122. Делятся позитивом — Медиазона
122. Делятся позитивом
ПрактикаФакты
17 ноября 2015, 11:02
3650 просмотров
Иллюстрация: Аня Леонова / «Медиазона»
Передача вируса как уголовное преступление: как судят за заражение ВИЧ, и почему медика, перелившего пациенту инфицированную кровь, привлечь к ответственности сложнее, чем человека, не предупредившего партнера о своей болезни.

В течение девяти лет полицейский из Калининграда на личном автомобиле, но иногда прямо в форме, предлагал незнакомым женщинам подвезти их, а потом требовал заняться с ним сексом. Если попутчица отказывалась, то бывший инспектор ГИБДД заезжал в безлюдное место и там ее насиловал. После этого он убеждал жертву не подавать заявление, говоря, что сам работает в органах и сможет «замять» дело.

В январе 2015 года полицейскому предъявили обвинение по трем эпизодам по пункту «б» части 3 статьи 131 УК (изнасилование, повлекшее заражение потерпевших ВИЧ-инфекцией) и по части 2 статьи 122 УК (заражение ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни).

Все контакты были незащищенными. Следствие установило, что с 2005 по 2014 год мужчина передал ВИЧ как минимум девяти женщинам. Об уголовной ответственности за заражение экс-полицейского предупредили в 2001 году, когда поставили диагноз.

Сообщения о привлечении к ответственности по 122 статье появляются в СМИ регулярно. ВИЧ-инфицированный спал с женщинами в Чите. Женщина обратилась в полицию, как только узнала о вирусе, который передался ей от неоднократно судимого ярославца.Возбуждено уголовное дело в отношении мужчины, заразившего бывшую подругу, которая ждет от него ребенка. На три года колонии строгого режима осужден мужчина, заразивший мать двоих детей, с которой он познакомился по переписке, отбывая предыдущий срок. 30-летнего архангелогородца с ВИЧ приговорили к полутора годам колонии общего режима и двум миллионам штрафа. Жительнице Волгоградской области грозит до пяти лет лишения свободы за заведомо ложное сообщение об изнасиловании и заражение оговоренного мужчины вирусом иммунодефицита. Возбуждено уголовное дело в отношении гражданки Казахстана, заразившей гражданского мужа на комплексе «Байконур». Молодой человек признался в болезни своей девушке после того, как встретил ее в СПИД-центре. Суд продлил срок содержания под стражей женщине без работы и постоянного места жительства, подозревающейся в заражении нескольких человек в Амурской области. Два года колонии строгого режима получил житель города Балаково, не предупредивший партнершу о диагнозе, с которым жил семь лет.

Доказать, что знал

Первый случай заболевания ВИЧ в СССР зарегистрировали в 1987 году. Тогда же законодатели криминализировали умышленную передачу вируса, и в Уголовном кодексе РСФСР появилась статья 115.2, позже превратившаяся в 122 статью УК РФ. Она применяется, если предполагаемый преступник знал о своей болезни, — иначе он считается невиновным, потому что в его действиях не было умысла. Заражение также не считается преступлением, если партнера каким угодно способом предупредили о риске, но он все равно согласился вступить в контакт.

«Важно установить, знал ли обвиняемый о болезни. Если он утверждает, что не знал, то направляются запросы в СПИД-центры, потому что когда человека ставят на учет, с него берут расписку, что он предупрежден о возможной уголовной ответственности по 122 статье», — объясняет юрист Сергей Петряков. По его словам, довольно часто люди узнают диагноз после медицинского обследования в учреждениях ФСИН.

Уголовная ответственность наступает не только за фактическое заражение (часть 2 статьи 122 УК), но и за поставление в опасность заражения (часть 1 статьи 122 УК) — например, если человек, зная о своем статусе, не предупреждает о нем партнера, но в итоге вирус не передается. Тогда обвиняемому грозит до трех лет ограничения свободы, принудительные работы сроком до одного года, либо арест сроком до шести месяцев; максимальное наказание — год колонии. Если вирус все-таки передался, то преступник может получить до пяти лет реального срока.

Отягчающие обстоятельства — это заражение двух или более лиц, либо несовершеннолетнего (часть 3 статьи 122). В этом случае виновному грозит до восьми лет лишения свободы. Также заражение ВИЧ может быть отягчающим обстоятельством в пункте «б» части 3 статьи 131 (изнасилование) и статье 132 (насильственные действия сексуального характера), но на практике это применяется не всегда.

«Самое сложное — доказать наличие полового акта, если это не изнасилование. При этом нужно доказать, что потерпевшие не употребляли наркотики, им не делали переливание крови и так далее. Был случай, когда девушка с точностью до сантиметра описала домашнюю обстановку своего бойфренда. К делу также приобщили справки, что она не проходила операционного лечения и не стоит на учете как потребитель наркотиков. Все это легло в основу обвинения, но сурового приговора не было. Зачастую суд просто назначает “условку” с испытательным сроком», — рассказывает Петряков.

По его мнению, при вынесении приговоров большую роль играет человеческая психология — или представление о ней председательствующего в процессе судьи: «Судья думает, что девушка влюбилась, доверилась, а ее молодой человек, сволочь такая, взял и заразил ее. Вполне возможно, что так оно и было, но к вопросу доказательств нужно подходить педантично. То, что у девушки не было других половых партнеров, доказать почти невозможно, если это, конечно не необитаемый остров. Следственным органам приходится собирать большие пакеты информации».

Мифы и статистика

По данным судебного департамента, с 2009 по 2014 год по статье 122 осуждены 227 человек. Еще 49 дел прекращено — в основном, по примирению сторон. К лишению свободы приговорили 75 человек, остальным дали условные сроки или ограничение свободы. Большинство осужденных привлечены за фактическое заражение. По данным на 2014 год, больше половины осужденных — люди в возрасте от 30 до 49 лет, примерно треть — женщины.

В 2014 году за заведомое постановление другого лица в опасность заражения ВИЧ (часть 1 статьи 122) были осуждены 19 человек, за фактическое заражение — 20, за то же деяние, совершенное в отношении двух или более лиц, либо несовершеннолетнего суд вынес приговор двоим обвиняемым.

Статья 122 во многом схожа со статьей 121 — умышленное заражение венерической болезнью, — но предусматривает более строгое наказание. К примеру, за заражение партнера сифилисом, гонореей и некоторыми другими болезнями предполагаемому преступнику грозит штраф в размере до двухсот тысяч рублей либо до шести месяцев ареста. За заражение двух или более лиц, либо несовершеннолетнего максимальное наказание — два года колонии.

Уголовный кодекс РСФСР 1960 года тоже предусматривал ответственность за поставление в опасность (часть 1 статьи 115) и фактическое заражение венерическим заболеванием (часть 2 статьи 115). В первом случае виновного могли приговорить к лишению свободы на срок до двух лет, исправительным работам на тот же срок, а также к штрафу до двух минимальных месячных размеров оплаты труда. Во втором случае преступнику грозило до трех лет колонии, либо исправительные работы на срок до двух лет. Лишение свободы на срок до пяти лет предусматривалось для тех, кто заразил двух или более лиц, либо несовершеннолетнего, а также ранее судимым по этой же статье. В 1971 году Президиум Верховного совета РСФСР ввел уголовную ответственность за уклонения от лечения венерической болезни (статья 115.1). Если гражданин отказывался лечиться после предупреждения органов здравоохранения, ему грозило до двух лет лишения свободы, исправительные работы сроком до одного года, либо штраф до ста рублей.

В комментарии к уголовному кодексу опасность ВИЧ объясняется так: во-первых, заразившийся может долго не знать о своем статусе и представлять опасность для окружающих, во-вторых, болезнь фактически неизлечима, «больной в течение короткого времени уходит из жизни». Последнее — больше стереотип, чем правда: без лечения инфицированный проживет еще 10-20 лет, но благодаря антиретровирусной терапии у него появляются шансы дожить до старости.

В 2012 году судья Игорь Кусакин прекратил уголовное преследование жительницы Тольятти, укусившей свою знакомую за запястье. «Имея умысел на заведомое поставление в опасность заражения ВИЧ-инфекцией В., достоверно зная о своем заболевании и будучи предупрежденной о том, что несет уголовную ответственность по статье 122 УК, если поставит другое лицо в опасность заражения заболеванием СПИД, в ходе конфликта умышленно нанесла телесное повреждение», — говорится в судебном постановлении. Дело закрыто в связи с примирением сторон.

«Мифы о ВИЧ — серьезная проблема, — считает Илья Лапин, активист движения "Пациентский контроль". — Любой человек должен знать, что через укус, поцелуй или посуду ВИЧ не передается. Он передается только тремя способами. Во-первых, через кровь. Во-вторых, половым путем, через обмен биологическими жидкостями. Третий способ — от матери к ребенку в процессе беременности или грудного вскармливания. Я могу покусать кого угодно, но чтобы заразить вирусом, я должен прокусить вены себе и другому человеку и умудриться каким-то образом перелить свою кровь в его кровь. Нельзя забывать, что когда мы, например, порезались, кровь течет наружу, чтобы вымыть всю гадость, которая может попасть внутрь. Это защитная реакция организма».

В xоде опроса, проведенного Фондом «Общественное мнение» в 2012 году, 3% россиян ответили, что вирус может передаться через рукопожатие. 5% считают, что заразиться можно через воду или пищу, 7% думают, что ВИЧ передается через бытовые предметы общего пользования, например, посуду; еще 7% выбрали вариант «воздушно-капельным путем».

В множестве случаев заражения ВИЧ точная причина передачи вируса неизвестна. По имеющимся данным центров профилактики и борьбы со СПИДом, в 2014 году ВИЧ чаще передавался через нестерильные шприцы при употреблении наркотиков (58,4%). Глава Федерального центра СПИДа Вадим Покровский считает, что снизить количество заражений помогла бы заместительная терапия, которая запрещена в России. На втором месте — гетеросексуальные половые контакты (около 40%). Через гомосексуальные акты заразилось чуть более 1% опрошенных. Также в 2014 году зафиксировано 11 случаев заражения в больницах, из них четыре — через нестерильные инструменты, пять — через переливание крови.

ВИЧ в белом халате

За заражение другого лица в результате ненадлежащего выполнения профессиональных обязанностей (часть 4 статьи 122 УК) виновному грозит до пяти лет принудительных работ, либо лишение свободы на тот же срок. Суд может запретить ему работать в определенной сфере максимум на три года. По данным судебного департамента, с 2009 года по части 4 статьи 122 не было ни одного обвинительного приговора.

«Заражение происходит либо через нестерильные инструменты, либо из-за халатности врачей, которые работают на станциях переливания крови — не проверили донора, например. Это системная проблема. В некоторых регионах до сих пор стерилизуют использованные шприцы. В деревнях и поселках фельдшеров не обеспечивают новыми одноразовыми инструментами, и они не могут ничего сделать», — рассказывает Лапин из «Пациентского контроля».

В 2011 году гинеколог из «Преображенской клиники» Екатеринбурга Елена Ярушина вводила женщинам, желающим забеременеть, донорскую кровь. Обычно ее сдают мужья пациенток, но на этот раз донором стала одна из медсестер. Три женщины, проходившие процедуру, заразились ВИЧ. В ходе проверок выяснилось, что образцы крови никак не проверялись, а сотрудники учреждения не проходили необходимых медосмотров. Более того, у клиники не было лицензии для проведения таких операций.

Главврач «Преображенской клиники» Андрей Сысолятин, уволившийся после возбуждения дела, на суде утверждал, что медработники не обязаны были проводить тестирование — ответственность за это лежит на донорах, которые должны приносить справки об отсутствии заболеваний. Сысолятин и ВИЧ-положительная медсестра проходили по делу как свидетели обвинения. Позже факты незаконной предпринимательской деятельности в клинике выделили в отдельное производство.

В основном деле по части 4 статьи 122 единственной подсудимой стала Ярушина. В 2014 году Кировский районный суд Екатеринбурга приговорил гинеколога к четырем годам колонии общего режима. Свою вину Ярушина не признала.

Сразу после вынесения приговора судья объявил, что она освобождена по амнистии, приуроченной к 20-летию российской конституции. Прокуратура пыталась обжаловать это решение и и требовала посадить гинеколога на шесть лет, но Свердловский областной суд оставил решение первой инстанции в силе. Ярушина продолжает работать в клинике.

Доказать вину врача, заразившего пациента ВИЧ, непросто. В таких случаях адвокат обвиняемого, скорее всего, будет настаивать на том, что потерпевший вел беспорядочную половую жизнь или употреблял наркотики, говорит юрист Сергей Петряков: «Например, был случай: жена осужденного вступала с ним в незащищенный половой контакт. Он узнал диагноз при помещении в СИЗО, а потом анализ не подтвердился. Мужчина встречался на длительных свиданиях с женой, заразил ее, а она передала вирус ребенку. Тут виноваты медики ФСИН, которые не проконтролировали достоверность первого анализа и не обеспечили достаточное преемство при переводе из СИЗО в колонию. Опять же, сложно доказать, что жена не имела других половых партнеров и не употребляла наркотики. Все неустраненные сомнения будут толковаться в пользу медиков».

По данным ВОЗ, два года назад частота выявления ВИЧ в России составила 55,6 случаев на 100 тысяч человек — это самый высокий показатель в Европе. К маю этого года в стране зарегистрировали 933 тысячи носителей вируса. Реальную цифру узнать невозможно, но, по словам Покровского, она превышает официальную в два раза. С 1987 года в России умерли более 192 тысяч ВИЧ-положительных, из них 24,4 тысячи — в прошлом году. Каждый день врачи выявляют около 300 новых случаев заражения.

«Статью называют “мертвой”, потому что по ней небольшой процент возбуждаемых дел, — поясняет Петряков. — Не уверен, что ее нужно менять, только увеличить сроки наказания по первым трем частям, хотя возможность привлечения лиц по ним все равно незначительная. Что касается части 4, то там все упирается в сплоченность медицинского сообщества: врачи всегда будут защищать друг друга, отрицая признаки халатного поведения. В общем, законы у нас хорошие, а исполнение плохое. Эта норма могла бы стать “живой”, если бы была возможность качественно подходить к расследованию дел».

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей