Куда приводят мечты. Дружба, квесты и таинственные сообщения в деле об исчезновении жителя Улан‑Удэ
Никита Сологуб
Куда приводят мечты. Дружба, квесты и таинственные сообщения в деле об исчезновении жителя Улан‑Удэ
12 марта 2020, 10:24
46 824

На месте убийства Савелия Чередникова. Фото: Google maps

Улан-удэнцы Алексей Гавенько и Савелий Чередников учились в одном классе, но дружить начали только после возвращения из армии — и с тех пор практически не расставались. Коренастый брюнет Савелий с детства увлекался боевыми искусствами, худощавый блондин Алексей — писал фантастические рассказы, а в последнее время подрабатывал организацией квестов. Знакомые не раз ловили Алексея на выдумках и нелогичном и бессмысленном обмане, но Савелий всегда ему верил. Чем закончилась эта странная дружба, рассказывает Никита Сологуб.

Исчезновение и смс с ошибками

Около семи утра 7 августа 2018 года медсестра из Улан-Удэ Любовь Чередникова собиралась на работу. Ее сын, 21-летний Савелий, все еще сидел за компьютером: он сказал матери, что не может уснуть. Та предложила сыну выпить валерьянки и ушла.

Через три часа к Савелию приехала его девушка, 19-летняя студентка Светлана Воробьева — молодые люди встречались уже больше года, виделись почти каждый день и задумывались о том, чтобы начать жить вместе. Они переписывались с Савелием «ВКонтакте» почти всю ночь, поэтому, встретившись, тут же уснули.

Около 12:30, вспоминает Светлана, Савелия разбудил сосед по лестничной клетке, он переезжал и попросил помочь вынести вещи. Когда через полтора часа Савелий вернулся, позвонил его друг Алексей Гавенько — он жил на противоположной стороне Ключевской улицы, дома бывших одноклассников находились в 15 минутах ходьбы. Встретиться 22-летний Алексей предложил в парке «Юбилейный», рядом с торговым центром People's Park, в котором он подрабатывал организатором квестов.

Светлане этот бывший одноклассник никогда не нравился: по ее мнению, он слишком много времени проводил рядом с ней и Савелием, даже Новый год они встречали втроем. Она не раз ловила его на бессмысленном вранье по мелочам, а Гавенько, замечая раздражение девушки друга, пытался ее задобрить, например, угощая любимыми конфетами. Но в тот день Светлана не стала показывать свое недовольство очередной встречей с Алексеем. На улице стояла теплая летняя погода, и Савелий предложил прогуляться — пешком они дошли до парка за сорок минут.

В «Юбилейном» молодые люди сказали Светлане, что собираются снимать видео — какое именно, она их спрашивать не стала — а потом поедут в военную часть в Сосновом Бору, где друзья собирались служить по контракту, в 20 километрах от парка. Намекнув, что ей лучше уйти, рассказывает Светлана, Алексей предложил посадить ее на маршрутку. Когда она вернулась обратно, Савелий позвонил и попросил дождаться его; дома у молодого человека Светлана провела весь день.

В 18:06 она написала Савелию смс, в котором спросила, ждать ли дальше или все же поехать к себе. В ответ пришло краткое: «едь домой». Света удивилась: они договаривались о совместном ужине дома у молодого человека. Но все-таки стала собираться и случайно разбудила маму Савелия, которая вернулась с работы и задремала. Любовь Чередникова настояла, чтобы она не уезжала: девушка жила в отдаленном микрорайоне Улан-Удэ.

Тогда Светлана сходила за продуктами и написала своему молодому человеку, что все-таки останется. Через полчаса, в 20:27, пришел ответ: «я тебе сказал едь домой». «Савелий так грубо никогда мне не писал, тем более он знал, что я живу далеко и в такое время никогда одну не отпускал. И до этого, когда мы разговаривали по телефону, Савелий мне сам сказал дождаться его дома», — объясняла она позже на допросе у следователя.

В 20:39 смс от Савелия получила и его мать: «Мамочка вечер добрый, я сегодня может не приду». Любовь перезвонила сыну — трубку он не взял — а затем спросила в смс, все ли у него нормально. Через полчаса пришел ответ: Савелий сказал, что ему «надо многое обдумать». «Мы с Лехой в часть ездили, я посмотрел на все это и понял, что не хочу этого. как Леше сказать, или идти?» — писал он. «Не надо идти туда, куда душа не лежит изначально… домой иди, Савелий, пожалуйста», — ответила мать.

В 22:17 смс вновь пришла на номер Светланы; в ней молодой человек просил связаться с Алексеем Гавенько: «Позвони Лехе, пусть мне наберет». По телефону, по словам девушки, Алексей сказал, что из Соснового Бора вернулся в город вместе с Савелием и разошелся с ним на автобусной остановке «Товары Бурятии» — она находится на равном расстоянии от домов обоих друзей — и не видел его уже несколько часов. В 22:58 Светлана спросила у Савелия, когда он придет. Ответ пришел через семь минут: «все нормально спи». Это была последняя смс, которую получила девушка.

Переписка Савелия с матерью закончилась к 23 часам таким диалогом:

Мать: Придешь домой, сынок?

Сын: нет

Мать: Прям бесишь меня

Сын: я не приду хаха

Мать: Ты что, Савелий, издеваешься над нами

Сын: я сейчас телефон выключу, достанете, дайте подумать

В 23:32 телефон Савелия действительно оказался выключен. Молодой человек, по словам родных и друзей, не употреблял алкоголь или наркотики и раньше так никогда не поступал — дома он ночевал каждый день. В течение ночи Любовь Чередникова несколько раз просыпалась, проверяла телефон и звонила сыну, но ответа не было. Светлана, зная, что Савелий обычно не выходит из своего аккаунта «ВКонтакте» на домашнем компьютере, зашла в его сообщения — и обнаружила, что вечером он переписывался не только с ней и своей матерью, но и с друзьями.

Так, своему старому другу Олегу Маликоглы, переехавшему в Самару, Савелий рассказал о сегодняшней поездке в военную часть в Сосновом Бору: он писал, что вспомнил, насколько плохо ему было во время срочной службы, и передумал идти на контрактную — но теперь не знает, как сказать об этом Гавенько, ведь они собирались служить вместе. «Скажи как есть!» — ответил не любивший переписку Олег и с десяток раз набрал телефонный номер Савелия, однако трубку тот не взял.

Прочитала Светлана Воробьева и переписку Савелия с самим Гавенько (во «ВКонтакте» они пользовались никнеймами Ярослав Русских и Алексей Ерошин). Хотя в военную часть молодые люди ездили вместе, уже в 17:37 Ярослав Русских написал другу: «я не хочу в армию. я хочу в Самару. я в натуре тебе говорю. не хочу вообще. я все что было вспомнил. Леша, я реально не хочу в армию». В 18:26 уже сам Алексей Ерошин спросил у друга, где он, и получил ответ: «в городе». На вопрос, почему Савелий не дома, тот через несколько минут написал: «не хочу я запутался, спасибо тебе братушка что стараешься для меня, я это ценю сам знаешь».

Светлана была в замешательстве: она не понимала, как молодые люди успели так быстро вернуться из отдаленного Соснового Бора, хотя она рассталась с ними в парке около четырех часов дня, и почему Савелий, мечтавший служить по контракту, внезапно отказался от этой идеи, не сказав об этом ни ей, ни родителям. Странными показались ей и сами сообщения — Савелий, в отличие от большинства сверстников, даже «ВКонтакте» следил за орфографией и пунктуацией. С похожими мыслями засыпала и его мать Любовь — больше всего ее смутило обращение «добрый вечер мамочка», к которому сын раньше никогда не прибегал.

Рано утром девушка уехала домой, а медсестра Любовь Чередникова пошла на работу. Телефон ее сына оставался выключенным. Мать вспоминает, что позвонила Алексею Гавенько и он рассказал ей то же самое, что и Светлане: когда девушка уехала из парка, молодые люди отправились в военную часть, но в последний момент Савелий передумал и заходить внутрь не стал, а вернувшись в Улан-Удэ, друзья разошлись по домам.

Около четырех часов дня Чередникова позвонила в полицию и сообщила о пропаже своего ребенка.

Переписка Савелия с матерью; фото предоставлены Любовью Чередниковой.

Фантастические рассказы и письмо от полковника

Коренастый брюнет Савелий Чередников — единственный сын медсестры Любови и машиниста Валерия, вместе они жили в двухкомнатной квартире на Ключевской улице. Молодой человек увлекался единоборствами — панкратионом и боксом — и с подросткового возраста посещал спортзал. После средней школы он отучился в железнодорожном лицее, затем поступил в местный колледж на факультет систем связи, но не окончил его и ушел служить в армию.

«Савелий вообще не должен был служить, потому что у него была проблема со здоровьем — очень сильная аллергия. Но он очень хотел и сначала прошел учебку в Чите, а затем уехал в Карачаево-Черкессию. Он хотел там остаться служить по контракту, но его не взяли по состоянию здоровья. После армии он вернулся. Можно было устроиться по профессии, у него ведь было уже образование колледжа, но зарплата в этой сфере в Улан-Удэ была маленькая, его это не устраивало, поэтому он так рвался к контракту. Даже пробовал в военную академию попасть — но туда с его категорией [годности] тоже не взяли», — вспоминает Любовь Чередникова.

Его одноклассник Алексей Гавенько своего отца не знал. В квартире на противоположной от дома Савелия стороне Ключевской улицы он жил с мамой-бухгалтером, бабушкой-пенсионеркой и тетей-фельдшером. Алексей — худощавый блондин — тоже увлекался спортом, но не единоборствами, а альпинизмом. Другой его страстью были фантастические рассказы, которые Алексей в больших количествах писал с подросткового возраста. Окончив среднюю школу, он пошел учиться на программиста операционно-вычислительной техники в заочной физико-технической школе филиала СибГУТИ, в 2015 году перевелся оттуда в Байкальский колледж туризма, а через два месяца, на год позже Чередникова, ушел служить в армию, где попал в военную разведку. Демобилизовавшись в звании сержанта, Алексей восстановился в колледже, окончил его с красным дипломом и поступил на заочное отделение во ВСГАКИ на менеджера по туризму.

Плотно общаться бывшие одноклассники начали лишь после армии — в 2016 году. Алексей тогда работал организатором квестов в торговом центре People’s park и попросил Савелия помочь монтировать декорации для них, вспоминает Любовь Чередникова. После этого безработный Савелий помогал приятелю еще несколько раз, владельцы квеста исправно платили за работу. Вскоре молодые люди стали проводить почти все свободное время вместе.

«Гавенько был у нас дома почти каждый день, — вспоминает Чередникова. — Он показался мне крайне интеллигентным. Другие друзья Савелия называли меня, там, тетей Любой, а Гавенько всегда — Любовь Анатольевна. Всегда говорил "доброе утро, добрый день, добрый вечер, приятного аппетита". Хотя живут они недалеко, Савелий его всегда кормил, когда тот приходил, мне даже кастрюлю побольше пришлось купить, чтобы супа на всех хватало. О его семье я ничего не знала, но Савелий мне как-то говорил, что его чуть ли не выгоняют из дома».

Любовь говорит, что сын давно мечтал о собаке, но завести ее не было возможности: дома уже жил персидский кот. И когда у Алексея появилась собака — «похожая на питбуля, но попроще породы, по кличке Лавик» — Савелий стал часто ходить ее выгуливать. «Поэтому у Алексея были ключи от его дома, а у него — от нашего. Я была не против их общения, потому что мне нравилось, что Алексей не курил, не пил, ночами нигде не ходил — то есть сейчас молодежь клубы интересуют, тусовки, а эти себе чай вместе пили на кухне, за компьютером сидели, все время на виду были», — вспоминает медсестра.

Со временем отношение близких Савелия к новому другу изменилось — Алексей заработал себе репутацию человека, склонного к вранью и преувеличению собственной значимости. Например, в начале 2017 года он пообещал устроить Савелия на работу в занимавшуюся установкой кондиционеров компанию «Эликом», где и сам подрабатывал. Об этом Гавенько говорил на протяжении нескольких месяцев, но каждый раз трудоустройство откладывалось — то из-за командировки начальника, то из-за отсутствия заказов. В результате Савелий на работу так и не попал, а сам Алексей уволился оттуда.

В мае же Савелий написал старому другу Олегу Маликоглы, что скоро пойдет служить по контракту по протекции Алексея. «Якобы Гавенько в той части, в которой он служил, был на хорошем счету у какого-то полковника, общался с ним, — вспоминает Маликоглы. — И он сказал, что будет новое подразделение, связанное с разведкой, нужны рекруты, причем Савелию сказал, что их после каких-то трехмесячных курсов сразу поставят на лейтенантскую должность командира взвода. Я в интернете посмотрел — ну не существует такого. А он сказал, что у Леши все на мази, что все будет».

Тогда же, говорит Любовь Чередникова, Алексей признался Савелию, что у него рак. «Я спрашиваю: "Рак чего?". "Поджелудочной". Я говорю: "Ну, это очень неблагоприятный прогноз, а чего именно в поджелудочной, там же рак головки и хвоста бывает". Он позвонил ему, сказал, что [рак] головки, — вспоминает медсестра. — Я говорю: "Ну это вообще, совсем неблагоприятный диагноз, а как он тогда служить собрался?". А Савелий: "Ну вот он хочет как бы залезть в армию, а потом комиссоваться, чтобы у него пенсия была". Я ему объяснила, что с таким диагнозом люди вообще не живут, что это не похоже на правду».

О будущей службе по контракту Алексей говорил много и охотно — такие разговоры слышали мама, девушка Савелия и его друзья. «Савелий начал ходить, собирать разные характеристики, из спортивных секций, из школы, — вспоминает Любовь. — Все собирал и отдавал Гавенько. Сам Алексей сделал две грамоты от организации, которая квесты проводила, и от своей альпинисткой секции. Сын в это все серьезно верил».

Однако месяц шел за месяцем, а служба все не начиналась. «Я ему с самого начала говорил, что это фигня какая-то, обман чистой воды, — замечает Маликоглы. — С каждым разом он в этом сам все больше и больше убеждался, чаще спрашивал у Гавенько: "Столько документов уже отдали, а ты завтраками все кормишь?". А летом, в июне или, может, в июле [2018 года], ему пришло письмо, якобы от этого полковника. Там было сказано, что они уже на должностях, уже пронумерованы в штате, хотя они ни разу в этой части не были, никого там не видели. Я говорю: "Ну ты военник открой и посмотри, что у тебя там написано в звании. Рядовой?". Он говорит: "Да, рядовой". А в этой писульке уже написано, что он там командир какого-то взвода и лейтенант. Ну это же полный бред! Поэтому я так и ответил, когда он мне написал, что больше не хочет идти служить — ну, я обрадовался, что вся эта история закончится».

Историю с письмом помнит и мать Савелия. По ее словам, со дня получения оно все время лежало на столе у сына: «На нем никаких марок не было, ничего — просто какая-то военная символика. И грамматические ошибки. Я еще удивилась, что письмо — Савелию, а принес его сам Гавенько. Это уже просто было смешно».

Получив письмо, Савелий все же попросил у друга телефонный номер полковника. На многочисленные звонки по номеру ответили лишь раз — незнакомый голос сказал, что полковник находится «на полигоне». Олег Маликоглы, по его словам, проверил номер телефона в интернете и обнаружил, что тот зарегистрирован на мать Алексея Гавенько. «Я ему тогда сказал: "Ну спроси ты у Лехи, чего он обманывает, да и все!" — вспоминает друг. — Потом он говорил, что у них какой-то разговор состоялся, но Гавенько опять ему что-то наплел. Но разговор этот точно был».

«Он мне про этот разговор потом рассказывал, — подтверждает мать Савелия. — Говорит, сказал: "Леха, ты скажи мне правду! Если ты как бы врешь и просто это все придумал, ну ты скажи". А тот продолжает: "Савелий, я тебе точно говорю — все получится"».

Ходить в гости к бывшему однокласснику Алексей с тех пор не прекратил, но стал делать это реже.

Алексей Гавенько и Савелий Чередников. Фото: предоставлено Любовью Чередниковой.

«Шестой отдел» и обгоревший труп

Позвонив в полицию, Любовь Чередникова пошла в офис МТС и взяла детализацию соединений зарегистрированного на нее номера, которым пользовался сын. Из распечатки выяснилось, что в 23:18 — уже перестав отвечать на сообщения матери и девушки — Савелий выходил в интернет. А в 18:20 — в это время, по словам Алексея, друзья еще возвращались из военной части — и в 19:41 — когда, по его же словам, они уже разошлись — принимал звонки от Ольги Гавенько, тети Алексея (один продлился минуту, другой полторы).

По словам Любови, у тети друга действительно был номер ее сына — она звонила ему, когда Алексей был недоступен, поскольку почти все время молодые люди проводили вместе. Так произошло и в этот раз, объяснила ей Ольга Гавенько: Алексею нельзя было дозвониться, но нужно было погулять с псом Лавиком, поэтому она несколько раз набрала номер Савелия; оба раза трубку снял сам племянник, и после второго звонка он, наконец, пришел и выгулял питомца.

На следующий день после исчезновения Савелия, 8 августа, Алексей пришел домой к растерянным Чередниковым и показал свою переписку с другом «ВКонтакте» — эти сообщения родные уже видели, когда их показывала Света. «Он выдвинул такое предположение, что Савелия, вероятнее всего, забрали в полицию, якобы существует какой-то "шестой отдел", который не дает никакой информации о задержанных, — вспоминает Любовь. — Когда он ушел, мы спросили у знакомого полицейского, действительно ли есть такое. Он сказал, что нет».

О таинственном «шестом отделе» юноша говорил и на следующий день — он рассказал матери друга, что якобы встретил побывавшего там знакомого. Когда женщина поделилась своими планами подать объявление о пропаже сына на местное телевидение, Алексей сказал, что сделает это сам — через знакомых. Пообещал он поспрашивать о возможном местонахождении друга и у коллег по торговому центру People’s Park.

Вечером 9 августа матери позвонили из уголовного розыска и сначала спросили, во что был одет Савелий в день исчезновения, а затем уточнили номер телефона Алексея Гавенько. Любовь решила предупредить молодого человека: «Мне как-то показалось странным, что именно с уголовного розыска звонили, потому что ведь еще не было ничего понятно».

Алексей ответил, что его уже вызвали в бюро судмедэкспертизы — на опознание. «У нас началась истерика с мужем, — вспоминает Любовь. — Я начала судорожно вызывать такси, муж — заводить машину. Когда мы приехали, [Гавенько] уже был там, с тетей. Спрашиваю: "Леша, что…". А он так пальцы руки сжал, и тычет в губы к себе, и говорит: "Это не он, Любовь Анатольевна, это не он, Любовь Анатольевна". Смотрю на тетю его, тоже очень взволнованная: "По прикусу похож, по прикусу похож!". Прошу сотрудников пройти, но они не пускают, говорят, что нужно дождаться кого-то со Следственного комитета. И показывают на телефоне что-то черное. Я понять не могу, я ничего не понимаю, смотрю на этот телефон, и ни-че-го не понимаю. И только потом я поняла, когда в этой черноте разглядела кусочек волос, поняла, что они мне показывают».

Когда следователь наконец приехал, Любовь Чередникова зашла в палату и опознала в обугленной черноте тело своего сына.

Фото из материалов дела

«Стеклянные глаза», пропавшее письмо

Следователь допросил семью Чередниковых около полудня 10 августа. Пока родители были на допросе, Светлана Воробьева приехала к ним домой. На пороге она встретила Алексея Гавенько, у которого по-прежнему были ключи от квартиры — тот объяснил, что хотел что-то забрать. Едва Светлана зашла, ей позвонила мать погибшего Савелия и сказала, что девушку хочет видеть следователь. Из квартиры она вышла вместе с Алексеем.

После допроса родители поехали заниматься организацией похорон. Встретившись с ними, Светлана спросила, зачем они удалили переписки сына из «ВКонтакте». «Я говорю: "Я ее не стирала", — рассказывает Любовь Чередникова. — "Ну а куда же она делась тогда?". На компьютере мы посмотрели, действительно, была переписка с друзьями, с Гавенько, с девушкой, а тут — [она уже] удалена, где-то часть, где-то вся последняя переписка».

В этот момент к Чередниковым пришла учительница начальных классов, узнавшая о гибели Савелия. Вместе с ней в квартиру зашел и Алексей. «Принес полторы тысячи рублей, как помощь, — вспоминает мать погибшего. — Отдал, заплакал, начал кусать себе руки, и говорить: "Любовь Анатольевна, кто это сделал? Кто это сделал?". Мы его в очередной раз спросили, при каких обстоятельствах они расстались. Он рассказал то же самое: что Савелий не стал заходить в военную часть, что он потом был якобы весь расстроенный и что на той остановке, "Товары Бурятии", на которой они всегда расставались, он обратил внимание, что у Савелия были "стеклянные глаза". Все время он это повторял, что у Савелия — "стеклянные глаза"».

Подозревать, что друг ее сына что-то недоговаривает, Любовь начала только 11 августа, когда обнаружила, что после его визита со стола пропало то самое «письмо от полковника» с грамматическими ошибками, которое Алексей когда-то отдал Савелию. «Я вдруг подумала, что он что-то знает, но боится нам сказать, — замечает она. — Все же странное поведение у него было. Тогда я позвонила и позвала его домой, предупредила об этом следователя. Он попросил быть аккуратнее в вопросах и сказал, что за ним следят сотрудники».

В тот день дома было много родственников и друзей Савелия. Алексей повторил свой рассказ о поездке в военную часть, по-новому уточнив мотивы друга: «Якобы тот на самом деле не хотел работать, и сам придумал такую историю, чтобы мы, родители, якобы поверили, что он действительно хочет в армию, и не спрашивали у него про работу». Родным эта версия показалась неправдоподобной.

«Мы все стали догадываться, что Алексей нам говорит неправду, поскольку его слова не бились, в том числе, и по времени, — вспоминает тетя погибшего Виктория Нечаева. — Не успели бы они добраться к 19:00 обратно, Сосновый Бор неблизко находится. Еще Алексей зачем-то в тот день сказал нам, что болен раком поджелудочной железы — видимо, он это говорил, чтобы мы как-то сострадали ему. Потом, когда Алексей все рассказал, он сказал, что боится идти домой, потому что вот с Савелием так случилось, и теперь ему страшно за себя, поэтому наши родственники отвезли его до дома».

Вскоре после этого разговора с Гавенько домой к семье Савелия пришли сотрудники Следственного комитета. «А вы разве не поняли по переписке "ВКонтакте", что она какая-то прерванная, что там сообщений будто не хватает, бессвязно все? Что сначала он переписку с Гавенько почистил, а потом уже с другими стал удалять? А что смс вам вовсе не ваш сын писал, не подумали? "Вечер добрый"? Ошибки грамматические?» — пересказывает слова следователя Любовь Чередникова.

«И мы внимательнее всмотрелись в эти распечатки, в эти эсэмэски, и поняли, что это он сам, Гавенько сделал, — продолжает она. — Мы в это не могли поверить, но все очевидно было».

Алексей Гавенько. Фото: страница Алексея Гавенько ВКонтакте.

Признание и письмо с инструкцией

Похороны Савелия прошли только в понедельник 13 августа. Родители погибшего купили хорошую ритуальную одежду и ждали конца выходных, чтобы вернувшиеся на работу санитары морга при судмедэкспертизе, в котором лежало тело сына, смогли надеть ее. Когда настал будний день, оказалось, что от сожженного и обглоданного животными тела практически ничего не осталось. Останки пришлось завернуть в целлофан и хоронить в закрытом гробу. На Южное кладбище пришли родственники Савелия и его друзья — все, кроме Алексея Гавенько. Это заметили и следившие за похоронами оперативники.

Вернувшись с кладбища, Валерий Чередников решил еще раз изучить компьютер сына и обнаружил, что отправленные ему через «ВКонтакте» фотографии автоматически копируются на «Яндекс.Диск». Среди прочего он нашел там и странный скриншот, который Савелию прислал Алексей. На скриншоте — адресованное Гавенько письмо от некоего Алексея Богданова, полученное рано утром в день убийства. Адреса электронных ящиков отправителя и получателя похожи: у Богданова — [email protected], у Гавенько — [email protected]. На аватарке у Богданова — герб Российской Федерации.

Гавенько задержали в день похорон, когда он был дома. При обыске следователь нашел у него рукописную бумагу на имя прокурора Октябрьского района Улан-Удэ, датированную предыдущим днем, 12 августа. Она начиналась словами: «Я, Гавенько Алексей Андреевич, чистосердечно признаюсь в том, что я совершил убийство Чередникова Савелия Валерьевича».

В тот же день молодого человека допросили в качестве подозреваемого по части 1 статьи 105 УК (убийство). В допросе принимала участие адвокат Юлия Янькова, с которой он заключил соглашение еще накануне. Гавенько рассказал следователю, что в декабре 2017 года Савелий Чередников сам обратился к нему с просьбой помочь ему устроиться на военную службу, так как знал, что Алексей дружит с полковником Игорем Лесным. Гавенько, по его словам, в том же месяце позвонил офицеру, но тот ответил, что помочь ничем не может; он передал его слова Савелию.

«На это он ответил, что он уже сказал родителям, как будто я уже договорился о трудоустройстве по данному вопросу и настаивал, чтобы я устроил нас на военную службу. Я не мог ему отказать, так как боялся его, что он может меня побить», — говорится в протоколе допроса.

В день гибели Савелия, рассказывал его друг, они встретились, чтобы «снимать видеоклип предложения руки и сердца в формате квеста». Когда девушка Савелия уехала, Алексей, по его словам, снова признался другу, что не сможет устроить его на службу. В ответ Савелий предложил пойти «пообщаться» в гаражный кооператив, где Алексей и убил его.

На допросе Гавенько описывал, как, прикрыв тело коробками, забрал вещи убитого, сотовый телефон и сумку, после чего пошел домой — по пути на номер Чередникова позвонила тетя — а нож выкинул в мусорный контейнер. Выгуляв сперва собаку, он принял душ, отмыл свои руки от крови и принялся писать сообщения от имени Савелия. Тетя Гавенько Ольга на допросе сказала, что увидела племянника уже после душа — она слышала, как Алексей дважды входил в квартиру, но, несмотря на с десяток попыток дозвониться племяннику перед этим, не стала встречать его и не вышла из кухни.

На следующий день Гавенько, согласно его показаниям, выбросил телефон в тот же мусорный контейнер, что и нож. Потом поехал на дачу, где сжег свой рюкзак и сумку Савелия. Взяв с собой полуторалитровую бутылку бензина, он поехал домой и только вечером — после 22 часов — дошел до гаражей, облил тело Савелия бензином и поджег его. Труп, как следует из материалов дела, около трех часов дня 9 августа обнаружили пожарные, их вызвал увидевший дым прохожий. Тело лежало на дне ямы при входе в гараж.

После допроса суд заключил Алексея Гавенько под стражу. Экспертиза трупа Савелия была готова уже на следующий день после его обнаружения — смерть наступила в результате двух ударов в шею предметом с острым краем, перерезавших сонную артерию, яремную вену и трахею. Эксперт обнаружил нанесенные этим же предметом непроникающие раны височной области слева, боковой части затылка и подбородка — они появились в результате не менее чем шести ударов.

Если в явке с повинной Гавенько утверждал, что нашел нож на базе отдыха Orange House в 10 км от Улан-Удэ, то уже во время допроса в качестве подозреваемого сказал, что орудие убийства оставалось лежать у него в рюкзаке «с отдыха на Гусином озере» (от него до города около 150 км) — и дальше придерживался именно этой версии.

Летом 2018-го года Гавенько отдыхал на Гусином озере дважды — 14 июля вместе с Савелием, Светланой и ее родителями, а 3 августа — с несовершеннолетней Валерией Уваровой и ее молодым человеком Дмитрием Бурковым. Ножа никто из них в руках у Алексея не видел — Светлана, напротив, вспоминала, что он одалживал нож у ее родителей, чтобы открыть консервную банку.

Фото из материалов дела

Ирреальный мир фантазий и мечты

Савелий и Алексей были близкими друзьями — в этом во время первых допросов не сомневались ни родственники убитого, ни семья убийцы. «Чередникова Савелия я видела много раз, он приходил к нам в гости, очень хорошо общался с моим племянником, — говорила на допросе сразу после задержания Гавенько его тетя Ольга. — Они вместе выгуливали нашу собаку, а когда Алексей был занят, Чередников самостоятельно мог выгулять нашу собаку. Чередникова Савелия могу охарактеризовать только с положительной стороны».

Но уже через месяц родственники арестованного резко переменили свое мнение и стали говорить, что в последние полгода Алексей стал «замкнутым», а летом признался родным, как перед Новым годом Чередников избил его. «Лично мне Савелий не очень нравился, — говорила Ольга Гавенько уже на дополнительном допросе. — На первый взгляд у них были хорошие отношения. Но в июне или июле к нам домой пришел Савелий и спросил, где Алексей, что он не отвечает на его звонки. Я ответила, что Алексей на даче с мамой, предложила самой ему позвонить. На что Савелий сказал: "Передайте Алексею, что если он не объявится в ближайшее время, у него будут проблемы". Это было сказано без улыбки, со злостью».

Алексей, по словам тети, не объяснил, чем недоволен его друг, но сказал что «когда у Савелия становятся стеклянные глаза, его невозможно остановить». Вслед за тетей нелестно отозвалась о Чередникове и мать Гавенько Жанна: она сказала, что Савелий производил впечатление «льстивого, двуличного человека».

«Отношения с Чередниковым у меня были сложные, — говорил сам Гавенько на допросе в апреле 2019 года, за четыре месяца до вынесения приговора. — В наших отношениях он был лидером, а я был ведомым. Я слушался и побаивался его. Чередников знал, что имеет надо мной влияние. При этом я уважал его, ценил дружбу между нами, не хотел ее прекращать. Я знал пароль от его телефона, он знал от моего. Я был вхож в его дом, он был вхож в мой. Он даже выгуливал мою собаку, и у меня были хорошие отношения с его родственниками».

Амбулаторная психолого-психиатрическая экспертиза зафиксировала у Алексея Гавенько повышенные показатели шкал психастении, индивидуалистичности и импульсивности, заниженную самооценку, «иррациональный тип реакции с уходом в ирреальный мир фантазий и мечты». При этом эксперты не смогли ответить на вопросы следователя о том, отдавал ли обвиняемый себе отчет в своих действиях в момент убийства. Из-за этого весну 2019-го Алексей провел в стационаре краевой клинической психиатрической больнице в Хабаровске. Там медики заключили, что психических заболеваний у обвиняемого нет, в момент убийства он не находился в состоянии аффекта и мог осознавать последствия своих действий.

Процесс над Алексеем Гавенько шел в Октябрьском районном суде Улан-Удэ и занял всего четыре заседания. В последнем слове подсудимый обратился к матери убитого друга: «Я очень раскаиваюсь, вы меня извините, Любовь Анатольевна».

26 августа судья Наталья Ткачева приговорила Гавенько к девяти годам и девяти месяцам в колонии строгого режима, полностью согласившись с версией обвинения. Согласно этой версии, убийство Савелия Чередникова было внезапным и произошло «в результате ссоры, во время которой у Гавенько на почве возникшей личной неприязни возник преступный умысел, направленный на убийство». Его обвиняемый и реализовал, ударив случайно забытым в рюкзаке ножом в шею и голову потерпевшего.

Алексей Гавенько. Фото: ВКонтакте

Пробелы следствия и письмо, оставшееся загадкой

Как предполагает адвокат Александр Попков из правозащитной ассоциации «Агора», следователь, у которого на руках были признательные показания, вероятно, попросту не захотел усложнять себе работу и доказывать, что преступление было тщательно спланировано: на квалификацию по части 1 статьи 105 УК (убийство) это все равно бы не повлияло.

В пользу этой теории говорят и материалы дела. Так, осмотренная следователем запись с камеры видеонаблюдения, установленной около торгового центра, мимо которого друзья шли к гаражам, зафиксировала, что после убийства Алексей Гавенько переоделся. К гаражам он идет в туфлях, брюках и кофте, а обратно — уже в сандалиях, шортах и футболке. В обоих случаях за плечами у него черный рюкзак, в который он мог положить одежду.

Во время одного из последних допросов Гавенько все же признался: именно он был автором пересланного Савелию письма от «Алексея Богданова» с непонятной инструкцией о том, что на руках должны быть наручники, а на голове — колпак. Он уверял, что к убийству это письмо отношения не имело. Следователь дополнительных вопросов задавать не стал, и значение этого странного письма так и осталось непроясненным.

Мать погибшего уверена, что письмо было частью придуманного Гавенько плана преступления: неспроста же он отправил его другу утром перед убийством. Согласно обвинительному заключению, убийство произошло в промежутке с 17:14 до 18:06 — это вполне соотносится с временем, указанным в письме в качестве дедлайна для выполнения поставленной «задачи» — 18:00.

«Вероятно, Гавенько выдумал какой-то предлог, например, снять видео для нового квеста, заманил Савелия в гаражи, с его согласия надел на него наручники и лишь тогда убил его, а наручники потом выбросил в ту же мусорку, — считает Любовь Чередникова. — Потому что физически с Савелием он не смог бы справиться, тот обладал отменной реакцией из-за занятий боями, был просто сильнее, физически более развит. Я уверена, что если бы следователь поставил себе задачу проверить эту версию, то доказательства бы нашлись — но тут было чистосердечное признание, поэтому решили не заморачиваться».

Она добавляет: «Гавенько ведь абсолютно нормальный внешне человек, то есть он не дурак. Но я думаю, что он маньяк, который хладнокровно придумал все, рассчитал все шаги — от самого убийства до отходных путей из этой ситуации — и до последнего момента надеялся, что на него не подумают».

Уже перед направлением дела в суд мать настояла, чтобы ее допросили еще раз. На допросе она перечислила все многочисленные совместные празднования и поездки Савелия и Алексея, пытаясь доказать, что если бы обвиняемый действительно боялся друга, то не проводил бы с ним столько времени. Она задала все вопросы, которые возникли у нее к версии следствия о внезапном конфликте.

Почему Савелий, который, как уверяет убийца, в тот день собирался снять на видео предложение Светлане выйти за него замуж, взял ее с собой в парк, рискуя испортить сюрприз? Почему сама Светлана настаивает, что свадьбу они с Савелием никогда не обсуждали? Почему Алексей, по его словам, хотел в тот день признаться уже якобы бившему его Савелию, что не сможет устроить его в армию — то есть рисковал снова быть избитым — но отправил Светлану домой? Почему он пошел вместе с другом в безлюдные гаражи, хотя, судя по записям с камер, Савелий не вел его силой? Почему с детства занимавшийся единоборствами Савелий дождался, когда его оппонент достанет из рюкзака нож?

«Трудно сказать, почему мой сын так доверял ему, страшно осознавать, что тот, кому доверяли, принес такое горе в нашу семью, — говорила мать погибшего следователю. — Все, что говорит Гавенько, не поддается никакой логике. Я уверена, что он тщательно готовился и планировал это преступление. <…> Все, что говорит Гавенько по уголовному делу — сплошное вранье, дабы снизить наказание. Гавенько — циничный, жестокий человек. <…> То, как тщательно он скрыл все следы преступления, свидетельствует лишь о том, что до последнего момента он надеялся, что скроется от наказания, поэтому его "чистосердечное признание" направлено лишь на избежание ответственности. Его задержали спустя шесть дней после убийства. Что мешало ему прийти в полицию и признаться в содеянном? Убеждена, что в нем нет ни капли раскаяния, что он врал лишь затем, чтобы смягчить свое наказание».

Верховный суд Бурятии, рассматривая жалобу Гавенько на приговор, принял версию осужденного о том, что Чередников его избивал, признал смягчающим обстоятельством «противоправность поведения потерпевшего, явившееся поводом для преступления», и снизил наказание на четыре месяца.

Сейчас Алексей Гавенько отбывает наказание в колонии №8 в Бурятии. Через два месяца после задержания его бывшая девушка жаловалась Светлане Воробьевой, что родственники пытаются отдать ей пса, поскольку у мамы арестованного «здоровье подорвалось, бабушка не сможет выгуливать, а тетя не вывезет» — но оставить пса у себя она тоже не может.

Выяснить судьбу пса Лавика, с которым любили гулять друзья — осужденный теперь Алексей и покойный Савелий — «Медиазоне» не удалось.

Редактор: Егор Сковорода

Ещё 25 статей