Суд над Навальным. День восьмой — свидетели защиты
Елизавета Нестерова
Суд над Навальным. День восьмой — свидетели защиты
Данное издание существует на пожертвования читателей — только благодаря вам мы можем продолжать свою работу. Из-за вторжения в Украину и(или) санкций их стало гораздо меньше, поэтому мы пишем капслоком: если можете, поддержите «МЕДИАЗОНУ». Нет войне.
Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!Поддержать

Фото: Астахова Александра

В ИК-2 в Покрове, где идет суд над Алексеем Навальным, выступили первые свидетели со стороны защиты — все они перечисляли деньги на избирательную компанию и не считают себя жертвами мошенничества. Краткий пересказ слов свидетелей и цитаты приводятся по трансляции РАПСИ.

Семь предыдущих заседаний выступала сторона обвинения: помимо письменных доказательств, прокурор Тихонова допросила в суде 16 человек — четырех потерпевших, девятерых свидетелей и трех экспертов. Допрос одного из потерпевших — Вячеслава Кузина — прошел в закрытом режиме.

Прокурор возражала против допроса свидетелей защиты, требуя, чтобы адвокаты «мотивировали ходатайства о допросах», но судья Маргарита Котова внезапно отказала обвинению. Так что адвокаты Ольга Михайлова и Вадим Кобзев одного за другим приглашали в зал пятерых свидетелей — все они жертвовали средства на проекты Алексея Навального.

Евгения Альбац, главный редактор журнала The New Times

Главред The New Times Евгения Альбац рассказала суду, что много лет систематически жертвовала деньги на проекты Алексея Навального — около 10 тысяч рублей в месяц. «Это моя лучшая инвестиция в жизни!» — сказала Альбац в суде.

Она объяснила, что знакома с Навальным с 2004 года — и не раз звала политика в свою передачу на радио «Эхо Москвы». Альбац несколько раз подчеркнула, что у Навального есть еще и «медийный, журналистский» дар. «Я работала в лучших изданиях мира. Я бы не смогла найти себе в журнал такого человека за 10 тысяч рублей. Он стоит как минимум $10 тысяч!» — отметила Альбац.

Обвинения политика в мошенничестве она назвала смешными, потому что бывала у него в гостях в московском районе Марьино: «У него была скромная двухкомнатная квартира. Разнополые дети жили в одной комнате и была совсем крошечная кухонька».

Альбац добавила, что перед выборами 2018 года Навальный был «очень неожиданно лишен пассивного избирательного права», но при этом «юридическую коллизию, никто не скрывал» — и все жертвователи «допускали, что Навальный может быть не допущен на выборы». По ее словам, доноры ФБК прекрасно знали, на что они жертвуют деньги, в заблуждение их никто не вводил.

Сергей Давидис, член совета правозащитного центра «Мемориал»

На вопрос Навального о том, что Давидис думает о предъявленных ему обвинениях в мошенничестве, правозащитник ответил: «Никто за пределами колонии не понимает, как эта статья работает».

Давидис считает, что команда Алексея Навального использовала «только законные рычаги», а коллеги политика не вводили в заблуждение жертвователей и потенциальных избирателей, потому что сразу уточняли, что есть риск недопуска Навального до выборов.

Божена Рынска, обозревательница светской хроники

Рынска рассказала, что знакома с Навальным с 2007 года и, как и остальные свидетели, регулярно перечисляла деньги на проекты и инициативы политика. Она тоже отметила, что политик не вводил никого в заблуждение, открыв сбор средств на свою президентскую кампанию.

«Все знали, что Навальный осужденный, но перечисляли деньги на президентскую компанию. Это моя позиция», — сказала Рынска, добавив, что Навальный «очень скромно обеспеченный человек».

Она также напомнила суду, что многие «люди с политическими амбициями» прибегают к фандрайзингу, например, Григорий Явлинский и Ксения Собчак. «Фонд был создан, чтобы защищать мои интересы. И он отлично справлялся. Я очень вам благодарна, за то, что вы для меня сделали», — обратилась она к подсудимому.

«Нам всем выпал огромный шанс, но мы его все не оправдали! Истинный патриот, который любит русских и Россию! Я никогда не видела тех, кто любит Родину больше», — на этих словах допрос свидетельницы закончился.

Александр Маргулис, бывший донор ФБК

Маргулис рассказал суду, что лично с Алексеем Навальным не знаком. Он сделал в пользу проектов Навального 16 платежей на общую сумму 345 тысяч рублей.

Свидетель сказал, что он «государственник, патриот», поэтому его бы смутила непрозрачность сборов средств — но тот факт, что часть собранных денег перечислялась Жданову или Волкову, его не смутил. Отчеты фонда, которые приходили Александру на почту, его устраивали и вопросов не вызывали.

«Деятельность Навального не осталась незамеченной, о том, что он является осужденным, знали все, кто смотрит телевизор», — сказал Маргулис, объясняя, почему считает, что Навальный и его соратники, никого не обманули и не вводили в заблуждение.

Маргулис сказал, что о признании фондов Навального экстремистскими ему известно, но он с таким решением суда не согласен: «Я абсолютно убежден, что все средства были потрачены без извлечения прибыли».

Раушан Валлиулин, учитель истории

Этот свидетель был волонтером предвыборного штаба Навального в 2013 году — во время мэрской кампании, за свою работу денег не получал. Он рассказал, что деньги, которая получала команда благодаря фандрайзингу, тратились на афиши, плакаты, работу штаба.

По словам Валлиулина, у избирателей во время мэрской кампании «иногда возникали вопросы» о том, мог ли избираться Алексей Навальный. «Мы напоминали, что приговор-то вынесли, но в законную силу он на тот момент не вступил», — рассказал волонтер.

Когда допрос всех намеченных на сегодня свидетелей окончился, Навальный обратился к судье: «Я специально привел в суд максимально непохожих людей из разных регионов, чтобы показать, что в фандрайзинге нет ничего страшного и преступного».

Редактор: Егор Сковорода

Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!

Мы работаем благодаря вашей поддержке

Ещё 25 статей