«Зона права»: итоги года — Медиазона
«Зона права»: итоги года
Тексты
5 января 2016, 14:48
2663 просмотра
Группа «Кровосток» в Ярославском суде. Фото: «Медиазона»

Правозащитный проект «Зона права» ведет более сорока дел в 21 регионе России — это помощь смертельно больным осужденным, которым не оказывается медпомощь, дела о пытках в колониях и полиции, о врачебных ошибках с тяжелыми последствиями и дела осужденных политических активистов. Над ними работают 14 адвокатов и семеро юристов, которых координирует Сергей Петряков. «Медиазона» рассказывает о некоторых делах, которыми «Зона права» занималась в 2015 году.

Вышли на свободу

«Освободить из-под стражи в зале суда» — эти слова в «аквариуме» Мосгорсуда услышал 20-летний руфер Владимир Подрезов. В августе он стал единственным обвиняемым по «высотному делу», который получил реальный срок — четверо парашютистов были оправданы. После приговора интересы Подрезова стала представлять сотрудничающая с «Зоной права» адвокат Светлана Сидоркина; в итоге реальный срок Подрезову заменили на ограничение свободы — до февраля он должен жить по прописке, не покидать квартиру в ночное время и ходить отмечаться у участкового.

Под Новый год из колонии-поселения освободился эколог Евгений Витишко, осужденный по делу о «порче забора» предполагаемой дачи губернатора Краснодарского края Ткачева. Витишко тоже заменили наказание на ограничение свободы. Ранее суд отказывал ему в УДО, а колония мотивировала отказ наложенными на Витишко взысканиями — в частности, одно из взысканий он получил из-за несоблюдения регламента прополки помидоров. Экологу все это время ему помогал адвокат Сергей Локтев.

Осужденный по делу «крымских террористов» Геннадий Афанасьев из Ростова-на-Дону был этапирован в Коми; его мать подала в суд иск с просьбой перевести заключенного в колонию более близком к Крыму регионе. Интересы Афанасьева представляет адвокат Александр Попков.

В Татарстане юристам «Зоны права» удалось добиться освобождения больного осужденного, страдающего ВИЧ и гепатитом, а в Ставропольском крае на свободу вышел страдающий муковисцидозом Антон Ланшаков. В Челябинской области из колонии выпустили страдающего раком кишечника и печени Виктора Суфьянова

В Свердловской области суд освободил несколько тяжело больных осужденных — Германа Сибгатулина, Александра Заболоцких, Александра Изюрова и еще одного заключенного из ЛИУ-51. В последнем случае перед освобождением жалобу осужденного, у которого диагностированы ВИЧ поздней стадии, гепатит и туберкулез, срочно коммуницировал Европейский суд по правам человека. Всем им помогал адвокат Алексей Бушмаков.

Отсидев весь срок, из мордовской колонии вышел Владимир Качаев, один из первых подзащитных «Зоны права», интересы которого она представляет в ЕСПЧ. Качаев значительную часть срока провел в ШИЗО и ПКТ и рассказал о годах, проведенных в Мордовии: «Спать в камере невозможно было — потому что крысы. В камере, где я сидел, целое семейство крыс жило. Я был вынужден их кормить, чтобы они меня не съели».

Тяжелобольные в системе ФСИН

Страдающий раком заключенный Владимир Кондрулин скончался в Челябинской области; перед этим суд в Челябинске отказался освободить Кондрулина в связи с тяжелой болезнью, а ЕСПЧ потребовал от российских властей срочно оказать ему медицинскую помощь. Правозащитники продолжат представлять интересы погибшего в Европейском суде.

В Татарстане вдова погибшего в результате несвоевременно оказанной медицинской помощи Владимира Павлова добивается от ФСИН компенсации морального ущерба. Однако во ФСИН считают, что нравственные страдания потерявшей мужа женщины не доказаны. «Позиция федеральных ведомств, мягко говоря, удивляет. В соответствии с законодательством супруга является одним из ближайших родственников. Так что требовать доказательства причинения морального вреда от женщины, потерявшей мужа, иначе как цинизмом назвать нельзя», — говорит представляющая интересы вдовы адвокат Раушания Камалова.

Тяжело больные заключенные скончались в Мордовии, в Ставропольском крае — обоих отказался актировать суд. Не дождался решения об освобождении и страдавший циррозом печени Сергей Буздалин — с ходатайством о его освобождении в суд обращался начальник специализированной туберкулезной больницы ГУФСИН по Челябинской области.

Спустя два месяца после гибели в Забайкальской колонии Владимира Климова суд признал незаконным отказ освободить его из-за тяжелой болезни — ранее суд мотивировал свой отказ освободить умирающего от рака из колонии тем, что тот не трудоустроен и недостаточно исправился.

Отказ освободить больного раком осужденного Сергея Кузнецова Свердловский областной суд тоже признал незаконным, однако к тому времени Кузнецов уже скончался. Юристы «Зоны права» подали в ЕСПЧ жалобу на неоказание ему медицинской помощи в свердловской ИК-2. Аналогичные жалобы поданы в интересах больных заключенных из Свердловской области, Забайкалья и Челябинской области и арестованного в СИЗО-1 Перми мужчины с тяжелой болезнью позвоночника.

Европейский суд уже коммуницировал жалобу 63-летнего Владимира Пашкевича на неоказание помощи в колонии Забайкалье — Пашкевич еще жив, однако врачи диагностировали у него множество заболеваний: перелом бедра, хроническую сердечную недостаточность, ишемическую болезнь сердца, атеросклероз аорты и артерий головного мозга, хроническое заболевание легких, компрессионный перелом позвонков с деформацией, остеохондроз, затрагивающий весь позвоночный столб, деформирующий остеоартроз тазобедренных суставов, коленных суставов и лодыжки, паховую грыжу и хронический геморрой.

В Забайкальском крае матери осужденных обвинили врачей системы ФСИН в халатности и негуманном отношении к пациентам. Забайкальская прокуратура согласилась с доводами правозащитников о ненадлежащем оказании медицинской помощи частично парализованному осужденному Дмитрию Кропачеву. При этом суд отказался освобождать его по болезни, а в середине декабря Кропачева, по словам его сестры, избили в тюремной больнице сотрудники ФСИН.

Itogi_vrez2.jpg

Фото: Юрий Тутов / ТАСС

Тюремное и полицейское насилие

В мае Верховный суд отправил на пересмотр уголовное дело против осужденной жительницы Иркутской области Елены Мостипан, которая призналась в убийстве, а затем пожаловалась в ЕСПЧ на пытки и избиения в полиции. Ранее Европейский суд признал, что в отношении Мостипан российские власти нарушили статью 3 (запрет пыток) и статьи 6 (право на справедливое судебное разбирательство) Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В Забайкальском крае начальнику полиции Краснокаменска Игорю Сутупову предъявлено обвинение в избиении задержанного, а участкового Балбара Цыренжапова из МО «Агинское» осудили на 4,5 года условно. В Татарстане трое сотрудников ОМВД по Актанышскому району, которые били задержанного и вставали ему на голову, получили по 3,5 года условного наказания. В Калининграде возбуждены дела против полицейских, которые избили задержанных и пообещали одному из них «круиз» по всем отделам полиции области.

Трое сотрудников ИК-1 в Калмыкии арестованы, их обвиняют в жестоком избиении заключенного Дмитрия Батырева, который впоследствии скончался. На трупе были зафиксированы многочисленные повреждения области головы, туловища и конечностей. При этом, по версии ФСИН, Батырев якобы вытащил изо рта лезвие и напал на сотрудников колонии, после чего осужденного заковали в наручники и избили резиновой дубинкой. После этого случая около 400 осужденных колонии в знак протеста объявили сухую голодовку и зашили рты проволокой.

Возбуждено дело и против сотрудников Бобровской воспитательной колонии в Воронежской области. «У осужденного зафиксированы многочисленные ссадины и кровоподтеки на голенях, коленных суставах, плечах и в позвоночной области. По таким делам об избиениях сотрудниками осужденных в колонии крайне сложно добиться возбуждения уголовного дела. В данном случае помогла принципиальная позиция родителей пострадавшего, которые, несмотря на возражения, настояли на проведении медицинского осмотра с подробной фиксацией всех телесных повреждений», — рассказывает адвокат Сергей Локтев.

Ничего не изменилось в женской колонии ИК-14 в мордовской Парце, о которой два года назад рассказала в своем нашумевшем письме Надежда Толоконникова. От заключенных по-прежнему требуют завышенных норм пошива одежды, на недовольных оказывают давление в специально созданном пресс-отряде, а для получения медицинской помощи женщинам приходится идти на крайние меры — некоторые вскрывают себе вены и даже глотают иголки. «Зона права» помогает заключенным девушкам, которые пытаются этому сопротивляться.

Горячие линии «Зоны права»

В декабре «Зона права» и движение «Пациентский контроль» запустили «горячую линию» для осужденных с ВИЧ и их родственников. В колониях и следственных изоляторах, по данным правозащитников, находятся около 61 тысяч ВИЧ-положительных осужденных. В последнее время сообщения о нехватке необходимых им препаратов приходят из Белгородской, Тамбовской и Тульской областей, а также из Татарстана, Кабардино-Балкарии и Мордовии.

В конце ноября управление ФСИН по Кабардино-Балкарии признало, что антиретровирусных препаратов для осужденных с ВИЧ нет. УФСИН подавало заявку на приобретение лекарств в декабре 2014 года, но спустя год все еще не получило их. Лишь после обращения правозащитников заключенной ИК-4 выдали необходимые препараты.

В Тамбовской области заключенному предоставили лекарства на три недели после того, как он с помощью адвоката Сергея Локтева подал иск о компенсации морального вреда за непредоставление антиретровирусных препаратов в колонии.

Более 70 звонков из 20 регионов страны поступило на «горячую линию» для пострадавших от врачебных ошибок, которая работала с 20 мая по 10 июня. В основном претензии граждан были связаны с неправильно поставленным диагнозом и несвоевременным лечением.

В Забайкалье после обращения к правозащитникам два акушера были наказаны за гибель младенца во время родов. У другой жительницы Забайкалья врачи вовремя не диагностировали опухоль и во время беременности продолжали лечить от рассеянного склероза, которого у нее не было. В Екатеринбурге мать и сестра Виталия Злобина, который скончался от не распознанного врачами распространенного перитонита, обратились в суд с иском о компенсации морального вреда.

Весной более ста человек обратились за консультацией на «горячую линию» во вопросам амнистии, объявленной к 70-летию Победы. Лидерами по числу обращений стали Татарстан, Пермский край и Нижегородская область.

Созданная «Зоной права» бесплатная линия юридической помощи заключенным и их близким работает по номеру 8 800 333-15-40.

Думай позитивно

Летом в «Зону права» обратились музыканты группы «Кровосток», которые неожиданно для себя узнали, что в Ярославской области суд признал всю информацию с сайта группы запрещенной к распространению в России.

«Представленные материалы свидетельствуют не только о низком уровне культуры, нравственности, отсутствии таланта и о желании любым способом, пусть и самым недостойным, обратить на себя внимание. Содержание материалов оскорбляет достоинство человека, морально-нравственные нормы общества. Человека. Они формируют такие качества личности, как пошлость, цинизм, вседозволенность, ложные ценностные ориентации, комплекс сверхчеловека», — такими заключениями эксперта руководствовался суд, удовлетворяя просьбу прокуратуры о запрете сайта и последнего альбома группы (предыдущие альбомы прокуроры на сайте просто не нашли).

Защищать «Кровосток» от прокуроров-музыковедов взялся юрист Дамир Гайнутдинов, которой подал апелляционную жалобу на запрет. Заседание в Ярославском областном суде превратилось в самый веселый суд года. Судьи скрупулезно изучили альбом «Гантеля» и, похоже, некоторые песни запомнили наизусть: «Судья Владимир Преснов пересказывает песню «Органы»: герой определил своё кредо — помогать людям — и отдал свою почку для трансплантации, а вы тут видите только фразу «курил гашиш из Ферганы»?»

В итоге встал на сторону музыкантов и отменил запрет сайта и песен «Кровостока». По итогам процесса «Медиазона» сняла несколько короткометражек: «Сквозное», «Думай позитивно», «Пора домой» и «Гантеля».

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей