Свадьба и арбуз на «Теплом стане». Суд вынес приговор по делу о подготовке теракта в московском метро, все обвиняемые заявляли о пытках
Елизавета Пестова
Свадьба и арбуз на «Теплом стане». Суд вынес приговор по делу о подготовке теракта в московском метро, все обвиняемые заявляли о пытках
24 декабря 2018, 16:42
9 090

Мухаммадюсуф Ашуров. Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсант 

Московский окружной военный суд приговорил к срокам от 17 до 19 лет четверых обвиняемых по делу о подготовке теракта на станции метро «Теплый стан», который должен был состояться во время Кубка конфедераций в 2017 году. Все четверо — работники подмосковного завода «Кока-кола» — в суде отрицали свою вину и утверждали, что поначалу оговорили себя под пытками.

На скамье подсудимых в Московском окружном военном суде оказались  четыре человека — 22-летний Мухаммадюсуф Ашуров и 27-летний Абдушукур Гулмирзаев из Таджикистана, 25-летний Фуркат Кушаев из Узбекистана, и 22-летний Магомед Давудов из Дагестана. Все четверо обвиняются в том, что они собирались совершить теракт на станции метро «Теплый стан» во время футбольного Кубка конфедераций, который проходил в Москве и Петербурге в июне 2017 года. 

Согласно обвинительному заключению, работавший грузчиком на заводе «Кока-кола» в Новопеределкино Мухаммадюсуф Ашуров «исповедовал агрессивную форму ислама», основанную «на идеях исламского фундаментализма», призывающего к джихаду против неверных. Цель джихада —  «непременное объединение всех мусульман вне зависимости от их национальной принадлежности для создания на территории их проживания исламского суннитского теократического унитарного государства "Всемирный исламский Халифат"». В 2011 году, узнав о начале конфликта в Сирии, Ашуров задумал вступить в «Исламское государство» (ИГ), утверждает следствие.

С конца декабря 2016 по апрель 2017 года Ашуров общался с «эмиссаром» террористов из ИГ, который координировал работу групп на территории России и стран бывшего Советского Союза по имени Ахмаджонов А.К.у. (он же упоминается в обвинительном заключении как «Умарджон»). По версии следствия, со своим координатором Ашуров общался через мессенджер Telegram. Именно в этот период, считает следствие, Ашуров согласился вступить в ячейку «Исламского государства».

Как сыграть свадьбу на «Теплом стане»

В начале апреля 2017 года Мухаммадюсуф Ашуров получил от «эмиссара» ИГ указание о совершении теракта в Москве — он должен был произойти во время «массового скопления людей» в период проведения Кубка конфедераций по футболу. Выполняя это указание, говорит следствие, Ашуров «приискал активистов» — своих коллег с завода «Кока-кола» Гулмирзаева, Кушаева и Давудова.

Все четверо, полагает следствие, «объединились в устойчивую группу» и в апреле 2017 года собрались в кафе «Чайхана» на Новоясеневском проспекте, где и разработали план теракта: было решено взорвать бомбу на станции метро «Теплый стан» Калужско-Рижской линии. Целью теракта, согласно обвинительному заключению, была «дестабилизация органов власти Российской Федерации и оказание воздействия на принятие ими решение о прекращении военной операции по пресечению террористической деятельности "Исламского государства" в Сирии и выводе с ее территории авиационной группы из России». 

Они стали тщательно готовиться к теракту, говорится в обвинительном заключении: собрали информацию о работе станции «Теплый стан», путях отхода от станции, наличии охраны; купили в магазине «Стройматериалы» на улице Авиаторов «компоненты для изготовления взрывчатого вещества — ацетон, перекись водорода, серную кислоту, электролит, сахар, аммиачную селитру, шестигранные гайки, шурупы». 

Следуя указаниям эмиссара «Исламского государства» Ахмаджанова, которые тот передавал по телеграму, подельники забрали оружие из схрона в лесополосе неподалеку от пересечения улиц Шолохова и Новоорловской. Схрон был заранее оборудован «неустановленными лицами по указанию Ахмаджанова А.К.у.».

Согласно обвинительному заключению, из тайника забрали два автомата АК-74 с 4 магазинами, снаряженными 120 патронами калибром 5,45 мм, по 30 штук в каждом, две ручные гранаты РГД-5 с запалами и две ручные гранаты Ф-1 с запалами, а также недостающие компоненты для изготовления СВУ электрического типа осколочно-фугасного действия, закамуфлированное под автомобильный огнетушитель со взрывчаткой из органических перекисей («типа триперекиси ацетона») и смеси из аммиачно-селитренного вещества, в которых уже были поражающие компоненты — гайки и саморезы. Помимо этого, обвиняемые обзавелись автомобилем «Дэу Нексия» красного цвета, который был нужен для перевозки исполнителей теракта и взрывного устройства. 

Обвинение настаивает, что в целях конспирации подсудимые взяли себе псевдонимы: сам Ашуров называл себя «Мухаммад», Гулмирзаев — «Шукур» и «Таджик», Кушаев — «Умар», а Давудов — «Мага» или «Дагестанец». Кроме того, они придумали условные обозначения для разговоров между собой: планируемый террористический акт называли «свадьбой», его совершение – выражением «сыграть свадьбу»,  а взрывное устройство — «арбузом». Кроме того, предполагаемые террористы закупили мобильные телефоны и сим-карты. На смартфонах был установлен мессенджер Telegram.

Свадьба расстроилась

Теракт, по версии следствия, назначили на 17 июня 2017 года — с утра Фуркат Кушаев должен был на машине встретить Ашурова, Гулмирзаева и Давудова вместе со взрывным устройством и поехать к метро «Теплый стан». Магомед Давудов под видом пассажира должен был заложить взрывное устройство перед стеклянными дверьми на станции метро, а затем вернуться обратно в машину. Ашуров должен был взорвать бомбу дистанционно, снимая все последствия на видео. Гулмирзаев и Кушаев же должны были следить за обстановкой, после взрыва кидать в пассажиров гранаты и стрелять в них из автоматов.

После теракта обвиняемые планировали скрыться и связаться со своим координатором, который передал бы им через посредников деньги и документы на чужие имена, чтобы они смогли покинуть Россию и добраться до Сирии.

Вечером 25 мая 2017 года Ашурова и его предполагаемых подельников задержала ФСБ. О предотвращении теракта объявили 1 июня. По данным «Коммерсанта», предполагаемых террористов задержали в трех расположенных неподалеку друг от друга домах в столичном микрорайоне Ново-Переделкино. 

Четверым задержанным были предъявлены обвинения по части 2 статьи 205.5 (участие в деятельности террористической организации), части 2 статьи 205.4 (участие в террористическом сообществе), части 1 статьи 30 пункта «а» части 2 статьи 205 (покушение на совершение теракта организованной группой), части 3 статьи 222 (незаконный оборот оружия организованной группой), части 3 статьи 222.1 (незаконный оборот взрывчатых веществ организованной группой) и части 3 статьи 223.1 УК (незаконное изготовление взрывного устройства организованной группой). 

В ходе следствия все они признали вину, но в суде от этих признаний отказались, заявив, что были вынуждены оговорить себя под пытками.

«Я не железный, не выдержал пытку»

Адвокат Магомедшамиль Шабанов, который представляет интересы Магомеда Давудова, передал «Медиазоне» заявление Мухаммадюсуфа Ашурова, в котором тот рассказывает о пытках со стороны сотрудников ФСБ и отрицает свою вину. 

Ашуров пишет, что «сотрудники ФСБ варварским методом подвергали меня мученическим пыткам»: «Испытывали, сколько минут я смогу не дышать, душили до потери сознания, избивали до кровотечения из носа и из полости рта, положив меня на пол, растягивали ноги и пинали по яйцу. Все это для того, чтобы я признался в том, к чему вообще не причастен, и у них это удалось. Так как я не железный человек, не выдержал пытку и подписывал то, что мне предлагали». Слова о пытках Ашуров подтвердил во время допроса в суде.

Уже в суде он рассказал, что их с Кушаевым задержали вместе. Ашуров вспоминает, ему надели на глаза шапку и обмотали скотчем. Подсудимый также вспомнил о черном фургоне, где он оказался после задержания: там ему давали потрогать какие-то предметы. Кушаев во время этой процедуры узнал по форме гранату. Кроме того, Ашуров говорил, что ему «царапали спину, кровь пошла, делали какой-то укол». Через несколько часов Ашурову давали документы на подпись, при этом на его голове все еще оставалась шапка, и он не мог видеть бумаги. Все это время Кушаев находился рядом с ним, вспоминал подсудимый. 

— Я несколько раз спрашивал: «Что происходит?» — говорил Ашуров во время допроса в суде. — Мне отвечали: «Скоро узнаешь». Спрашивали только про огнетушитель. Я знал, что фээсбешники пришли. А так я вообще ничего не понимал.

В заявлении он упоминает, что через пару месяцев, «когда пришло время продлений», в суд их конвоировали те же сотрудники ФСБ, что и задерживали. Ашуров утверждает, что тогда его избили из-за жалоб на пытки, а «на обратном пути тоже избивали, чтобы я никому не жаловался». 

В суде он вспоминал, что Давудов и Гулмирзаев оказались на встрече в чайхане случайно и просто пообедали вместе. С ними также был некий Рустам, знакомый Умарджона — того самого «эмиссара» «Исламского государства». По словам Ашурова, тогда он с этим Рустамом выходил из чайханы, чтобы предложить ему совершение теракта в Москве. Ашуров утверждает, что он наотрез отказался говорить об этом и вернулся в помещение. 

Остальные подсудимые — Фуркат Кушаев, Магомед Давудов и Абдушукур Гулмирзаев — в суде тоже рассказывали о пытках после задержания и во время процесса отказались от признательных показаний, данных во время следствия. 

«Должна же быть методика доказывания вины. [В этом деле] такое впечатление, что следствие утратило все навыки, в частности, ФСБ», — говорил во время прения адвокат Магомедшамиль Шабанов. Он возмущался: «Если сравнивать те методы работы, когда читаешь литературу, ты не встречаешь там методов избиения, принуждения к даче показаний. Мы это ничего не видим в литературе спецслужб. А тут что мы наблюдаем? Факты [пыток] абсолютно неприемлемые. Мы делаем шаг в сторону открытых репрессий».

18 декабря во время прений гособвинение запросило для Ашурова 21 год колонии строгого режима, для Кушаева, Гулмирзаева и Давудова — по 20 лет лишения свободы.

24 декабря судья Московского окружного военного суда Константин Репета огласил приговор. Адвокат Шабанов рассказал «Медиазоне», что Мухаммадюсуфу Ашурову, которого суд счел организатором, назначили 19 лет колонии строгого режима, остальным фигурантам дела — по 17 лет колонии.

Ещё 25 статей