Верховный суд снизил срок двум водителям из Твери, получившим 20 лет тюрьмы из-за выброшенной 14 лет назад банки пива
Верховный суд снизил срок двум водителям из Твери, получившим 20 лет тюрьмы из-за выброшенной 14 лет назад банки пива
6 апреля 2017, 16:24
3403 просмотра

Верховный суд рассмотрел жалобу двух тверских водителей Бориса Гаврилова и Андрея Щурина, осужденных Тверским областным судом на 18 и 20 лет заключения по обвинению в изнасиловании двух девушек, убийстве одной из них и покушении на убийство второй в 2003 году. Как передает корреспондент «Медиазоны», судьи Ирина Кочина, Александр Климов и Александр Червоткин, рассмотрев жалобу, снизили срок заключения Гаврилову до 11 лет, а Щурину — до 13 лет в колонии строгого режима.

По просьбе гособвинителя и представителя потерпевших заседание прошло в закрытом режиме.

Адвокаты Александр Хомяченков, Иван Вяхирев и Алексей Шеховцов просили приговор отменить полностью, поскольку в суде вообще не была доказана причастность водителей к нападению на девушек.

Во время заседания в Верховном суде выступил судмедэксперт Андрей Скляров, который по инициативе защиты делал консультативное заключение по всем экспертизам из дела и показал, что оставленные на месте преступления следы спермы свидетельствуют о невиновности обоих подсудимых.

«Медиазона» подробно рассказывала об истории Гаврилова и Щурина.

Их арестовали в феврале 2015 года после того, как Андрея Щурина задержали за распитие алкоголя на улице. В отделении у него взяли отпечатки пальцев, которые совпали с отпечатком на банке пива, найденной в 2003 году в куче мусора на берегу реки Лазурь, возле места изнасилования двух девушек.

По словам Щурина, на банке действительно мог оказаться его отпечаток, потому что в начале двухтысячных он жил возле Лазури, каждый день ходил по ее набережной домой и по пути часто пил пиво, а банки или бутылки выбрасывал в кусты. Тем не менее, на основании этого отпечатка его обвинили в изнасиловании и убийстве. Щурин — по его словам, после избиения оперативниками — назвал соучастниками преступления двух своих старых знакомых, Бориса Гаврилова и Евгения Шишова. Гаврилову следователи тоже предъявили обвинения, а Шишову — почему-то не стали.

Основные доказательства, на которые ссылалось следствие — этот отпечаток пальца и показания выжившей девушки Екатерины Кочетковой, которая 12 лет спустя уверенно опознала в Щурине и Гаврилове своих обидчиков (при этом в ее показаниях ни на одном из преступников не было очков, а Гаврилов — с детства близорук и носит очки).

При этом во время следствия и суда потерпевшая уверенно утверждала, что насильники пили пиво «Афанасий» в стеклянной бутылке, тогда как отпечаток Щурина обнаружен на жестяной банке. Вызывают вопросы и другие детали из показаний Кочетковой, которая спустя лишь полгода после возобновления следствия в 2015 году вспомнила, что ее якобы пытались задушить (на основании этого Щурину и Гаврилову добавили обвинение в покушении на ее убийство).

После изнасилования на юбке Кочетковой специалисты обнаружили пятно спермы. Именно экспертизу этого пятна, сделанную в 2003 году, защита называет главным доказательством невиновности Щурина и Гаврилова — дело в том, что обнаруженная в нем группа крови не принадлежит ни обвиняемым, ни самой пострадавшей. Более того, специалисты заключили, что такое пятно не могло образоваться и от смешения спермы Гаврилова и Щурина (если предположить, что пострадавшую насиловали двое).

Молекулярно-генетическую экспертизу этого пятна спермы провести было невозможно, поскольку все вещественные доказательства по делу 2003 года были утеряны.

Предъявленное же обоим мужчинам обвинение в убийстве второй несовершеннолетней девушки было крайне неконкретным. Как следует из обвинительного заключения, ее одновременно душили Щурин, Гаврилов и их неустановленный соучастник — и они же все трое перед этим изнасиловали девушку.

Тверская прокуратура несколько раз возвращала дело на доследование, и только после вмешательства заместителя генпрокурора оно было передано в Тверской областной суд. Там судья Владислав Нехаев, проигнорировав доводы защиты о недоказанности вины подсудимых, приговорил Андрея Щурина к 20, а Бориса Гаврилова — к 18 годам в колонии строгого режима. Кроме того, суд постановил взыскать с Щурина 2 млн, а с Гаврилова 1 млн рублей в пользу потерпевшей Кочетковой.

В итоге судьи Верховного суда за недоказанностью сняли с Щурина и Гаврилова обвинения в убийстве несовершеннолетней, вернув это дело в Следственный комитет для нового расследования. Обвинения же в нападении на Кочеткову и попытке ее убить остались в силе — Верховный суд не убедили экспертизы и другие доводы адвокатов.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей