Хуй войне

24 февраля 2022 года Россия напала на Украину. В Украине каждый день гибнут люди и уничтожаются города. Россия превратилась в страну-изгоя, экономика падает, введена военная цензура, страна фактически живет на военном положении. Решение Владимира Путина о вторжении уничтожило мир, который мы знали. «Медиазона» описывает последствия этого решения в подкасте «Хуй войне!».

Автор: Петр Рузавин

Композитор и звукорежиссер: Алексей Зеленский

Редактор: Егор Сковорода

Где еще послушать наш подкаст

Хуй войне. Эпизод 16. Вечер в Киеве

Российские войска с осени постоянно обстреливают объекты гражданской инфраструктуры в Украине — из-за этого у людей по всей стране регулярно пропадают электричество, вода, тепло и связь. Одна из последних крупных атак, закончившаяся блэкаутом в Киеве, случилась 23 ноября. Этот эпизод – вечер Петра и Наталки, оставшихся в те сутки без света, воды и связи, как и почти все киевляне.

Эпизод 15. Пытки. Изюм

Это история жителя Изюма Максима Максимова, которого российские военные похитили в начале сентября и несколько дней пытали в здании изюмской полиции. Он показывает подвал, где его держали и пытали «тапиком» — телефонным аппаратом полевым, который вырабатывает электрический ток.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: Этот эпизод содержит описание пыток, которые применяют российские военные в Украине. Считаем важным предупредить, что этот рассказ может вас ужаснуть и шокировать.

Эпизод 14. 2 500 шагов. Изюм

Война разделила Евгения и Наталью Горбенко на месяцы. После 24 февраля Наталья уехала из области, а Евгений оставался в Изюме: сначала под массированными обстрелами российской армии, а потом весь срок оккупации — до начала сентября, когда украинская армия освободила город. Связи в Изюме практически не было, и единственное место, откуда Евгений, как и все местные жители, мог дозвониться своей жене — гора в 2 500 шагах от подъезда дома. Этот эпизод — о том, как они встретились в освобожденном городе.

Эпизод 13. Плен. Херсонская область

Оккупация Херсонской области продолжается уже больше пяти месяцев. Российские власти готовятся ее аннексировать, украинская армия пытается ее освободить. Все это время на территории области пропадают журналисты, активисты, политики. Этот эпизод — о том, через что прошел в плену глава херсонской громады Владимир Марчук.

Эпизод 12. Возвращение. Села под Харьковом

Петр и Наталка едут в села Харьковской области, которые были заняты российской армией или находились в серой зоне — под обстрелами между позициями военных. Волонтеры и местные жители рассказывают, как эти месяцы пережили Слатино, Кутузовка и Малая Рогань.

Эпизод 11. Возвращение. Харьков

Петр снова приезжает в Украину в конце апреля. Вместе с Наталкой они едут в Харьков, который пережил три месяца обстрелов и над которым все это время висела угроза окружения и штурма. В этом эпизоде местный волонтер Паша показывает Петру и Наталке, как выживали и спасались в городе.

Десятый эпизод. Начало войны. Патрульная полиция Киева

Первую неделю вторжения Петр Рузавин и Наталка Гуменюк прожили в штабе киевской патрульной полиции. Этот эпизод — о хаосе тех дней, бесконечном ожидании штурма Киева и подготовке к нему.

Девятый эпизод. Партизаны. Тростянец

Сумская область была занята российской армией в первые дни войны, но, как и в случае с Черниговской, военным не удалось захватить областной центр. Они окопались в окрестных селах и городках. Один из таких городов — Тростянец. Мэр Тростянца Юрий Бова, чтобы не попасть в плен, ушел в партизаны. Через месяц, когда в конце марта российские военные покинули область, Бова вернулся восстанавливать Тростянец. В этом эпизоде — рассказ Бовы, к которому приехала журналистка Аня Цыгима (а в конце Петя и Наталка поют «Червону калину»).

Восьмой эпизод. После оккупации. Села под Черниговом

В Черниговскую область, которая граничит и с Россией, и с Беларусью, российская армия зашла в первые дни войны. Взять Чернигов ей так и не удалось, поэтому военные окопались в окрестных селах. Спустя месяц армию вывели для предстоящей атаки на Донбасс. Наталка Гуменюк несколько дней ездила по селам Черниговщины и собирала  истории о том, как там проходила оккупация — о запертых в подвалах стариках, пьяных или плачущих солдатах, пропаганде и брошюрах с изречениями Далай-ламы.

Седьмой эпизод. Похороны. Мотыжин

После ухода российской армии из Киевской области становятся известны все новые и новые преступления, совершенные военными за месяц под Киевом. 7 апреля в селе Мотыжин прошли похороны местной старосты и ее мужа и сына. Их похитили, пытали и убили в конце марта.

Шестой эпизод. Донбасс

После того как Кремль заявил, что Россия намерена «кардинально сократить» боевые действия на киевском и черниговском направлениях, многие ждут, что сейчас российская армия сконцентрируется на Донбассе. Самые жестокие бои, видимо, еще предстоят и будут вестись за Донецкую и Луганскую области, значительную часть которых Россия уже и так контролирует. Наталка вместе с друзьями-журналистами отправилась на Донбасс.

Пятый эпизод. Убийства гражданских. Буча

В начале апреля украинские военные вернулись в Бучу — небольшой городок под Киевом, который военные из России занимали с начала войны — и все увидели, что творилось там в предыдущий месяц. На улицах лежат трупы казненных со связанными сзади руками, в разных частях города вырыты братские могилы, куда сложены абсолютно разные люди: молодые и пожилые, мужчины и женщины. Украинские власти говорят о сотнях погибших в Буче гражданских.

Наталка Гуменюк несколько дней ездила в Бучу и собирала свидетельства местных жителей.

Четвертый эпизод. Эвакуация. Ирпень и Буча

Одна из первых массовых эвакуаций во время этой войны — выход людей из Бучи и Ирпеня. С первых дней там идут жестокие бои, а жители оказались зажаты под перекрестным огнем. В этом эпизоде украинская журналистка Анна Цыгима рассказывает, как она встречала местных жителей и помогала им эвакуироваться, а сами жители описывают, что оставили позади: страх смерти, разрушенные дома, неубранные трупы.

Третий эпизод. Оккупация. Мелитополь

О людях, которые живут в оккупированных российской армией украинских городах, мы рассказываем на примере Мелитополя. Героиня эпизода – Татьяна Кумок, она давно эмигрировала, но начало войны застала в родном городе. Кумок рассказывает, что под оккупацией город буквально вернулся в 1990-е, а военные похищают активистов и чиновников. После вторжения Кумок стала в определенной мере голосом оккупированного Мелитополя —  она рассказывает о жизни города в соцсетях и в интервью. Уже после разговора с «Медиазоной» в Мелитополе похитили сначала отца Кумок, а потом и ее саму.

Второй эпизод. Бомбежки. Харьков и Ахтырка

Наталка едет к линии фронта — в Харьков, который российские войска бомбят уже 3 недели, и Ахтырку, небольшой город в Сумской области, который практически уничтожили. Там она видит порушенные дома, спрятавшихся в метро от бомбежек людей, огромные воронки от снарядов и теплоту, с которой относятся друг к другу люди в осажденном городе.

Первый эпизод. Петро и Наталка (начало войны, Одесса, Николаев)

Меня зовут Петр Рузавин, я журналист из России. Моя жена — Наталка Гуменюк, украинская журналистка. Последние годы я жил между Киевом и Москвой, и в первую неделю войны мы с женой были в Украине. Дальше я оказался в центральной Европе, а Наталка поехала в Одессу и Николаев.

Этот эпизод — о том, как готовятся к нападению российской армии и обороняются южные украинские города.