Флаг в плену у ФСБ — Медиазона
Флаг в плену у ФСБ
Калининградское делоТексты
15 сентября 2014, 10:20
3103 просмотра
Здание ФСБ на Советском проспекте в Калининграде, на фасаде которого был вывешен флаг ФРГ. Фото: Роман Юхновец / «Медиазона»

В Калининграде к передаче в суд готовят дело о водружении немецкого флага на здание ФСБ 11 марта 2014 года, фигурантами которого стали трое оппозиционных активистов. Всем им вменяется ст. 213 УК («Хулиганство»), с апреля они находятся в СИЗО и уже получили статус «узников флага» среди местной оппозиции. Также в деле фигурирует гексоген, его нашли в рюкзаке одного из обвиняемых; подследственный утверждает, что взрывчатку подбросили.

Унизили политические ориентиры граждан

Калининградского активиста Михаила Фельдмана задержали у областного управления ФСБ в 7:30 утра 11 марта 2014 года. В это время на фасадном флагштоке здания развевался флаг ФРГ, а Фельдман снимал его на фотоаппарат. Еще двоих активистов – 25-летнего калининградца Олега Саввина и 25-летнего москвича Дмитрия Фонарева полиция остановила в тот момент, когда они направлялись в сторону железнодорожного вокзала. Все трое были арестованы за мелкое хулиганство и нецензурную брань в общественном месте и отправлены в спецприемник.

Фельдман и Саввин к моменту задержания состояли в местном Комитете общественной самозащиты (КОС) и принимали участие в оппозиционных акциях. Студент Дмитрий Фонарев приехал к товарищам из Москвы.

24 марта 2014 года 3 отделом СУ УМВД России по Калининграду было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ («Хулиганство по мотивам политической ненависти или вражды группой лиц по предварительному сговору»). 24 апреля, спустя месяц после возбуждения дела, все трое были вновь задержаны – сначала Фонарев, затем Саввин, который в момент задержания прогуливался с девушкой по парку. К Фельдману пришли домой, активист едва успел написать своим товарищам, что полицейские ломятся к нему в квартиру.

В постановлении суда об избрании меры пресечения говорится, что активисты «из хулиганских побуждений» разместили на здании ФСБ России флаг Германии, «как символ необходимости выхода Калининградской области из состава РФ и присоединения к Европейскому Союзу, тем самым грубо нарушили общественный порядок». Суд арестовал активистов на два месяца, опасаясь, что они сбегут или же «продолжат преступную деятельность». Затем арест продлевали. На сегодняшний день фигуранты дела о флаге ждут начала суда в СИЗО.

5 мая активистам было предъявлено обвинение. В постановлении отмечается, что все они вступили в преступный сговор и водрузили флаг с целью совместного нарушения общественного порядка, «выражающего явное неуважение к обществу по мотивам политической ненависти и вражды в виде провокационных действий с привлечением внимания широкого круга лиц». Также в документе говорится, что нарушители «выразили явное неуважение к прохожим» и «глубоко унизили политические ориентиры граждан Российской Федерации». При этом активист Фонарев, «руководствуясь чувством политической ненависти», по данным следователей, в момент вывешивания флага вскинул руку прямо перед собой и выкрикнул «Зиг хайль, Гитлер!».

СИЗО, в котором ждут начала суда фигуранты дела. Фото: Роман Юхновец / «Медиазона»

Помимо «злостного хулиганства» Михаилу Фельдману вменяется и хранение взрывчатых средств (ст. 222 УК РФ). Согласно материалам дела, рюкзак с 357 граммами гексогена был изъят у Фельдмана у здания ФСБ. Подследственный, в свою очередь, утверждает, что взрывчатку ему подбросили. В ответ на эти обвинения активист еще в спецприемнике объявил «сухую» голодовку – ничего не пил и не ел четыре дня. Тогда начальник приемника «дал честное офицерской слово», что никакого дела о взрывчатке возбуждено не будет, рассказал Фельдман друзьям.

Узники флага

В начале сентября здание ФСБ на Советском проспекте густо увито плющом. Калининградская журналистка и активистка КОС Екатерина Ткачева, пристально следящая за делом, показывает корреспонденту «Медиазоны» флагшток, где на несколько минут был размещен в марте флаг ФРГ.

Екатерина поддерживает связь с родителями обвиняемых и переписывается с самими фигурантами, ожидающими передачи их дела в суд. Она уверена, что телефоны ребят к моменту задержания уже некоторое время прослушивали сотрудники главного управления по противодействию экстремизму (центра «Э»). Поэтому, считает она, о готовящейся акции сотрудники правоохранительных органов знали заранее.

«Я думаю, что они давным-давно искали предлог, чтобы применить какое-то серьезное наказание к активистам КОС. Сам по себе комитет занимается политическими акциями в рамках закона – мы проводим митинги, распространяем листовки, добиваемся соблюдения своего права на свободу собраний через суд. Акциями прямого действия КОС не занимается. Поэтому, когда ребята это сделали, мы были злы на них, в какой-то мере – получается какая-то подстава, получается, что это КОС повесили флаг на гараж. В тоже время мы не можем их бросить в беде. И отказываться от ребят мы тоже не будем», – объясняет Ткачева. По ее словам, активисты уверены, что Фельдмана, Саввина и Фонарева судят несправедливо.

«Их действия максимум попадают под закон о несанкционированных акциях, нарушение которого грозит штрафом или десятью сутками ареста. Уголовщины в их действии нет. Кроме того, флаг был даже не над вывеской, а над воротами в гараж ФСБ», – объясняет свою точку зрения журналистка.

За время функционирования КОС (а создан он, по словам организаторов, в 2010 году), его членам удалось отсудить у мэрии несколько сотен тысяч рублей компенсации за запрет на массовые акции. После этого забирать в полицию с акций перестали, говорят Ткачева. Кроме того, оппозиционеры добились разрешения проводить акции не на окраине Калининграда, а в центре города.

Екатерина Ткачева. Фото: Роман Юхновец / «Медиазона»

Несмотря на то, что Фельдман и другие фигуранты дела свою акцию с КОС согласовывать не стали, активисты организации по мере сил пытаются всем обвиняемым помочь – общаются с семьями арестованных и адвокатами, пытаются предать делу хоть какую-то огласку, говорит журналистка. Она и сама постоянно ходит на суды и пишет с них подробные отчеты.

«Сперва ребята начали говорить, что это не они флаг вешали. Активисты вообще узнали про этот инцидент от полиции. Поэтому сначала мы даже понять не могли, правда это или развод какой-то. Потом они трое вышли, но и тогда нам не признавались. Решили сначала все отрицать. Мы потом им в СИЗО писали – ну, если вы это затеяли, хотели что-то сказать, то скажите!» – Ткачева эмоционально взмахивает руками. Потом, когда дело о флаге привлекло внимание СМИ, о нем написала «Новая газета», Фонарев, Саввин и Фельдман, наконец, признались, что это они вывесили флаг.

Объясняя корреспонденту «Новой газеты» почему и зачем была проведена эта акция, Михаил Фельдман отмечал «политику двойных стандартов» в России – в начале марта уже было известно, что в Крыму пройдет референдум и местные жители выберут, готовы ли они присоединиться к России. Фельдман назвал хамством, когда на территории другой суверенной страны «вывешивание российских флагов одобряется Россией официально, а обратное действие является преступлением».

Никто из фигурантов дела, по словам родственников и друзей, скрываться от следствия не собирался. Даже Фонарев не уехал обратно в Москву. Он, напротив, объявил, что переезжает жить в Калининград. И даже отнес свое резюме в одно из издательств города.

За время следствия, у Фельдмана, Саввина и Фонарева сменились уже двое следователей, три разных судьи выносили решения по мере пресечения. Все это наводит на мысль, что силовики и сами не знают, что теперь делать с обвиняемыми, считает Ткачева.

