SOTAvision опубликовала письмо фигуранта дела о подготовке поджога военкомата в Орске; он рассказал о пытках в СИЗО‑1 Оренбурга
SOTAvision опубликовала письмо фигуранта дела о подготовке поджога военкомата в Орске; он рассказал о пытках в СИЗО‑1 Оренбурга

Адвокат 25-летнего Алексея Григорьева, арестованного по делу о подготовке поджога военкомата в Орске, получил от подзащитного письмо, в котором он рассказывает о пытках в оренбургском СИЗО. Копию письма опубликовало издание SOTAvision.

Григорьев — житель Новотроицка, управление ФСБ по Оренбургской области отчиталось о его задержании и аресте 22 мая 2023 года. Против него возбудили дело о приготовлении к теракту (часть 1 статьи 30 УК, часть 1 статьи 205 УК). По версии ФСБ, молодой человек «по заданию украинских спецслужб» собирался поджечь в Орске здания военкомата и отдела ФСБ и релейный шкаф у станции Новотроицкая.

В письме адвокату Григорьев сообщил, что в СИЗО-1 Оренбурга на него оказывают моральное и физическое давление — требуют отказаться от защиты и диктуют текст явки с повинной под давлением. По словам Григорьева, его «содержат в сыром, вонючем, холодном подвале с крысами, грибком и плесенью на стенах», сотрудники СИЗО не передают ему письма, медицинскую помощь он не получает.

Григорьев подчеркнул, что по его делу уже почти год идет предварительное следствие, свою вину он не признает: «Я не совершил абсолютно никакого преступления. Оснований меня задерживать и держать под стражей нет и не было».

«Заключенные угрожают мне расправой и убийством. Я боюсь выходить за пределы камеры. Сколько еще терпеть эти издевательства?! Почему меня не отпускают домой?! Я ничего не сделал, помогите мне, пожалуйста. Мое психическое здоровье ухудшается, я хочу покончить с собой. <…> У меня больная бабушка дома одна осталась и всем плевать на это, она нуждается в моем уходе, она не может себе лекарства купить, она уже целый год мучается, а сотрудники ФСБ ее добивают, кошмарят ее», — пишет адвокату Григорьев.

В СИЗО молодого человека поставили на учет «как склонного к побегу, терроризму, экстремизму, членовредительству, нападению и суициду», говорится в его письме.

Сообщения, которые он получал в секретных чатах в телеграме перед задержанием, Григорьев назвал провокацией; по словам молодого человека, поджогов он не готовил, навыков изготовления зажигательных смесей и взрывчатых веществ у него нет, не знает он и расположения объектов РЖД, с сотрудниками этой компании не знаком.

«Целей и умысла устрашения населения повреждения транспортной инфраструктуры и путей сообщения не преследовал, наступления подобных последствий не желал и не желаю. Цели воздействия на принятия решений органами власти я не имел и не имею», — сказал Григорьев. В конце письма он попросил привлечь причастных к его преследованию к уголовной ответственности.