с редакцией связался человек, представившийся «другом супергероя» — тот самый «Владислав из ФСБ». Увидев запись сюжета о Юнусове, корреспондент узнал в нем «Владислава», рассказала «Медиазоне» Алла Егорова, руководитель отдела телеканала, в котором работали авторы репортажа.

По словам Егоровой, информацию о том, что именно Юнусов переодевался в костюм супергероя, ей подтвердили «люди, близко и давно знакомые с Бекханом». Кто именно, уточнить она отказалась, сославшись на «мастерство продюсеров». Единственный, кто с уверенностью говорит, будто оперативник и есть загадочный Жнец — это потерпевший Савин. Тем не менее, известное внешнее сходство между «сотрудником ФСБ Владиславом» и Юнусовым действительно заметно.

Скриншот из видео со свадьбы Бекхана Юнусова и Юлии Бобровской
«Сотрудник ФСБ Владислав» из репортажа телеканала «360»

Сам Юнусов и его адвокаты отрицают какую-либо связь со Жнецом и называют появление сюжетов на канале «360» спланированной «информационной атакой» Савина. «Все это исходит только от Савина. Вот есть молодой человек, допустим — Сережа. Я говорю, что Сережа является педофилом. СМИ это интересно, поэтому все начинают так думать. Так и в этом случае — все только со слов Савина, который узнал от неких друзей. А где подтверждения? Утверждения о связи между Бэтменом и Юнусовым появились, только когда начался суд. А до суда — нету Бэтмена. Когда ролики появлялись, он сидел под домашним арестом. То есть этот Бэтмен бегает по Химкам по крышам, а Юнусову, даже когда он в суд опаздывает, сразу звонят, спрашивают, где он, у него же браслет на ноге», — объясняет адвокат Кубарев, не уточняя, что браслет на ноге подсудимого появился лишь в октябре 2017 года. Защитник напоминает, что в титрах к одному из роликов на Youtube-канале «супергероя» — «Короткометражный фильм Жнец. Начало» — указаны имя и фамилия режиссера: Никита Назаров. По мнению Кубарева, именно Назаров и является автором «проекта "Жнец"».

В разговоре с «Медиазоной» свадебный оператор Назаров подтвердил, что действительно снимал фильм про Жнеца в качестве курсовой и выкладывал его на сервисе Vimeo, а через два месяца обнаружил, что кто-то загрузил его работу в Youtube-канал «химкинского Бэтмена». «Никаким "проектом" я не занимаюсь — к остальным, более ранним роликам я отношения не имею. О Жнеце я знал из СМИ, мне показалась тема интересной, и я решил использовать ее в качестве курсовой работы. Ни Савин, ни Юнусов мне не знакомы, но по поводу последнего я рассматриваю возможность о подаче иска в суд, поскольку мои кадры незаконно использовались, в том числе в ролике телеканала "360"», — сказал оператор.

После появления первой новости о «химкинском Жнеце» на сайте московского профсоюза полиции под ней появилось около 20 комментариев с разных аккаунтов. Авторы большинства из них сообщали об анонимных вызовах; прибыв на место, сотрудники МВД якобы обнаруживали, что «преступники» уже лежат связанные по рукам и ногам. «Неизвестный привязал к двум столбам двух избитых граждан Северной Осетии, кричали про человека в маске. При обыске обнаружили порядка 15 грамм амфетамина»; «Приехали на место — лежит фаер на земле, зашли в подъезд — лежат два связанных типа, рядом разбросаны пакетики с подозрительным содержимым»; «На месте лежали двое людей связанных, лицом вниз, а свидетели в один голос утверждали, что неизвестный в черном костюме с плащом избил их, связал и скрылся», — писали пользователи. Проверить, действительно ли эти комментарии оставили полицейские, невозможно — чтобы зарегистрироваться на сайте профсоюза, достаточно оставить адрес электронной почты. Однако два полицейских, работавших в Химках, подтвердили «Медиазоне», что подобные случаи — когда, приехав на вызов, наряд обнаруживал, что подозреваемые связаны — действительно имели место.

Юнусов стоит за этими странными происшествиями или нет — но аргумент защиты о том, что оперативник не мог иметь отношения к эффектным задержаниям, поскольку был фигурантом уголовного дела, несостоятелен: если верить твиттеру Жнеца, тот начал свою деятельность весной 2016 года, а под домашний арест оперативника заключили лишь в октябре 2017-го. Знакомый Юнусова Георгий (имя изменено по его просьбе) говорит, что встречался с ним в кальянной в Химках в июне 2017 года. По его словам, тот постоянно менял аккаунты в социальных сетях и выходил на связь от случая к случаю. Однако в интернете он использовал псевдоним «Владислав» — как и собеседник телеканала «360», представлявшийся «сотрудником ФСБ».

Хотя доказательств у него и нет, Георгий не сомневается, что Жнец — это и есть Юнусов. «Мы с ним познакомились, когда у меня в 2013 году угнали мопед. Всем сотрудникам полиции было до фени, кроме него. Потом у матери моей сумку из машины вытащили, и он долго носился, пытался вернуть ее телефон, — рассказывает молодой человек. — Он часто присылал мне фотографии какие-то убитых боевиков из командировок в Дагестан. Еще как-то присылал, как лежит под капельницей — за злодеем гонялся, тот в окно с пятого этажа прыгнул, а Бек — за ним. Когда я к нему в гости приходил, он полный арсенал оружия выкладывал: он всегда при оружии был, всегда на стреме. Он боец профессиональный — по пять человек мог легко за раз уложить. Учитывая все это, то, что это он, мне сразу стало понятно, когда я увидел видеообращение Жнеца. Задерживать преступников, даже будучи отстраненным от работы — это в его духе. Он чеченец, и, с его слов, у него убили всю семью на глазах бандиты, когда он был ребенком. И после этого он пошел в органы — он ненавидит всю эту мразь и очень хотел навести порядок», — говорит знакомый оперативника. По словам адвоката Кубарева, Юнусова воспитали усыновители, а о судьбе родителей ему ничего неизвестно.

По словам адвоката потерпевшего Савина Сирожидинова, прокуратура Подмосковья и УФСБ по Москве проводят проверку информации о том, что Юнусов — если это действительно был он — в интервью телеканалу «360» представлялся сотрудником спецслужбы. На запросы «Медиазоны» в ФСБ и надзорном ведомстве не ответили.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Понравился этот материал?
Поддержите Медиазону
Все материалы
Ещё 25 статей