«Креста» на них нету — Медиазона
«Креста» на них нету
Тексты
5 февраля 2016, 9:23
3143 просмотра
Алексей Гордеев (в центре). Фото: Станислав Красильников / ТАСС
Расследование дела об угрозах, якобы отправленных российским губернаторам из Львовской области Украины в марте 2014-го, два года спустя привело следователей в Балашиху — по старому адресу политэмигранта, который давно получил убежище в Швеции.

6 марта 2014 года — за десять дней до референдума о статусе Крыма — губернатор Воронежской области Алексей Гордеев обнародовал странный текст, якобы отправленный ему с электронного адреса [email protected] с заголовком «Черная метка».

«Уважаемый Алексей Васильевич! В связи с очевидной всему миру фашизацией Кремля, Священное братство "Черный крест" выдвигает вам бессрочный неотменяемый ультиматум», — обращались к губернатору авторы послания. Чиновнику было предложено публично заявить о неприятии курса Кремля, выступить с критикой Владимира Путина и подать в отставку — или же объявить о желании Воронежской области войти в состав Украины. В качестве третьего варианта неизвестные отправители письма предлагали Гордееву наложить на себя руки «любым образом». В случае невыполнения изложенных требований они обещали «ликвидировать» самого губернатора, его жену Татьяну и сына Никиту, а также его «любовниц, детей, родителей всех поколений», «Концерн Созвездие», ФГУП «Воронежский механический завод», ОАО «Воронежская кондитерская фабрика» и другие предприятия области вместе с их работниками.

7 марта 2014 года Следственный комитет сообщил о возбуждении нескольких уголовных дел по части 1 статьи 318 УК — угроза применения насилия в отношении представителя власти. Похожие послания, заверял официальный представитель СК Владимир Маркин, получили руководители и других российских областей, граничащих с Украиной — Белгородской, Курской и Брянской. «Несмотря на абсурдность, нелепость и, если даже не сказать глупость подобных требований, сами угрозы воспринимаются вполне реально», — рассуждал Маркин. По его словам, следователи были готовы найти и привлечь к уголовной ответственности отправителей писем, «естественно, конечно, проверив их вменяемость».

Комментируя требования загадочных шантажистов, губернатор Гордеев тогда заявлял, что угроз он совершенно не боится, а «братские отношения с народом Украины» авторам писем испортить не удастся.

«Могу смело заявить о том, что нас этим не запугать. Мы будем делать все, чтобы сохранить целостность нашего государства, поднять авторитет нашей страны на международном уровне, используя для этого все законные средства», — говорил Гордеев. По его словам, письмо было отправлено из Львовской области Украины.

«Мы всегда будем понимать, что это действия не народа Украины, а радикальной террористической организации, которая, очевидно, намерена разрушить оба государства — и Россию, и Украину», — заключил губернатор.

Исполнявший весной 2014 года обязанности брянского губернатора Николай Денин, получивший похожее послание, назвал поступившие в его адрес угрозы «бредом». «Такое написать могут только нездоровые люди», — отметил он. «Однако не реагировать на угрозы было бы неправильно, поэтому я подготовил письма в региональные УВД, прокуратуру и ФСБ, чтобы известить их о случившемся», — добавил Денин.

Депутат Госдумы Сергей Гаврилов (КПРФ), избранный от Воронежской области, заявил, что послание с угрозами, которое якобы получили губернаторы, «требует немедленного расследования». Он настаивал, чтобы СК «принял меры», нашел и разгромил радикальную организацию, «способную пойти на такие преступления».

В апреле 2015 года о «черных метках», якобы отправленных российским губернаторам, напомнил секретарь Совета безопасности Николай Патрушев, сказавший, что «угроза проникновения в Россию националистов и бандитов с Украины» по-прежнему существует.

Первый и последний всплеск интереса российских СМИ к «Священному братству "Черный Крест"», от имени которой неизвестные писали главам регионов, относится к марту 2014 года; ни до, ни после этого организация не упоминалась в открытых источниках. О ее деятельности в России или Украине также ничего не известно.

В среде анархистов название «Черный крест» c начала XX века закрепилось за кассами взаимопомощи и фондами поддержки политзаключенных, однако ни одно из подобных объединений никогда не объявляло себя «священным братством».

В справочнике «Новые религиозные организации России деструктивного и оккультного характера», изданном Миссионерским отделом Московского патриархата РПЦ, вскользь упоминается «Братство Черного креста»; организация названа «американской сатанинской сектой». В России она якобы поддерживает связь с «Обществом сатаны» — одной из самых многочисленных групп сатанистов в стране, насчитывающей, по сведениям РПЦ, до тысячи адептов и располагающей центрами в Москве, Лобне, Балашихе, Дубне и в Санкт-Петербурге.

О том, что СК продолжает расследовать дело об угрозах, отправленных главам приграничных областей от имени экзотической группировки со звучным названием, стало известно в конце 2015 года. До этого к родственникам политэмигранта Филиппа Гальцова (Долбунова), проживающим в Балашихе, начали регулярно наведываться полицейские.

«Все посещения были без каких-либо постановлений или ордеров. Первый раз приходили и говорили о участии в беспорядках 6 мая 2012 года. После этого полицейские заходили только с вопросами о моем местонахождении. За год они четырежды приходили по месту моей регистрации — в Балашиху, и один раз к моей сестре, проживающей в Москве», — рассказал Гальцов «Медиазоне». Опасаясь уголовного преследования по «болотному делу», левый активист покинул Россию еще в начале 2013 года.

В середине ноября родственникам Гальцова, получившего политическое убежище в Швеции, пришла повестка о его вызове на допрос в качестве свидетеля. Подробности уголовного дела Гальцов узнал после ответа следователя на запрос адвоката Дмитрия Динзе, который согласился представлять интересы политэмигранта в России.

«Я направил запрос в Следственный комитет, чтобы понять хотя бы, о чем идет речь — по "болотке" его вызывают или нет. И мне вот предоставили ответ, из которого следовало, что речь идет об этом "Священном братстве «Черный Крест»", по которому Гальцов проходит свидетелем», — говорит Динзе. Адвокат никогда не слышал о такой организации; это «просто выдумка», убежден он.

Гальцов утверждает, что узнал о «Священном братстве "Черный Крест"» после того, как защитнику пришел ответ следователя.

«Я сделал запрос в Google и узнал, что такое название имеет религиозная организация в США, которая проповедует сатанизм. До этого ничего подобного я не слышал. Никаких писем губернаторам не писал. Даже если бы возникла такая мысль, то посчитал бы ее смешной и глупой, потому как понятно, что подобные письма сразу пересылаются в ФСБ или ФСО», — объясняет Гальцов. Впрочем, говорит политэмигрант, у него была версия, почему по делу «Священного братства» полицейские пришли именно к нему, «хоть и абсурдная».

«У меня раньше твиттер назывался slavlusatanu. Я увидел картиночку в интернете, где был мишка, поднимающий руки вверх на фоне горящей башни, и там подпись: "Зачем? Во славу сатане конечно!". Мне понравилось.

Примерно в том же месяце у меня взяла интервью русская служба "Радио Швеции". Ведущий в предисловии описал меня как "человека с сатанинским аккаунтом в твиттере". Это интервью перепечатала "Комсомольская правда в Северной Европе". Правда, тут есть нестыковка: публикация была 26 февраля, а письма были разосланы в марте. Но если полицейские действуют именно по такой логике, то это очень смешно», — говорит Гальцов.
  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей