Жизнь и приключения Дикого Десантника. Как старшина Алибеков стал популярным видеоблогером и почему оказался в тюрьме
Никита Сологуб
Жизнь и приключения Дикого Десантника. Как старшина Алибеков стал популярным видеоблогером и почему оказался в тюрьме
Тексты
18 июля 2018, 10:04
15890 просмотров

Асхаб Алибеков. Кадр: YouTube

Сломанная челюсть сослуживца, разбитый нос полицейского, «вторая Кондопога», несостоявшийся футбольный матч с Алексеем Навальным в кубанской станице, партизанщина и неудачный побег в Украину — «Медиазона» рассказывает о злоключениях профессионального солдата Асхаба Алибекова по прозвищу Дикий Десантник, который на пятом десятке завел свой политический канал на YouTube.

Старшина и «Братский союз»

Асхабали Алибеков родился в дагестанском селе Сергокала в 1971 году. Рос и воспитывался мальчик в детском доме в Хасавюрте, где окончил школу, поступил в ПТУ и отучился на водителя-механизатора. В 1989 году Алибекова призывали в армию; служить отправили в Киргизию. По словам дагестанца, после этого он работал пожарным, трактористом и инструктором массового обучения приемам первой помощи, а одновременно получал образование сам — в Дагестанском колледже культуры и искусств. «Я неплохо танцевал и пел, у меня вообще-то талант был, даже в ансамбле выступал!» — рассказывал он позже.

Когда началась Вторая чеченская война, Алибеков по контракту поступил в разведроту спецназа внутренних войск, чтобы, по его словам, «защищать свои земли от Хаттаба». На войне он провел в сумме девять месяцев — три командировки по три месяца, вспоминает жена Асхабали Патимат. Свадьбу они сыграли незадолго до начала вооруженного конфликта. Следующим местом службы дагестанца стала десантная часть ВДВ в Ставрополе — он дважды заключал с ней контракты сроком на три года. В промежутках Алибеков устраивался на работу, требующую хорошей физической подготовки — от грузчика до телохранителя местного депутата, а в свободное время занимался рукопашным боем и вольной борьбой.

В 2007 году его имя впервые появилось в прессе. На окраине Ставрополя тогда завязалась массовая драка, при разгоне которой пострадали двое студентов — Гилани Атаев погиб от перелома хрящей гортани, а Заурбек Ахматов был тяжело ранен милиционером из табельного пистолета. Алибекова журналисты тогда называли лидером организации «Братский союз народов Кавказа», который первым увидел раненого Ахматова и стал созывать земляков на митинги, поскольку «милиция и скинхеды заодно».

«[…] происходящее не могло считаться митингом — не было наглядной агитации. Но хитрый Асхаб вместо знамени держал в руке диктофон и постоянно проигрывал запись своего телефонного разговора с раненым во время массовых беспорядков Заурбеком Ахматовым. Запись получилась своеобразная и, мягко говоря, провокационная: получалось, что в драке погиб еще один чеченец, и милиция это скрывает. <…> Толпа сочувственно вздыхала. Асхаб вообще очень грамотно ею манипулировал и в принципе мог довести собравшихся до любого эмоционального состояния», — описывал корреспондент «Комсомольской правды» один из сходов в своей статье «Удастся ли предотвратить новую Кондопогу на Ставрополье?».

По словам жены десантника, Алибеков «придумал» объединение кавказцев для того, чтобы сдержать межнациональный конфикт, а не подогревать его. «Ввели комендантский час, митинги все больше становились, волнения, драки. Мой муж это все видел и понимал, что нужно это как-то заканчивать. Поэтому, чтобы власти услышали, он придумал эту организацию, даже напечатал устав, хотел ее зарегистрировать официально, но в администрации ему отказали, докопались до какой-то закорючки. Никаким нацистом он не был — он и назвал ее "Братский союз", потому что туда могли и русские вступать, и кавказцы, чтобы все успокоились хотел, чтобы мэр вышел к ответу, но в итоге просто ОМОН разогнал всех», — вспоминает Патимат.

После конфликта в Ставрополе Алибекова дважды увольняли, говорит Патимат; после публикаций в СМИ работодатели боялись с ним связываться. Сам десантник позже утверждал, что из-за участия в громком конфликте нажил себе много врагов: «Меня постоянно вызывали в ФСБ, было два покушения, ночью стреляли на поражение. Там даже до сих пор на заборе дыра осталась, картечью меня хотели убить — только моя спортивная реакция спасла. Это чистая правда, все знают об этом!». Годом позже семья переехала в Новороссийск, где Алибеков пошел служить по контракту в разведку морского флота. «Из Ставрополя нас, можно сказать, выдавили», — говорит Патимат.

Старшина и уголовные дела

Прослужив всего несколько месяцев в Новороссийске, Алибеков стал обвиняемым по статье 335 УК (нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности), вспоминает защищавший его адвокат Иван Попрядухин. Найти приговор по этому делу «Медиазоне» не удалось, но сам защитник описывает случившееся так: «У него болела дочка — ей требовалась операция, она теряла зрение, а командир части не давал Алибекову короткий отгул, чтобы тот мог отвезти ее в Краснодар. Он его спрашивал несколько раз, тот отказывал, в итоге он немного вспылил, руками махнул… Командир дивизии слегка получил по лицу, но там ничего серьезного — это даже не удар был, а так, по касательной. В суде даже гособвинитель встал на нашу сторону и высказал мнение, что командир сам спровоцировал эту ситуацию». В результате Алибекову назначили наказание в виде пяти месяцев ограничения по службе.

Спустя четыре года, когда Алибеков в очередной раз ушел на гражданку, его осудили вновь — на этот раз по части 3 статьи 30, части 2 статьи 159 (покушение на мошенничество) и части 1 статьи 222 УК (незаконное хранение боеприпасов). Согласно приговору, текст которого можно найти на сайте Октябрьского районного суда Новороссийска, 1 апреля 2011 года военнослужащий, «имея преступный умысел на хищение чужого имущества путем обмана», «действуя из корыстных побуждений с целью получения материальной выгоды», встретился с потерпевшим по фамилии Удот и рассказал ему выдуманную историю о готовящемся на него покушении, наемным исполнителем которого якобы был сам Алибеков.

Асхаб Алибеков. Фото: личная страница в Instagram

Встретившись с потерпевшим на следующий день, следует из приговора, он попросил за неисполнение «заказа» 150 тысяч рублей, но Удот сказал, что таких денег у него нет. Тогда Алибеков дал ему два дня на раздумья, но наутро был задержан милиционерами, к которым обратился Удот.

В ходе обыска, после которого военного заключили под стражу, оперативники изъяли у него около 300 патронов и примерно 2 кг пороха. Сам десантник пояснил, что нашел их за несколько дней до задержания в разрушенном здании неподалеку от Новороссийска.

Алибеков полностью признал вину, дело рассматривалось в особом порядке. В результате 26 сентября 2011 года ему назначили наказание в виде шести месяцев лишения свободы. Поскольку он уже отбыл этот срок в СИЗО, военнослужащего освободили в зале суда.

В дальнейшем Алибекова будут неоднократно спрашивать об этой истории, однако о событиях в Новороссийске он рассказывает путано и неохотно: «В те времена с одним парнем попали в очень неприятную историю, нас попросили одного человека наказать. <…> А потом я не стал это делать, можно сказать, я его почти спас. <…> Такое время было, и люди сказали, что он очень плохой… Ну, было время, чего сказать, как в 1990-е, когда плохих людей наказывали. <…> И адвокат сказал, что тебе статья [о покушении на] убийство идет, поэтому скажи, что ты пошутил, что ты не хотел, и тогда у тебя будет мошенничество. Поэтому адвокаты как-то договорились, чтобы это было не серьезно, чтобы было мошенничество. А патроны у меня просто нашли, я люблю оружие. <…> Человека я не убил, можно сказать, спас. Это был просто друг у меня не очень хороший, судьба меня с ним свела».

Не может внятно объяснить, что случилось с Алибековым в 2011-м, и его жена Патимат. «К нему обратились как к военному человеку, хотели вовлечь в одно дело — чтобы он пошел куда-то, взял что-то, какое-то дело обстряпал за деньги. А он вместо этого пришел к этому человеку и сказал: "Братан, тебя заказали. Я не собираюсь этого делать, но тебя заказали". А этот человек взял и позвонил в милицию, что тот якобы его шантажировал, пожаловался на него. Хорошо, что попался грамотный адвокат, сказал признать вину в мошенничестве, что это все шутка была. То есть произошло одно, а посадили его за другое, но так бы более тяжкая статья была», — объясняет она.

В 2017 году, когда Алибеков на несколько месяцев перевелся на службу в Крым, на него вновь завели уголовное дело — на этот раз по пункту «а» части 3 статьи 286 УК (превышение должностных полномочий с применением насилия).

Согласно приговору, выложенному на сайте Крымского гарнизонного военного суда, 1 февраля 2017 года Алибеков, будучи заместителем командира взвода, возмущенный тем, что один из его подчиненных отсутствовал на работах, нанес ему один удар кулаком в лицо, сломав нижнюю челюсть. 8 февраля потерпевший обратился в Следственный комитет с заявлением, а Алибеков, узнав об этом, спустя два дня пришел с повинной, объяснив, что не собирался травмировать подчиненного. Позже он описывал случившееся так: «Я мастер спорта по рукопашному бою, он на меня полез, мне деваться некуда было, я оборонялся, у меня был один удар, и я сломал ему челюсть. Мы с ним друзья, мы помирились, я ему компенсировал все траты на лечение».

На время следствия Алибеков находился под подпиской о невыезде. 19 мая прошлого года суд признал его виновным и назначил наказание в виде трех лет условного лишения свободы с испытательным сроком в два года. Со службы дагестанца не уволили, поскольку в приговоре говорилось лишь о запрете занимать должности, «связанные с выполнением организационных и распорядительных функций». После приговора он перевелся обратно в Новороссийск.

Старшина и YouTube

В августе 2017 года Алибеков заключил очередной контракт с базой Военно-морского флота в Новороссийске. Спустя полгода, в начале февраля 2018 года, он ушел в отпуск, создал канал на YouTube и записал свое первое видео. Стоя на фоне флагов Дагестана и военной разведки в тельняшке и берете со значком в виде серпа и молота, он обращался к сослуживцам.

«Я старшина воздушных десантных войск, гвардии старшина Алибеков Асхат Амирович. Старшина разведроты, парень, который служил в спецназе и в военных войсках, служил в десанте, сейчас служу в ВМФ — как говорится, универсальный солдат. <…> Меня вот какая фишка раздражает. Сейчас будут президентские выборы. И вы лучше меня все знаете, что эти выборы, они все предопределенные. Все уже определено, там решено все уже, Путин будет уже, однозначно ясно», — говорил он. Обращаясь к «братьям-десантникам» и «воинам-спецназовцам», он просил их вспомнить лозунг «никто кроме нас» и бойкотировать выборы.

«Слушай, Путин Владимир Владимирович! Иди домой, иди к жене, женой занимайся! Оставь Россию в покое, оставь ее! Ты уже 20 лет во власти, ты врешь, что на Украине никого нету, ты травишь наших солдат с украинским народом! Если ты убьешь украинцев, следующие кто на очереди — белорусы? А потом татары? Все кладбища переполнены молодыми парнями. Все знают правду, и все молчат!» — эмоционально говорил он на камеру.

По словам жены, свою будущую карьеру видеоблогера Алибеков ни с кем никогда не обсуждал. «Он всегда был не согласен с властью по многим вещам, но я думаю, что в тот раз он решил это сделать, потому что столкнулся напрямую с бюрократией: мне как многодетной матери была по закону положена земля, но нам ее не отдавали. Он целый год воевал с администрацией за то, что принадлежит по праву, он буквально зубами ее вырывал. И он так мучился, возмущался, сам всю эту канитель увидел, как все это работает, и у него, видимо, накопилось это, и вот вышел этот ролик. И пошло-поехало», — говорит она.

В комментариях к первому видео Алибекова окрестили Диким Десантником. Приняв это прозвище, он за время отпуска записал еще три ролика.

Во втором Дикий Десантник демонстрировал паспорт, военный билет и удостоверение ветерана спецназа, диктовал свой номер телефона, предлагал всем народам объединиться «под главенством славян» и смести «к чертовой матери эту коррумпированную власть вместе с этим президентом». В третьем, размахивая пальцем перед камерой, угрожал: «Верните награбленное у народа, иначе мы вас как в 17-м году. Шею свернем!». В четвертом развивал теорию, согласно которой на публике появляются двойники Путина, а настоящий президент давно исчез. «Одно время у него глаза узкие, в другое мордастый, в третье — худой! Сколько у него двойников? <…> Надо выходить на митинги! Оцепить вот это, пока не будет ДНК, пока подтверждения не будет, что Путин — это тот человек, который за себя выдает, нам, военным, нужно взять власть в свои руки, и пока народ не скажет, да, это наш Путин, мы хотим за него голосовать — а если нет, то таких мошенников надо гнать и привлекать к суду!» — рассуждал он.

Отпуск Дикого Десантника закончился 27 февраля. За это время его ролики набрали около миллиона просмотров и сотни тысяч дизлайков. Его сторонники стали переводить деньги на карты, номера которых блогер оставлял под своими записями. Вернувшись в часть, Алибеков узнал, что его уволили. «Меня сегодня уволили без объяснения причин, за то что я выступал на телевидении, обхаял президента Владимира Владимировича Путина, обвинил его во всех бедах и разжигании войны, — объяснял он, снимая себя на селфи-камеру на фоне военных кораблей. — Владимир Владимирович, вы давайте, своих шавок угомоните! Это что такое? Вы еще раз показали свое гнилое лицо. Вы что думаете, что вы меня уволили, народ вас стал больше любить или больше уважать? Так что, Владимир Владимирович, идите к черту со своей системой гнилой, со своим полицейским государством! Долой диктатуру власти, да здравствует свобода, да здравствует равенство между народами! Слава России, слава ВДВ!».

Обжаловать увольнение в суде Алибеков не стал. Его супруга не смогла показать «Медиазоне» соответствующий приказ, однако, по ее словам, начальство использовало некую формальную причину, позволившую уволить десантника без нарушения Трудового кодекса. «Нашли какую-то лазейку, связанную с тем, что у него был условный срок, сказали, мол, вы нам не подходите. Напрямую не говорили, что это из-за видео, но разве просто так они бы стали увольнять? Он там полгода прослужил, все было в порядке, а как только видео появилось, сразу уволили. И потом он рассказывал, что ему намекали — если принесешь извинения за свой ролик, если запишешь видео, что пошутил там или пьяный был, то мы подумаем, оставлять тебя или нет. Он отказался», — объясняет Патимат. После увольнения Алибекова сняли с очереди на получение ведомственной квартиры — до новоселья ему оставалось служить еще три года.

Асхаб Алибеков. Кадр: YouTube

Старшина против МВД

11 марта, спустя ровно месяц после публикации первого ролика, Дикий Десятник рассказал, как ночью на улице к нему подошли двое мужчин в штатском — «по прическам» и поведению Алибеков решил, что они из спецслужб или полиции — и стали задавать «каверзные вопросы»: «Мол, это ты в YouTube, это ты правда так про Путина думаешь?». «А потом один с такой ехидной улыбкой говорит — слушай, ты че, не боишься? Тебя уволили, а ты сейчас еще нарываешься. Хочешь, чтобы твою семью убили? У тебя же маленькие дети. И тогда я понял, что если я не замолчу, то, типа, моих детей завалят, на это он намекал. <…> Владимир Владимирович, вот давайте, сами завалите моего пятилетнего ребенка, а я на это посмотрю. <…> Вот лично сам завали, не нанимай никого! Давай убей их! Я зубами тебе горло перегрызу, если ты прикоснешься к моим детям!» — говорил он.

Патимат говорит, что о ночной встрече на улице сама она узнала только из канала мужа, но угрозы в его адрес действительно поступали не раз. «Поскольку он не скрывал свой номер телефона, то ему постоянно звонили как сторонники, так и противники, кто-то угрожал, намекали, что у тебя семья, закрывай свои ролики, закрывай свою деятельность. Тогда же ему пришла смс, он мне потом ее показывал: "Жди, я тебя завтра буду задерживать, будешь у меня в тюрьме сидеть"», — уверяет женщина.

14 марта Алибекова действительно задержали. Согласно постановлению судьи Приморского районного суда Новороссийска, десантник, находясь около девяти утра на улице Циолковского, «громко выражался нецензурной бранью, на замечания не реагировал, на требования сотрудника полиции прекратить свои противоправные действия отказался, провоцируя конфликт», тем самым совершив правонарушение по части 2 статьи 20.1 КоАП (мелкое хулиганство). Его отправили под арест на десять суток. Как следует из другого постановления, отбыв наказание, Алибеков приехал на улицу Козлова, где стал «вести себя агрессивно», снова выражался нецензурной бранью и не реагировал на замечания сотрудников полиции. На этот раз судья того же Приморского суда назначил десантнику наказание в виде штрафа в размере 1 тысячи рублей, признав его виновным по той же статье 20.1 КоАП.

Сам Алибеков излагает несколько другую версию событий. По его словам, 14 марта он возвращался из местного штаба кандидата в президенты Павла Грудинина, где получал удостоверение наблюдателя на грядущих выборах, когда дорогу ему преградили четверо мужчин в штатском. «Выходят из машины, двое сзади, два спереди, резко показывают корочку и сразу убирают. Я говорю: "Покажи нормально, кто ты такой?". Он говорит, поехали в отдел, там все объясним, все расскажем. Я говорю, дайте я адвокату позвоню, все нормально чтобы было. Они такие говорят, не надо, там позвонишь. Я тогда говорю, что не доверяю им, беру телефон, начинаю звонить, они на меня набрасываются, пытаются скрутить, у них не получается, там целая эпопея начинается. Я их не бил, понимал, что нельзя, но сопротивлялся <…> У них сколько, пять пистолетов, с каждым по две обоймы, один пистолет-пулемет "Кедр", 40 патронов, это сколько патронов на меня одного, Дикого Десантника!» — рассказывал он в видеоролике, записанном после освобождения.

По словам Алибекова, когда он перестал сопротивляться, на него надели наручники, завязали глаза и увезли в отделение. «Наручники там не сняли, одна сволочь пыталась мне засунуть в карман что-то. Я говорю: «Руки убери, вызывай понятых, вызывай адвоката». Я начинаю по-борцовски зацепки делать, чтобы устоять, чтобы мне наркоту не подбросили или что-то еще. Они на меня нападают в отделе, валят, связывают ноги армейским ремнем, и начинают тупо забивать, по почкам, по печени. Наручники сдавили до такой степени, что были [руки] опухшими. Думали меня сломать, а я начал песни петь: "Врагу не сдается наш гордый «Варяг»", разные песни, на русском, на даргинском, на лезгинском. Короче, ничего у них не получилось», — похвалялся блогер.

По словам дагестанца, избиение закончилось, когда в кабинет зашел какой-то мужчина в штатском и сказал: «Вы что делаете, вы же его убьете!». После этого Алибекова увезли в суд, а затем — в ИВС. За несколько часов до истечения десяти суток ареста, говорил Дикий Десантник, его якобы забрали «какие-то семь человек», которые, как догадался блогер по их разговорам, прибыли издалека, посадили в машину, а когда Алибеков стал возмущаться и требовать адвоката, вышли из автомобиля, засунули в окно шланг и пустили внутрь «какой-то газ», из-за чего пассажир стал задыхаться.

Затем десантника вновь привезли в суд. По обрывкам разговоров Алибеков понял, что сопровождавшие его люди рассчитывали еще на десять суток, однако судья отказался выносить такое решение и назначил наказание в виде штрафа.

По словам адвоката Ивана Попрядухина, Алибеков подал заявление об избиении в СК. Одновременно заявление по статье 318 УК (применение насилия в отношении представителя власти) подал и один из полицейских, задерживавших десантника — по словам защитника, сопротивляясь, тот сломал ему нос. «В том, что нос действительно сломан, сомнений не было — там и побои были сняты, и видео было, на котором видно, как он головой бьет его в лицо. Дабы избежать ответственности, потому что последствия были бы гораздо хуже, мы приняли решение не раскачивать эту тему, заключили определенное соглашение. В результате следователь прекратил оба дела, и никто не стал их обжаловать», — объясняет юрист.

Через неделю после освобождения Алибекова вызвали на беседу в Центр «Э», куда он пришел вместе с Попрядухиным. Оперативники намекали, что фраза «Путин, иди к жене» может содержать признаки экстремизма, говорил потом блогер. Завершая рассказ об этой беседе, десантник предложил всем желающим обучаться у него боевым искусствам. «Если вы готовы к чему-то такому, если народ решил, если другого выхода уже не будет, импичмент не поможет, все на нас плюют, и у народа остается только одно право, как-то защитить себя самого, свою собственную жизнь, раз нас власть не защищает, то мы должны создавать народные дружины в противовес», — рассуждал он.

Старшина против ФСИН

6 апреля Алибекова вызвали в местное управление ФСИН, где с него взяли подписку о невыезде, поскольку, будучи на условном сроке, он совершил два административных правонарушения. Через месяц десантник записал несколько роликов, посвященных акции «Он нам не царь!», назначенной на 5 мая.

«Я не думал, что вы пойдете за дагестанским парнем, за Диким Десантником — я простой парень, я не такой умный, как Алексей Навальный, но если вы готовы за мной пойти на этом пути, то не бросайте меня! Я принял решение — я лечу в Москву, и все, кто хочет присоединиться, кто хочет поддержать меня, кто хочет полететь со мной, давайте вместе [отправимся] на этот митинг, чтобы я все-таки встретился с Алексеем Навальным, с Сергеем Удальцовым, со всеми оппозиционерами… Хватит нам тянуть в разные стороны, у нас одна цель, одна мечта для общего народа. Давайте эту мечту осуществим!» — говорил он.

4 мая Алибекова задержали, когда он на автобусе ехал в аэропорт Краснодара, после чего в отношении Дикого Десантника составили протокол по части 2 статьи 20.2 КоАП (нарушение порядка проведения митинга) — краснодарские полицейские усмотрели в его записях призывы к несанкционированным акциям протеста. В тот же день Первомайский районный суд Краснодара признал его виновным и отправил под арест на девять суток.

Асхаб Алибеков. Кадр: YouTube

Отбыв наказание, Алибеков пошел в ГУ ФСИН, чтобы попросить временно снять с него подписку о невыезде. Инспектор разрешил ему покинуть город на десять дней, но предупредил, что вскоре подаст ходатайство о замене условного наказания реальным. «Страха нет, вообще страха нет, я тюрьмы никогда не боялся! Единственное, не хочется уходить прямо сейчас, когда нужно бороться — сейчас система уже трещит по швам, система Путина, все полицейские уже бесятся, раз на меня такие дела фабрикуют», — говорил он.

Через две недели Дикий Десантник опубликовал ролик, в котором приглашал своих подписчиков прийти 30 июня на перекресток в станице Натухаевская. «Кто готов и может — приезжайте, чтобы обсудить со мной лично все, вступить в организацию, сыграть в футбол — идет чемпионат мира, поэтому я приглашаю всех бывших военных, да и тех, кто не служил в армии, всех, кто сможет приехать, на один день, я вас приглашаю! — зазывал он. — Нам не нужен митинг, мы просто сделаем дружескую встречу! Вы же понимаете, дружеская встреча, где соберутся бывшие военные, бывшие разного рода войск, для того, чтобы сыграть в футбол, в наш футбол, наш чемпионат мира устроим между военными, ну и заодно познакомимся с глазу на глаз! Если моя задумка пройдет, я уверен, мы сменим власть, сменим к чертовой бабушке этого Путина, этого Медведева, этого Грефа, эту Набиуллину, всю эту команду выкинем!».

На следующий день в очередном видео, разоблачающем Путина, Алибеков пригласил прийти на футбол и Алексея Навального. А 30 июня бывшего военного задержали — по его словам, это сделали сотрудники ФСБ.

«Они накинулись на меня, когда я шел, они накинулись четверо на меня, я увернулся, потом еще четверо накинулись, конкретно такая орава, повредили мне руку. Эти фээсбэшные твари накинулись на меня, избивали, скручивали!» — жаловался он, демонстрируя поврежденную конечность. По словам Алибекова, выпустили его лишь через два дня, после того, как Приморский районный суд Новороссийска в очередной раз приговорил его к штрафу, на этот раз по части 2 статьи 20.1 КоАП (мелкое хулиганство, сопряженное с неповиновением законному требованию представителя власти). Пришел ли кто-нибудь на встречу на перекрестке, Алибеков рассказывать не стал.

4 июля Дикий Десантник — как обычно, в тельняшке и берете с серпом и молотом — стоял в поле и записывал на селфи-камеру очередное видео, объясняя, что он «ушел в подполье», поскольку его адвокату позвонили из суда и сообщили, что вскоре состоится рассмотрение ходатайства ФСИН о замене условного срока реальным.

«Я на суд не явился, потому что опасаюсь за свою безопасность. Уже давно рядом с моим домом идет слежка, на нескольких машинах. Я подавал заявление, что за мной следят, не дают нормально жить. И вот я был вынужден уйти в партизаны. Это мое прощальное видео. Может быть, я вас больше не увижу. Может быть, меня хотят убить. Это опасно для моей семьи, она ни в чем не виновата, я один сражаюсь за всех», — говорил он. «[Мой] путь — он очень опасный. Система Путина хочет уничтожить меня, как Квачкова, как [осужденного по делу признанной экстремистской организацией и запрещенной "Армии воли народа" Кирилла] Барабаша. Только потому, что я помогаю людям. Друзья мои, это прощальное видео. <…> Теперь я стал партизаном, как "приморские партизаны"! У меня нет выбора, я все-таки военный человек! Если меня не убьют, я обещаю дожить до того момента, когда продажную власть Путина скинут!» — говорил он.

Последнее короткое видео с участием Дикого Десантника было опубликовано 6 июля. В нем Алибеков говорит, что находится в суде в городе Шахты, а «друзья-коллеги», которым он «доверил свою жизнь», «продали» и «предали» его «на самом интересном моменте».

Согласно постановлению Шахтинского городского суда, накануне вечером бывший военный «воспрепятствовал законным требованиям сотрудников полиции», исполнявшим постановление ФСИН о его принудительном приводе, «что выразилось в отказе выходить из автомобиля», «хватании за руки сотрудника полиции» и «попытке скрыться». «Алибеков в судебное заседание явился, свою вину не признал, пояснил, что является известным видеоблогером, за свою активную жизненную позицию подвергается преследованию со стороны сотрудников правоохранительных органов, которые фальсифицируют и в настоящее время сфальсифицировали обвинения в совершении административного правонарушения», — говорилось в постановлении. В результате суд назначил ему наказания в виде пяти суток ареста, признав виновным по части 1 статьи 19.3 КоАП (неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции).

Патимат Алибекова соглашается, что в Шахты ее муж, вероятно, поехал, чтобы пересечь украинскую границу и покинуть Россию; по ее словам, в свои планы супруг ее не посвящал.

Когда до окончания последнего административного ареста оставалось несколько часов, говорит она, полицейские забрали Алибекова из ИВС и вновь привезли в Приморский районный суд Новороссийска, который 11 июля удовлетворил ходатайство ФСИН о замене условного срока по делу об избиении сослуживца в Крыму на три года реального лишения свободы в колонии общего режима. При этом срок наказания будет исчисляться с момента вынесения этого решения, объясняет адвокат Подпрядухин.

«Формальная причина — административные протоколы о привлечении к ответственности, вступившие в силу. Там вообще двух достаточно, и инспектор не может не выйти в суд с ходатайством о замене наказания, потому что у них там тоже контролирующие органы есть. Конечно, все эти протоколы сфабрикованные, но, формально все по закону — у него было два года испытательного срока, за это время он должен был показать, что он исправился, и не совершать ни административного, ни тем более уголовного нарушения. Ну а дальше чистая математика — есть вступившие в силу постановления, значит, человек не справился, значит, выходят на отмену. Его ошибка, конечно, была в том, что он не учел, насколько для него вся эта ситуация неблагоприятная — что у него был условный срок. Он же оппозиционер, и его проще всего было убрать таким образом. То есть формально наделать этих административок — а они делаются очень легко, берется два понятых, или там свидетеля, которые якобы слышали, что где-то человек матерился, составляется протокол, человека опрашивают, и все, готово», — говорит защитник.

Патимат успела приехать к зданию суда, когд Алибекова увозили в СИЗО. «Пока, не переживай! Все нормально будет!» — говорил десантник, когда его, закованного в наручники, уводил конвой.

Сама женщина считает, что полицейские поступили с ее супругом нечестно. «Все, что он говорил в роликах своих, это чистая правда, это на самом деле все было. Как бы это для кого-то сомнительно не выглядело, но я больше 20 лет с ним живу и знаю, что он действительно верил в это. Может быть, ему не хватало образованности в этих юридических делах, но он говорил все искренне, от души, за что и поплатился. Напрямую его не обвиняли никогда в чем-то, и говорили, что его не за Путина сажают. Но если бы у нас была свобода слова, то этого всего бы не произошло. Много кто матерится на улице, но не на всех протокола составляют», — говорит она.

Адвокат Подпрядухин полагает, что вскоре в отношении его доверителя могут появиться новые обвинения, уже непосредственно связанные с его видеоблогом. Он подал жалобу на решение о замене наказания. Дата ее рассмотрения пока не назначена.

Редактор: Дмитрий Ткачев

Подписывайтесь на «Медиазону» в Яндекс.Дзене и Яндекс.Новостях
  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Понравился этот материал?
Поддержите Медиазону
Все материалы
Ещё 25 статей