«Я думаю, что они не до конца осознавали все последствия. Раньше власти придумывали за что их оштрафовать или закрыть. Теперь же ребята сами дали им повод», – вздыхает журналистка.

Охота на Фельдмана

Мать Фельдмана Людмила Федоровна, пожилая элегантная женщина, живет не в Калининграде и на свидания с сыном в СИЗО ездит из города Зеленоградска, расположенного в нескольких десятках километров от областного центра. Неторопливо шагая в сторону железнодорожного вокзала, расположенного неподалеку от СИЗО-1, она с возмущением вспоминает о том, как правоохранительные органы несколько дней скрывали от нее местонахождение ее сына:

«Я, когда Мишу в апреле арестовали, три дня его разыскивала. Обычно мы каждый вечер с сыном созваниваемся. А тут я ему звоню, а у него телефон отключен. И на следующий день. Я поехала к нему, дверь в квартиру заблокирована. Я пошла сразу к участковому, он говорит, что ничего не знает. Я потом с Мишей поговорила и узнала, что участковый присутствовал при задержании. Соврал мне, то есть».

Мать активиста написала несколько запросов – в МВД, областную и городскую прокуратуры. Только после этого ей сообщили, что Михаил Фельдман арестован по обвинению в хулиганстве. По словам Людмилы Федоровны, после задержания Михаил почти месяц провел в карцере. В знак протеста он вновь пообещал объявить голодовку.

«Я Мише говорю: нет, мол, если будешь голодать, я к тебе больше не приеду, не дождешься. У него сейчас и так руки в каких-то нарывах страшных. Консультировалась с врачом, он говорит, что у него вообще может быть заболевание крови», – жалуется Людмила Федоровна, сидя на привокзальной площади. На суды по мере пресечения она ходит только к сыну, хотя и следит за другими фигурантами через активистов КОС. По ее словам, ответственность за акцию на себя взял Дмитрий Фонарев, но следователи все равно называет Фельдмана организатором акции.

«Миша, конечно, виду не подает. Говорит, что отпустят его. Вроде как под амнистию он попадает. Сочиняет, наверное. Успокаивает меня, как может», -- грустно улыбается Людмила Федоровна. О своем сыне она говорит, как о человеке упрямом и увлекающемся. Незадолго до ареста Фельдман закончил свой фантастический роман «Охота на гончую», главный герой которого путешествует в разных измерениях, и как раз планировал его опубликовать. Даже сейчас, в СИЗО, он, по словам матери, пишет продолжение романа.

Людмила Фельдман. Фото: Роман Юхновец / «Медиазона»

Мать Фельдмана не слишком интересуется политикой, хотя и расстраивается из-за ухудшения отношений между Россией и Европой. Как и представители КОС, она считает, что телефон ее сына давно прослушивается и людям, следившим за ним, нужен был лишь повод, чтобы обвинить его в чем-то.

«Мне сейчас все время следователи и на суде говорят, что Миша совершил “злостное хулиганство. Именно что “злостное”. У меня прям мороз по коже от этого. Боюсь, что они засадят его», -- говорит Людмила Федоровна.

По словам активистов КОС, не менее обеспокоен судьбой своего сына Олега и Сергей Саввин, хотя политические убеждения у них сильно расходятся – он работает в управлении по связям с общественностью и СМИ в калининградской администрации. C корреспондентом «Медиазоны» Сергей Саввин беседовать отказался.

«Я не буду об этом деле говорить. Поймите, это может навредить Олегу. Моя работа тут не при чем. Просто сейчас не время», – объяснял Саввин, поспешно провожая журналиста к выходу из здания администрации.

Следователь полагает, что материалы дела о флаге будут переданы в суд до 26 октября. С прошлой недели интересы Михаила Фельдмана взялся представлять адвокат межрегиональной ассоциации «Агора» Дмитрий Динзе. Предсказать исход дела он пока не берется – по его словам, оно слишком неоднозначное.

«Можно сказать лишь то, что обвинение не имеет никакой фактической почвы. Это бред. Нужны были более активные действия со стороны активистов, чем просто вывешивание флага на какое-то там здание», – говорит Динзе.

Адвокат Фонарева Мария Бонцлер отвечать на вопросы о деле отказалась, сославшись на подписку о неразглашении.

«Что он там делал, мы не знаем»

Еще один активист КОС Василий Адрианов считает себя в первую очередь политиком и говорит, что его амбиции простираются на десятилетия вперед – он намерен участвовать в выборах и уже подготовил собственную программу.

В день водружения флага на здание ФСБ дома у Адрианова прошли обыски, хотя он в акции участия и не принимал.

«11 марта утром ко мне пришли участковый и два «гэбэшника». Они говорят: «Проедем – побеседуем». А проедем, говорю! Шесть часов беседовали о флаге и прочих вещах, потом четыре часа они проводили обыск. Первый раз они сказали, что над зданием администрации ребята флаг повесили, потом уточнили, что над зданием «гэбэ». У них в глазах плескался ужас, когда они об этом говорили», – вспоминает Адрианов, сидя на постаменте памятника летчикам Балтики, именуемом в Калининграде «Стрелой». Пальцами он перебирает почтовые конверты – свою переписку с прокуратурой и другими ведомствами, которую он принес показать корреспонденту «Медиазоны».

В ходе обыска, у Адрианова, его матери и брата, изъяли ноутбуки, книги и документы. Также изъяли сувениры, которые Адрианову привезли из Киева – магниты с надписью «Украина – це Европа», черно-красные ленты «Правого сектора», также привезенные в подарок, и много другое. Правоохранители забрали муляжи автоматов и армейскую каску Адрианова, а также холостые патроны.

«Сначала в прокуратуре сообщили, что против меня возбуждено дело, которое расследуется по ст. 222 («Незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия и боеприпасов»). И вот тут самое интересное! Мне удалось отбиться от обвинений благодаря ст. 5 УК РФ. Расскажите вашим читателям! Это очень важно», -- просит Адрианов. Статья, о которой говорит активист, подразумевает, что объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается.

«Нет умысла – нет преступления!» – торжествует он. Сейчас, впрочем, следствие возбудило против него еще одно уголовное дело, говорит активист. На этот раз за создание экстремистского сообщества.

«В июле ко мне домой вновь приезжают и я узнаю, что 22 мая на меня возбуждено уголовное дело по признакам статьи 280.1 (Адрианов, вероятно, путает статьи УК РФ – «Создание экстремистского сообщества» идет в Уголовном кодексе под номером 282.1 – прим. редакции)», – говорит активист. Впрочем, с тех пор о каких-либо подвижках в деле или о его деталях ничего неизвестно – Адрианов находится на свободе и продолжает заниматься политической борьбой.

Своей точкой зрения на акцию с флагом ФРГ он охотно делится с корреспондентом «Медиазоны»:

«Единственная цель акции – добиться того, чтобы Германия ужесточила санкционную риторику против Путина. Всё! Все остальные версии – это бред сивого бобра. Я ориентируюсь на ту задачу, которую ставил перед собой тот человек, который приехал сюда акцию организовывать и проводить».

Доказывая собственное видение ситуации, Адрианов напоминает, что еще 9 марта вице-канцлер Германии Франк-Вальтер Штайнмайер сообщил, что никаких последствий для России аннексия Крыма не принесет. А уже через несколько дней, сразу после вывешивания флага, Меркель сообщила, что санкции будут. Значит, акция достигла своей цели, убежден оппозиционер.

С одним из обвиняемых – Фонаревым, Адрианов познакомился уже семь лет назад. Он подчеркивает, что Фонарев никогда не был оппозиционером и активистом. Определенным образом на него повлияла ситуация в Киеве, куда Фонарев ездил в этом году два раза.

«Что он там делал мы не знаем. А если бы знали, то не сказали бы», – хитро прищуривается Адрианов.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей