«Даже прямые призывы к насилию не всегда должны вести в тюрьму». Чем важно решение ЕСПЧ по жалобе Бориса Стомахина
Анна Козкина
«Даже прямые призывы к насилию не всегда должны вести в тюрьму». Чем важно решение ЕСПЧ по жалобе Бориса Стомахина
Тексты
14 мая 2018, 7:36
10293 просмотра

Борис Стомахин, 2006 год. Фото: Алексей Куденко / «Коммерсант»

Европейский суд по правам человека вынес решение по поданной 11 лет назад жалобе радикального публициста Бориса Стомахина. В приговоре по его первому делу ЕСПЧ нашел нарушения права на свободу выражения мнений. При этом судьи признали часть высказываний Стомахина призывающими к насилию, но наказание — пять лет колонии — сочли несоразмерным. По мнению судьи из Страсбурга и представителя самого Стомахина, такое решение может стать «отправной точкой» для будущей судебной практики по жалобам на применение антиэкстремистского законодательства в России.

Публицист Борис Стомахин подал жалобу в Европейский суд по правам человека еще 11 лет назад — в ноябре 2007 года. За год до этого Бутырский районный суд Москвы приговорил его к пяти годам колонии общего режима и запретил ему в течение трех лет заниматься журналистской деятельностью. Из-за текстов Стомахина его признали виновным в призывах к экстремизму (часть 2 статьи 280 УК) и разжигании ненависти по религиозному и национальному признаку (часть 1 статьи 282 УК).

Причиной для уголовного преследования стал ежемесячный бюллетень «Радикальная политика», который Стомахин издавал с 2000 по 2004 год, выступая как автор некоторых статей и главный редактор. Над выпусками публицист работал у себя дома, а затем печатал несколько десятков экземпляров, которые распространял — зачастую бесплатно — среди знакомых. Предметом уголовного дела были статьи Стомахина и других авторов, которые выступали за независимость Чечни и не осуждали методы борьбы вооруженных чеченских сепаратистов. Военнослужащих российских Вооруженных сил Стомахин называл «оккупантами».

«Стомахин Б. В. организовывал производство информационного бюллетеня "Радикальная политика". Отражая в своих публикациях сведения, связанные с боевыми действиями в Чеченской Республике, одобрял преступников и террористов, действия которых направлены на уничтожение русского народа как нации», — говорилось в приговоре. Сам публицист настаивал, что не призывал к экстремизму, а только высказывал свою точку зрения на войну в Чечне и политическую ситуацию в России.

После приговора Стомахин регулярно ходатайствовал об условно-досрочном освобождении, но ему раз за разом отказывали. В итоге публицист отбыл весь срок, освободившись в марте 2011-го.

В жалобе в ЕСПЧ он продолжал настаивать, что в качестве главного редактора «Радикальной политики» высказывал свои личные оценки событий в стране, но не призывал к экстремизму. Помимо этого, Стомахин указывал на несоразмерность наказания деяниям, которые ему вменяли в вину.

Решение

9 мая на сайте ЕСПЧ было опубликовано решение по жалобе Стомахина. Семеро судей единогласно пришли к выводу, что российские власти нарушили право публициста на свободу выражения мнений (статья 10 Европейской конвенции по правам человека). Стомахину присудили 12 500 евро в качестве компенсации морального вреда, но его требования в части компенсации материального ущерба за годы заключения отклонили. По мнению судей, наказание, назначенное Стомахину, было непропорционально обвинению.

Изучая дело публициста, Европейский суд подробно проанализировал выдержки из статей, которые российские судьи признали экстремистскими. ЕСПЧ заключил, что часть высказываний публициста действительно оправдывает насилие и терроризм и разжигает ненависть к военнослужащим Вооруженных сил России, но в то же время другая часть текстов представляет из себя лишь высказывания о политической ситуации в стране.

В первом случае ЕСПЧ посчитал оправданным вмешательство государства в право Стомахина на свободу выражения. Во втором случае суд не увидел общественной необходимости в этом, добавив, что ни жесткая критика, ни односторонний взгляд на действия властей не дают оснований для вмешательства.

В обоих случаях Европейский суд говорит о чрезмерности наказания, назначенного российским судом: «Лишение свободы в сочетании с запретом на журналистскую деятельность за речь, даже если она является преступной, не может рассматриваться даже как самая суровая мера».

Особые мнения

К решению ЕСПЧ прилагаются особые мнения судей, которые согласились, что власти России нарушили право на свободу выражения Стомахина, но разошлись с коллегами в деталях. В одном случае судья Хелена Йедерблом не соглашается с оценкой некоторых высказываний Стомахина, которые ее коллеги расценили как оскорбительные. Йедерблом настаивает, что фрагменты текста нельзя было рассматривать отдельно от публикации, вне контекста.

Второе особое мнение — судьи Хелен Келлер — комплексно критикует подход к рассмотрению жалобы публициста и предупреждает о трудностях, которые могут возникнуть при рассмотрении подобных дел в будущем.

Фото: Алексей Даничев / РИА Новости

«Это важное дело, так как впервые суд должен принять решение по делу, связанному с применением закона о борьбе с экстремизмом, и оно станет отправной точкой для судебной практики, к которой будут обращаться в будущих делах, касающихся не только России, но и других государств, [входящих в Совет Европы]», — подчеркивает судья.

Келлер считает неверной саму методологию рассмотрения — анализ каждого из спорных высказываний Стомахина по отдельности. Судья предлагает обратить внимание на приговор российского суда, который и должен был проводить такой анализ.

Юрист международной группы «Агора» Дамир Гайнутдинов объясняет, что ЕСПЧ не должен заниматься оценкой доказательств — это работа национальных судов. «Европейский суд всегда подчеркивает, что не является четвертой инстанцией. Он смотрит, было ли в деле допущено нарушение 10 статьи Конвенции. Даже если в публикации есть все негативные признаки вроде прославления насилия и так далее, важно, как это оценил и описал национальный суд. Если национальный суд этого не сделал, то Европейский суд не должен за него эту работу проводить и, соответственно, должен признать нарушение 10-й статьи», — говорит юрист.

Судья Келлер также в некоторых случаях не согласна с коллегами, признавшими ряд высказываний Стомахина оправдывающими насилие. «Несогласие показывает, что оно почти неизбежно в случаях индивидуальной оценки стольких выражений», — отмечает судья.

Другое предложение Келлер — прежде чем делать вывод об общественной необходимости вмешательства государства, стоит оценить, какой резонанс получили спорные высказывания. «Нет общественной потребности во вмешательстве [государства], когда речь не имеет ни малейшего влияния», — заключает Келлер.

«Европейский суд сейчас пачками коммуницирует "экстремистские" дела»

Дамир Гайнутдинов, представляющий Стомахина в Европейском суде в делах по второму и третьему приговору, объясняет, что это решение будет моделью для последующих. «В отношении практики ЕСПЧ это вполне такой ясный ориентир. Дела, которые будут рассматриваться в ближайшее время, скорее всего, будут оцениваться в этом же ключе», — полагает юрист.

Второй приговор Борису Стомахину вынесли в апреле 2014 года — Бутырский районный суд Москвы назначил ему еще 6,5 лет колонии по обвинению в призывах к экстремизму (часть 1 статьи 280 УК), возбуждении ненависти (часть 1 статьи 282 УК), оправдании терроризма (часть 1 статьи 205.2 УК) и приготовлении к такому же преступлению (статья 30, часть 2 статьи 205.2 УК). Поводом для нового дела стали в том числе статьи «Не допустить нового Холокоста», «Унтерменшен» и «Памяти шахидов», опубликованные в интернете.

В апреле 2015 года Московский окружной военный суд приговорил Стомахина к трем годам колонии за публикацию в блоге «Или пару вокзалов взорвать здесь железнодорожных!», посвященную терактам в Волгограде в конце 2013 года. Стомахина признали виновным в оправдании терроризма (статьи 205.2 УК). С учетом сложения сроков публицисту назначили 7 лет. В июле 2017 года его перевели в тюрьму до конца срока.

Гайнутдинов объясняет, что, изучая дело Стомахина, судьи оценивали его по так называемому «тройному тесту»: «Предусмотрено законом? Да. Преследует правомерную цель? Да. Ну, в ряде случаев. Необходимо ли в демократическом обществе? Нет. За такие высказывания в таком контексте, при таких обстоятельствах, при такой широте распространения сажать на пять лет — это неадекватная реакция. Даже прямые призывы к насилию не всегда должны вести в тюрьму».

Вынесенное решение стало вторым решением ЕСПЧ по «экстремистскому» делу из России. Первое решение вынесли осенью 2017 года по жалобе журналиста и правозащитника Станислава Дмитриевского, которого приговорили по 282-й статье к двум годам условно за публикацию в 2004 году в газете «Правозащита» обращений лидеров непризнанной Чеченской Республики Ичкерии Аслана Масхадова и Ахмеда Закаева с призывами к мирному урегулированию конфликта и критикой российских властей.

«Но дело Дмитриевского не настолько показательно, потому что там не было таких призывов, которые Европейский суд называет прославлением насилия. А что касается высказываний Стомахина — ведь в России к нему неоднозначное отношение, многие правозащитники в том числе считают, что это неприемлемые высказывания, его и политзаключенным отказались признавать, хотя по всем признакам, на мой взгляд, он классический политзаключенный», — говорит Гайнутдинов.

При этом ждать пилотного постановления ЕСПЧ, в котором судьи дадут российским властям рекомендации по изменению правоприменительной практики, в ближайшее время не стоит, предупреждает юрист.

«Наверное, рано об этом говорить, потому что практика еще не набралась. Но Европейский суд сейчас пачками коммуницирует "экстремистские" дела, так что я думаю, в ближайшее время можно ожидать какое-то движение», — допускает Гайнутдинов.

Он разделяет позицию судьи Келлер и считает, что подход ЕСПЧ к рассмотрению жалоб из России на экстремистские дела еще может поменяться. «Эта тема только развивается, подходы формируются. В принципе институт особых мнений судей — это очень важная вещь. Я думаю, оно однозначно будет поводом для дискуссий, кто-то из судей может и пересмотреть свой подход, — рассуждает юрист "Агоры". — Каждое решение [ЕСПЧ] по экстремистским делам в отношении России сейчас будет очень важным и показательным».

Жалобы Стомахина на два последних приговора пока не коммуницированы, и неясно, успеют ли их рассмотреть до его освобождения. Срок заключения 43-летнего публициста, который сейчас находится в тюрьме под Саратовом, истекает в конце 2019 года.

Подписывайтесь на «Медиазону» в Яндекс.Дзене и Яндекс.Новостях
  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Понравился этот материал?
Поддержите Медиазону
Все материалы
Ещё 25 статей