Смерть Литвиненко: 6 фактов, которые мы знаем о ней — Медиазона
Смерть Литвиненко: 6 фактов, которые мы знаем о ней
ЛитвиненкоТексты
19 февраля 2015, 9:29
3137 просмотров
Трехмерная модель радиокативного заражения в суши-баре Itsu, где Литвиненко встречался с итальянским адвокатом Марио Скарамеллой. Изображение из материалов дела

В Высоком суде Лондона с конца января проходят публичные слушания по делу о гибели экс-сотрудника ФСБ Александра Литвиненко. Продолжая сотрудничество с The Guardian, «Медиазона» публикует статью Люка Хардинга, который изучил данные в Высоком суде показания свидетелей.

1. Двое предполагаемых убийц Литвиненко понятия не имели, на что шли 

Есть две теории, объясняющие, почему для убийства Литвиненко был использован именно полоний. Согласно первой, Кремль демонстративно отправил недвусмысленный сигнал, который предназначался Борису Березовскому, другу Литвиненко и врагу Владимира Путина.

Послание было предельно ясным: куда бы ты ни бежал, мы тебя достанем. Полоний сыграл роль смертельной «черной метки» (полоний-210 — это редкое дорогостоящее вещество, которое практически невозможно достать, конечно, если вы не владелец ядерного реактора).

Вторая теория утверждает, что полоний вообще не долен был быть обнаружен. Литвиненко умер бы в муках, но никто не знал бы, в чем дело. Данные, полученные  в ходе открытого разбирательства, говорят в пользу именно второй теории: кто бы ни послал Андрея Лугового и Дмитрия Ковтуна с этой миссией, их не должны были поймать. Согласно этому варианту развития событий, двое русских, которым было поручено убить Литвиненко, понятия не имели, что за яд они использовали, и тем более, не знали, что он высоко радиоактивен.

Робин Тэм, королевский адвокат, выступающий в качестве юрисконсульта в данном расследовании, весьма живо описал двух неумелых убийц, которым только со второй попытки удалось устранить Литвиненко. Он считает, что Луговой и Ковтун сначала попытались отравить шпиона 16 октября 2006 года во время встречи в офисе частной охранной фирмы Erinys на площади Гросвенор в Лондоне.  До сих пор неясно, что там произошло, но, похоже, что кувшин или стакан с жидкостью с высоким содержанием полония опрокинулся на стол. Эксперты-ядерщики впоследствии обнаружили повышенный уровень содержания этого вещества на небольшом участке зеленой  суконной скатерти.

В этот день Литвиненко досталась сравнительно небольшая доза, его рвало вечером, но он выжил.

Видимо, убийцы решили совершить вторую попытку 1 ноября. Они встретились с жертвой в баре Pine отеля Millenium. Расследование установило, что Луговой добавил полоний в чайник. Литвиненко сделал несколько глотков чая. Позже он сообщил полиции, что чай остыл и поэтому ему не понравился. Тем не менее, полученная доза «значительно превысила концентрацию, совместимую с жизнью». Позже вечером Литвиненко снова рвало, отравление радиацией распространялось по всему организму. Он умирал.

Дмитрий Ковтун и Андрей Луговой на съемке камеры наблюдения. 

Изображение из материалов дела

2.

Самый невероятный факт, обнаруженный в ходе расследования, стал известен благодаря немецкому официанту

Луговой и Ковтун категорически отрицали свою причастность к смерти Литвиненко.

Но на публичных слушаниях Тэм сделал сенсационное заявление. С 1996 по 2001 год Ковтун жил в Германии и работал официантом в итальянском ресторане в Гамбурге. Именно там, в живописном заливе с видом на Эльбу, он подружился с другим официантом, известном как D2. Каждый раз, когда Ковтун приезжал в Германию, они обязательно встречались.

28 октября 2006 года Ковтун прилетел в Гамбург из Москвы. По словам Тэма, он привез с собой полоний. Ковтун остановился в доме своей бывшей жены, а вечером 30 октября встретился с D2 в ресторане. После ужина, когда они прогуливались по парку аттракционов, Ковтун признался, что он летит в Лондон, чтобы убить человека.

Тэм утверждает, что Ковтун отзывался о Литвиненко как о «предателе, запятнавшем себя кровью, который к тому же связан с Чечней». Затем Ковтун спросил D2, не знает ли тот хорошего повара в Лондоне. По его словам, яд, который он вез, был очень дорогим, так что нужен был опытный повар, чтобы незаметно добавить вещество в еду и питье Литвиненко. D2 решил, что его приятель просто несет чепуху. Но он знал одного повара, который одно время работал вместе с ними в ресторане Il Porto в Гамбурге. В суде он признался, что дал Ковтуну его номер телефона.

Рано утром 1 ноября Ковтун вылетел рейсом Гамбург-Гэтвик. В 11:30 он воспользовался мобильным телефоном Лугового, чтобы позвонить тому самому повару. Повар (назовем его C2) был занят и пообещал перезвонить. Спустя 4 часа Луговому и Ковтуну пришлось действовать по наскоро составленному плану. Предполагается, что они просто добавили полоний в чайник Литвиненко. Последний был настроен весьма критически по отношению к Ковтуну, которого почти не знал. В разговоре с полицией он отзывался о нем как о «весьма неприятном человеке». «Я подумал, что он или алкоголик или наркоман». Литвиненко вспомнил, как Ковтун рассказывал о своей бывшей жене, у которой были весьма состоятельные немецкие родственники: «В этой жизни меня интересуют деньги и только деньги. Больше ничего».

Ходатайство Дмитрия Ковтуна о визе, поданное в британское посольство в Москве. 

Изображение из материалов дела

3. Служба столичной полиции добилась впечатляющих результатов

Столичную полицию часто критикуют, но в случае с расследованием убийства Литвиненко она проделала образцово-скрупулезную работу. Этим делом занимались около 100 детективов и столько же обычных полицейских.

C самого начала у них было очень мало данных — умирающий русский, который едва говорит по-английски, запутанный заговор, таинственные гости из Москвы, хаотичный набор показаний и мест преступления. Двоим детективам из специального подразделения городской полиции, Бренту Хайяту и Крису Оару удалось поговорить с Литвиненко, когда он уже находился в отделении интенсивной терапии.

Расшифровка записи этой беседы, обнародованная в ходе публичных слушаний, помогает понять, как двоим детективам удалось сложить все кусочки головоломки. Литвиненко выступает под именем Эдвина Редвальда Картера.  Полицейские, что не совсем обычно, называют его просто Эдвином.

Детективы спросили, получал ли Литвиненко угрозы. И с кем он встречался до того, как почувствовал себя плохо. Умирающий рассказал, что с тех пор, как он сбежал в Великобританию, зловещие угрозы не прекращались.

В мае 2001 года ему позвонил майор Андрей Поркин, бывший коллега и подчиненный Литвиненко в российском шпионском агентстве ФСБ. Он прямо предупредил Литвиненко, что если тот не вернется в Россию, его или доставят в виде тела в мешке или на буфере локомотива.

В Лондоне шпионы, связанные с российским посольством, продолжали преследовать Литвиненко. В 2003 один из них, Виктор Киров, попытался вломиться в дом Литвиненко в Масвелл Хилл в северном Лондоне (впоследствии  Киров предупреждал его, что пора прекратить критиковать Путина). Бывший шпион очень живо описывает свою последнюю встречу с соотечественниками, — как он пил чай в баре отеля Millenium с Луговым и Ковтуном. Чайник уже стоял на столе. Луговой попросил официанта принести для Литвиненко чистую чашку, но сам пить не стал.

Литвиненко по-прежнему наблюдателен: Луговой носит сверкающие швейцарские часы за $50 тысяч (33 тысячи фунтов стерлингов) и кардиган из Harrods. Полицейские записи разговора датированы 19 и 20 ноября, а 23 числа Литвиненко умирает в госпитале UCL. Это интервью — как показания призрака — призрака, открыто обвиняющего Путина в своей смерти.

Последняя прижизненная фотография Александра Литвиненко. 

Изображение из материалов дела

4. Первоклассная работа полицейской группы по 3D-моделированию

Убийство Литвиненко – событие беспрецедентное. Это первый случай отравления радиоактивным веществом в Великобритании, причем не гамма-, а именно альфа-излучением, которое намного сложнее распознать. В течение нескольких недель полиция шла по полониевому следу, оставленному в Лондоне Ковтуном и Луговым.

Детективы побывали в номерах отеля, где останавливались предполагаемые убийцы, в баре Pine, в конференц-зале компании Erinys. Они обнаружили «Мерседес», на котором ездил Луговой. И везде были следы полония. Эта часть расследования получила название «операция Avocet» (шилоклювка, морская птица, которую можно видеть на мелководье, где она в поисках корма роет клювом ил или песок — МЗ). Эксперты-криминалисты получили целый ряд показателей уровня альфа-излучения.  Затем специалисты бюро компьютерного моделирования городской полиции потрясающе воссоздали место преступления в 3D. На изображении уровни радиации были обозначены разными цветами: зеленым, желтым, красным и фиолетовым. Последний означал самый высокий уровень излучения – больше 10 000 импульсов (счетчика Гейгера – МЗ) в секунду и выше. Именно в этот цвет окрашен носик чайника Литвиненко. Такое же пятно находится в центре чайника.

В номере 848 отеля Sheraton, где останавливался Луговой, показатели уровня радиации тоже весьма необычны (Луговой жил в этом отеле во время второй из трех поездок в Лондон, между 25 и 28 октября 2006 года). Согласно модели, уровень излучении был повышен в районе стены, пола, сиденья унитаза и телефонной книги. Но в фиолетовый окрашен только один предмет: мусорная корзина.

Похоже на то, что Луговой выбросил в эту корзину большое количество полония. Зачем? Мы не знаем. Городская полиция собрала воедино множество записей звонков, сделанных основными фигурантами этого дела с июня по ноябрь 2006 года. Эти данные подтверждают знакомство Литвиненко с Луговым: последний был у Литвиненко в гостях в его лондонском доме вместе с женой. 

Трехмерная модель радиоактивного заражения стула из офиса Erinys. 

Изображение из материалов дела

5. Британские шпионы назначают встречи в книжном магазине Waterstones

Собственно, о работе Литвиненко на британскую разведку известно совсем  немного. Он не был двойным агентом: во время пребывания в России с МИ-6 он не контактировал. Британская специальная разведка завербовала Литвиненко в качестве информанта в 2003 году, через два года после того, как он сбежал в Лондон.

Он стал штатным сотрудником MИ-6, получил зашифрованный телефон и «куратора» Мартина. В обмен Литвиненко передавал важную информацию о ключевых кремлевских деятелях и их связях с организованной преступностью. MИ-6 познакомила его с испанской разведкой, и в 2006 году он отправился в Мадрид.

Оуэн утверждает, что он не может припомнить случая, когда MИ-6 так заботилась бы о безопасности источника. Правительство тоже воздержалось от публикации секретных документов по этому делу, в том числе и оценки степени риска для Литвиненко, сделанной самой службой разведки. Впрочем, Оуэн может ознакомиться с этими секретными данными и использовать их в расследовании.

Однако в массе разнообразной информации, обнародованной на этой неделе, попадается кое-что весьма любопытное. 31 октября, за день до отравления, Литвиненко встречался с Мартином. Встреча произошла в 4 часа  в кафе в подвале книжного магазина Waterstones на Пикадилли. Договаривались по телефону. Мартин заказал кофе, Литвиненко — горячий шоколад и три французских пирожных. О чем шел разговор, неизвестно. В последний раз они общались в присутствии полиции в больнице 19 ноября, когда Литвиненко уже был в критическом состоянии. Эта беседа нигде не опубликована. Понимал ли Мартин, какой опасности подвергался Литвиненко? Должен ли он был это понимать? Правительство на этот вопрос не ответит.

Дверь номера, в котором останавливался Андрей Луговой. Синим скотчем помечены места с максимальным уровнем радиоактивного заражения.

 Изображение из материалов дела

6. Королевский адвокат Бен Эммерсон раздражает Владимира Путина

Бен Эммерсон, представляющий интересы вдовы Литвиненко Марины — великолепный оратор. На заседании в ходе открытого разбирательства он охарактеризовал Путина как «обычного преступника, прикидывающегося главой государства». Эммерсон предполагает, что Литвиненко мог быть убит за то, что вскрыл связь Путина с крупнейшим российским преступным синдикатом, действующим в Испании. И добавил, что при Путине Россия превратилась в «мафиозное государство».

В Москве Луговой назвал разбирательство «юридическим фарсом». Официальной реакции представителей Кремля пока не поступило, но скорее всего, процесс будет представлен как западная пропаганда. Внешне кажется, что чиновникам все равно. На самом деле, эпитеты Эммерсона задели за живое. На следующий день после публикации его речи, Москва отправила два бомбардировщика Ту-95 «Медведь» через Ла-Манш. Истребители Typhoon  Британских ВВС вылетели за ними, чтобы перехватить, пока бомбардировщики следовали вдоль южного побережья. Приемопередатчики «Медведей» были выключены, что считается провокационной акцией, поведением, представляющим опасность для гражданских рейсов.  После этого Министерство иностранных дел вызвало посла Российской Федерации Александра Яковенко, чтобы выразить протест.

Открытое разбирательство продлится 10 недель. Стоит ожидать еще немало драматических событий.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей