Музыка нас связала. «Антошка, Антошка, пойдем копать картошку», группа «Любэ», Борис Моисеев и другие орудия пытки — Медиазона
Музыка нас связала. «Антошка, Антошка, пойдем копать картошку», группа «Любэ», Борис Моисеев и другие орудия пытки
Факты
24 ноября 2016, 9:31
26454 просмотра

Иллюстрация: Алексей Сухов / Медиазона

Любимые композиции российских тюремщиков и их иностранных коллег из Копейска, Сегежи, Гуантанамо и Абу-Грейба, прослушивание которых заставляет заключенных биться головой об стену и вызывает кровотечение из ушей.

Юрий Энтин, Владимир Шаинский — «Антошка» (из мультфильма «Антошка»)

Место: ИК-6 в Копейске Челябинской области.

Пытка: Динамики и репродукторы, из которых на полной громкости неслись детские песенки, были установлены во всех камерах и прогулочном дворике ШИЗО, вспоминал бывший заключенный Руслан Латыпов. Музыка играла почти непрерывно, от 16 до 24 часов в сутки: «У меня все время звенит в ушах. А тогда в камере я вообще спать не мог (ночью звука не было, но в голове он звучал)».

«Также пытки музыкой происходили путем привязывания к ушам двух динамиков при том, что меня самого привязывали в подвешенном состоянии к решетке, после чего чрезмерно громко включалась музыка», — рассказывал Латыпов.

Чаще всего звучали песни из советских мультфильмов: «Чунга-чанга», «Два веселых гуся», «Антошка», но в некоторые дни сотрудники колонии меняли репертуар и ставили на бесконечный повтор одну или две песни: обычно это была «Дуся-агрегат» группы «Любэ» и «Голубая луна» Бориса Моисеева.


I Love You (из телесериала «Барни и друзья»)

Место: Тюрьма Абу-Грейб в Ираке.

Пытка: Заключенным не позволяли спать и заставляли слушать громкую музыку, чередуя тяжелые группы вроде Metallica и Rage Against The Machine с песенками из детских передач — таких, как «Улицы Сезам» или «Барни и друзья».

«Эти люди никогда не слышали хэви-метал. Для них это невыносимо. Если вы слушаете подобную музыку 24 часа в сутки, ваш мозг и тело постепенно утрачивают свои функции, ваши мысли замедляются, а воля оказывается сломлена. И тогда приходим мы и допрашиваем», — говорил позже о применявшихся американскими военными и сотрудниками спецслужб методах допроса сержант Марк Хадселл.

Когда происходящее в Абу-Грейбе получило огласку, участники Nine Inch Nails, Pearl Jam, R.E.M. и Rage Against The Machine потребовали от правительства США прекратить пытки музыкой. Музыканты Metallica просили военных не использовать на допросах их песни; впрочем, когда речь заходила о пытках, артисты чаще отшучивались: «Мы мучили своих родителей и жен нашей музыкой много лет. Почему бы и не иракцев?».


Rammstein Du Hast

Место: помещение, функционирующее в режиме следственного изолятора (ПФРСИ) при ИК-7 в Нижегородской области.

Пытка: Шахматист Юрий Шорчев, от которого требовали явку с повинной по делу об убийстве, вспоминает, как его голым выводили из камеры в коридор и ставили на «растяжку», приматывая скотчем к решетке. Над головой на всю мощность включали динамик. Играла группа Rammstein.

«От такого сильного звука порой не просто глохнешь — физически ужасно больно, из ушей идет кровь. Пытка длилась всю ночь. Кстати, тот же Rammstein я слушал вообще каждый день и в камере — через маленький динамик над дверью. Такая музыка могла тоже свести с ума», — рассказывал Шорчев.


Кристина Агилера — Dirrty

Место: «Темная тюрьма» под Кабулом в Афганистане, где, по воспоминаниям некоторых заключенных, арестантов неделями держали в полной темноте.

Пытка: Заключенный Гуантанамо Биниям Моххамед рассказывал, что в «Темной тюрьме» его в течение 20 дней без перерыва заставляли слушать Slim Shady Эминема и песни Доктора Дре. Многие заключенные кричали и бились головой об стену. «Я без остановки слышал их снова и снова. Так ЦРУ месяцами, днем и ночью, обрабатывало людей, в том числе и меня. Многие сходили с ума».

Правозащитная организация Reprieve опубликовала список из 33 композиций, которыми пытали заключенных в Гуантанамо. В этот трек-лист вошли песни Limp Bizkit, AC/DC, Queen, Metallica, Эминема, Брюса Спрингстина, Кристины Агилеры, Бритни Спирс, Селин Дион, Принса и других исполнителей.


Борис Моисеев, Николай Трубач — «Голубая луна»

Место: ИК-6 в Копейске Челябинской области

Пытка: Экс-заключенный Даниил Абакумов вспоминал, что осужденного запирали в камере ШИЗО или в кабинете медсанчасти, на голову надевали металлическое ведро с прикрепленными к нему динамиками и включали громкую музыку. «Человек привязывается скотчем к решетке на "растяжке", на голову надевается ведро с динамиками, из которых звучит громкая музыка и автомобильная сигнализация. Периодически приходит в кабинет дневальный и бьет по паху бляхой ремня, либо сотрудники колонии ногами "распинывают" пах», — описывал он пытку.

По словам Абакумова, издевательства могли длиться от шести часов до нескольких суток. Чаще всего сотрудники колонии использовали композиции Rammstein и «Голубую луну» Бориса Моисеева.


«Любэ» — «Прорвемся (Опера)» (из телесериала «Убойная сила»)

Место: ИК-7 в городе Сегежа в Карелии

Пытка: Избиения в ШИЗО колонии обычно начинаются под композиции группы «Любэ» или песни военно-патриотического репертуара, рассказывают заключенные. «Там с утра до вечера играет музыка, очень громко, это бьет в уши. Годами играют одни и те же песни. За свои 15 суток я чуть не сошел с ума», — рассказывает Валерий Петров (имя изменено).

«Заключенные, не знающие про скандал с письмом, подтверждают слова Дадина про пытки. В том числе в деталях: про наручники, про голову в унитаз. Они говорят и о громкой музыке, там «Любэ» постоянно. Врубают в восемь утра на полную «Прорвемся, опера» — и так до отбоя. И это все орет на максимуме. Кроме «Любэ» включают десятиминутную запись о правах и обязанностях осужденных», — рассказывает член президентского совета по правам человека Павел Чиков, побывавший в колонии.

Фронтмен «Любэ» Николай Расторгуев комментировать использование его музыки для пыток отказался.

Все материалы
Ещё 25 статей