Прокуратура, мечеть, трехлитровая банка и свастика. Как 20-летнего крымчанина осудили за попытку теракта в Симферополе — Медиазона
Прокуратура, мечеть, трехлитровая банка и свастика. Как 20-летнего крымчанина осудили за попытку теракта в Симферополе
КрымТексты
27 июля 2016, 11:43
11008 просмотров

Фото: Антон Наумлюк / Медиазона

Во вторник Северо-Кавказский окружной военный суд в Ростове-на-Дону вынес приговор 20-летнему крымчанину Максиму Филатову. Филатов обвинялся в том, что сначала пытался поджечь мечеть в Симферополе и нарисовал рядом с ней свастику, а потом подбросил взрывное устройство к зданию прокуратуры. Молодой человек получил шесть лет колонии строгого режима. «Медиазона» посетила судебное заседание в Ростове и выяснила, что у Филатова есть два подельника — это бойцы полка «Азов», которые служат на востоке Украины.

В коридоре суда женщина сосредоточенно шевелит губами, уставившись в одну точку — молится. Это Наталья Филатова — мать 20-летнего крымчанина Максима Филатова, которого судят по обвинению в подготовке теракта и поджоге мечети в Симферополе. Как и приехавшая вместе с ней из Симферополя адвокат Екатерина Бойко, она наотрез отказывается общаться с журналистами.

— Мы будем требовать запрета на фото- и видеосъемку, — сразу предупреждает адвокат.

— Молодому парню еще жить. А относятся к нему по-разному, кто-то и ненавидит, зачем нам это внимание? — объясняет Филатова.

На процессе присутствует консул Украины Александр Ковтун. Он обращается к матери подсудимого:

— Здравствуйте, я украинский консул. Может быть, я могу вам чем-то помочь?

— Нет, — резко отвечает она. — Вы меня даже не знаете, а помощь предлагаете. Хватит мне уже от вас помощи.

Дело Филатова рассматривает тройка судей под председательством Сергея Михайлюка, сторону обвинения представляет прокурор Олег Ткаченко — год назад они оба участвовали в процессе над «крымскими террористами» Олегом Сенцовым и Александром Кольченко. Консул Ковтун интересуется у прокурора, какое гражданство у Филатова — российское или украинское?

— В материалах дела у него российский паспорт. Но не спрашивайте меня больше ни о чем, даже это я говорить вам не имею права. Не подставляйте меня, — просит прокурор.

В справке из российского ФМС, приобщенной к материалам дела, сказано, что в 2014 году Максим Филатов получил российский паспорт, при этом заявление на сохранение украинского гражданства он не подавал. Тем не менее, консул остается до конца заседания — дело рассматривается в особом порядке и весь процесс занимает пару часов.

— Ваша национальность? — спрашивает в начале заседания судья Михайлюк.

— Русский, украинец, — смущается Филатов.

— А гражданство?

— Российское.

«Я понял, что допустил ошибку»

Максима Филатова, который работал слесарем-электриком в Симферопольском колледже радиоэлектроники, задержали в Крыму в конце апреля прошлого года. После этого прокурор Наталья Поклонская объявила, что задержанный — боец украинского добровольческого батальона «Азов». По ее словам, в 2014 году в Симферополе он пытался сначала поджечь мечеть, а затем — совершить взрыв возле здания республиканской прокуратуры.

Нападение на мечеть «Чукурча-джами» в Симферополе произошло ранним утром 13 июня 2014 года (в пресс-релизе крымской прокуратуры по делу Филатова нападение ошибочно датировано апрелем). Как рассказывал имам этой мечети Мухаммед Исламов, на записи камеры видеонаблюдения видно, что к зданию подошел человек в светлой одежде и черных перчатках, за спиной у него был рюкзак, а лицо скрыто капюшоном. «По его манере совершения преступления видно, что человек был подготовлен, он ловко поджег "коктейли Молотова", быстро кинул три бутылки в мечеть и поспешно скрылся», — отметил имам. Обгорели два окна, поджог потушил сторож мечети. Духовное управление мусульман Крыма оценило причиненный ущерб в 34 тысячи рублей.

Судя по опубликованным муфтиятом Крыма кадрам с камеры наблюдения, нападение произошло в 04:02 13 июня. Поджигатель подбегает к мечети с двумя горящими «коктейлями Молотова», швыряет их в окна, быстро отбегает в сторону, через несколько секунд возвращается с третьей бутылкой, бросает ее и убегает. Вся акция занимает меньше минуты.

На заборе возле подожженной мечети наутро заметили нацистскую свастику, под ней была записана дата нападения «13.06.14» и буквы NS/WP — обычное в ультраправой среде самоназвание, аббревиатура от National-socialism / White Power.

В день задержания, 30 апреля 2015 года, Максим Филатов написал явку с повинной, в которой признал, что с помощью трех «коктейлей Молотова» совершил поджог мечети и нанес черной краской надписи и свастику на забор возле нее. «Данное деяние я совершил с целью разжигания национальной розни», — говорится в документе.

Взрывчатку на территории прокуратуры Крыма обнаружили 18 августа 2014 года. Как рассказывал «Коммерсанту» источник в «народном ополчении» полуострова, подозрительную клетчатую сумку нашли именно дружинники. «Они вызвали взрывотехников. Те сообщили, что мощность устройства составляла до 1 кг в тротиловом эквиваленте, а зона поражения могла составить до 300 метров»,— утверждал источник. Уголовное дело о попытке теракта расследовало управление ФСБ по Крыму и Севастополю.

В явке с повинной Максим Филатов утверждает, что он «организовал совершение взрыва возле здания прокуратуры республики Крым». Как говорится в документе, руководство по изготовлению самодельного взрывного устройства молодой человек нашел в сети летом 2014 года, после чего из селитры, алюминиевой пудры, сахара и других доступных компонентов изготовил в трехлитровой банке СВУ с часовым механизмом. Сумку со взрывным устройством он 18 августа заложил на территории автостоянки около здания прокуратуры Крыма. Таймер выставил на полночь.

«Отходя от прокуратуры, услышал хлопок и понял, что взрыв был, но не такой мощный, как я рассчитывал. Я понял, что допустил ошибку. На улице я переоделся в заранее приготовленную одежду и скрылся по месту проживания. На следующий день я коротко подстригся, чтобы хоть как-то изменить внешность, на следующий день я поехал на территорию Украины», — писал Филатов в явке.

После задержания ему были предъявлены обвинения в умышленном повреждении имущества путем поджога (часть 2 статьи 167 УК), по трем эпизодам незаконного оборота оружия (часть 1 статьи 222 УК), в незаконном изготовлении оружия (часть 1 статьи 223 УК) и покушении на террористический акт (часть 3 статьи 30 и часть 1 статьи 205 УК).

«Могу сказать, что свой поступок Филатов объяснял разными, в том числе и корыстными мотивами. В любом случае — это несформировавшаяся личность, податливая, которому заморочили голову. Такие люди наиболее подвержены воздействию вербовщиков, подталкивающих к совершению страшного преступления», — писала Поклонская в своем «Живом журнале», рассказывая о передаче дела в суд. Ранее сообщалась, что она лично будет представлять обвинение в суде, но в итоге в Ростов-на-Дону Поклонская — теперь уже кандидат в Госдуму от «Единой России» — так и не приехала.

«Заказчики» из «Азова»

— Вы признаете ли себя виновным? — спрашивает у Филатова судья Сергей Михайлюк.

— Да, вину полностью признаю, — отвечает из «аквариума» молодой человек. Худощавый, в черной футболке, во время заседания он закрывал лицо от камер листком бумаги.

— С обвинением согласны?

— Согласен.

После задержания Филатов полностью признал свою вину и заключил досудебное соглашение со следствием. В связи с этим его дело рассматривалось в особом порядке, когда вина подсудимого считается доказанной, свидетели по делу не выступают, а доказательства не изучаются — суд в этом случае исследует только смягчающие обстоятельства и назначает наказание, которое при особом порядке не может превышать две трети от максимального срока.

— Вы не сможете обжаловать приговор, потому что доказательства не исследуются судом. Заключено досудебное соглашение с обвинением. Это ходатайство заявлено вами добровольно? — уточнил судья.

Филатов кивнул.

— Я только приветствую, чтобы суд рассмотрел дело в особом порядке. Мой подзащитный выполнил все условия соглашения со следствием, — согласилась адвокат Бойко.

Заключенное Филатовым досудебное соглашение предполагало, что он поможет следствию в «изобличении и привлечении к ответственности виновных лиц, проживающих в республике Крым и на территории Украины, оказывавших мне содействие в совершении указанных преступлений». Кроме того, он пообещал дать показания в отношении Алексея Лысенко и Александра Керниса, «являющихся заказчиками», и рассказать о своем участии в АТО на востоке Украины в составе батальона «Азов». Филатов утверждает, что был в «Азове» с 2014 года по февраль 2015 года и проходил службу на базе в Мариуполе.

Как следует из материалов дела Филатова, граждане Украины Александр Кернис и Алексей Лысенко подозреваются в содействии террористической деятельности (часть 1 статьи 205.1 УК), их дела выделены в отдельное производство, а сами они объявлены в розыск.

По версии следствия, они были знакомы с Филатовым в Крыму, а после присоединения полуострова к России выехали на материк «для участия в украинском националистическом вооруженном формировании при проведении на востоке Украины так называемой антитеррористической операции». В начале августе 2014 года, утверждала сторона обвинения, Кернис и Лысенко вступили в преступный сговор для совершения в Крыму теракта и «подыскали в качестве исполнителя» Максима Филатова. «Филатов, воспринимая Керниса и Лысенко как представителей националистического батальона "Азов" и разделяя идеологию этого формирования, высказал свое согласие», — отмечает обвинение. После этого Филатов приобрел необходимые для изготовлнения СВУ компоненты и подложил его к зданию прокуратуры, однако взрывное устройство было обнаружено и изъято сотрудниками ФСБ.

Максим Филатов. Фото: Антон Наумлюк / Медиазона

В телефонном разговоре с «Медиазоной» живущий в Украине Александр Кернис рассказал, что в 2014 году он и Лысенко уехали из Крыма на восток страны, где участвовали в боевых действиях на стороне украинских вооруженных сил. По словам Керниса, в мае 2015 года родственники сообщили, что оперативники ФСБ провели у него дома обыск. В постановлении на обыск фигурировала и фамилия Филатова.

«Ни я, ни Лысенко не знали Филатова до того времени, когда мне сообщили об обыске», — утверждает молодой человек. Сейчас крымчанин по-прежнему находится в зоне АТО на востоке Украины и возвращаться на полуостров не намерен.

«Никаких терактов мы не планировали, конечно, и не организовывали. Возможно, Филатов действительно приезжал в "Азов" в 2014 году, тогда многие были на востоке неофициально, но его я лично никогда не встречал, — говорит Кернис. — По всей видимости, его взяли, когда он вернулся в Крым, и пригрозили статьей за наемничество, до 15 лет (на самом деле статья 359 УК предусматривает до семи лет лишения свободы — МЗ). Теперь он подписывает любые бумажки, которые ему дают в Центре "Э" и ФСБ, лишь бы скостить себе срок. Все, что он подписывает в отношении меня и Лысенко, чистая ложь. Скорее всего, таким образом силовики пытаются предотвратить возвращение таких, как мы, в Крым. Теперь нас там ждут уголовные дела».

Алексей Лысенко, дома у родителей которого тоже прошел обыск, говорит, что не знаком с Филатовым или, во всяком случае, не помнит, чтобы он с ним встречался. «Охота на ведьм. Создается впечатление, что кто-то зарабатывал погоны», — комментирует он свое уголовное дело. Лысенко вспоминает, что был знаком с осужденным впоследствии по делу «крымских террористов» Алексеем Чирнием — они виделись весной 2014 года, когда активисты помогали украинским военным частям, окруженным российскими «зелеными человечками».

«Также Филатов не позднее 29.04.2015 незаконно приобрел в городе Симферополе боеприпасы — 20 патронов калибра 7,62, два выстрела системы ВОГ-25 к подствольному гранатомету и ручную осколочную гранату Ф-1, которые привез по месту своего жительства и незаконно хранил», говорится в обвинении по делу Максима Филатова. Кроме того, следствие вменяет ему приобретение двух запалов для ручной гранаты и двух детонаторов. Как поясняет «Медиазоне» Александр Кернис, из постановления об обыске ему известно, что следствие связывает эпизод с покупкой боеприпасов именно с ним. Сам Кернис продажу оружия отрицает.

Представитель пресс-службы полка «Азов» Наталья Коцкович сообщила «Медиазоне», что Максим Филатов никогда не имел отношения к этому боевому подразделению.

«Личность его еще не сформировалась»

«Максим Филатов действовал по мотивам несогласия с фактом вхождения в состав Российской Федерации республики Крым», — сказал на заседании в Ростове прокурор Олег Ткаченко и попросил суд приговорить Филатова к семи годам лишения свободы. Наталья Филатова заплакала и начала креститься.

Перед тем, как судья ушел писать приговор, прокурор попросил исключить из обвинения ряд незначительных обвинений, связанных с хранением и перемещением боеприпасов. Потом в коридоре суда адвокат Бойко благодарила его за это. «Мы все делаем по справедливости», — несколько удивившись, ответил Ткаченко.

Защитник Бойко просила суд учесть все смягчающие вину Филатова обстоятельства: сотрудничество со следствием, признание вины и раскаяние. «На момент совершения преступления ему 18 лет уже исполнилось, но я считаю, что личность его еще не сформировалась. У него погиб отец, страна, в которой он рос, стала другой, на его жизненном пути встретились те лица, которые профессионально были подготовлены и смогли Филатова Максима, пользуясь его порядочностью и ответственностью, склонить немножко к другой идеологии», — отметила она.

Назначенный судом адвокат Карен Устян — бывший помощник судьи и единственный участник процесса, который хотя бы парой фраз прокомментировал дело «Медиазоне» — поддержал коллегу: «Прошу учесть признание вины и вынести минимальное наказание, дабы молодому человеку дать возможность жить полноценно».

Последнее слово Филатова было кратким:

— Ваша честь, я полностью признал свою вину и раскаялся. Прошу вас дать мне шанс исправиться, не губить мою жизнь. У меня еще получится стать хорошим гражданином общества.

Тройка судей выносила свое решение меньше двух часов. Когда судья Сергей Михайлюк читал приговор, в зале было несколько телекамер, а Максим Филатов снова прятался за листком бумаги. По совокупности всех обвинений суд назначил ему наказание в виде шести лет лишения свободы в колонии строгого режима.

— Я только прошу дать матери возможность пообщаться с сыном, — попросила судью адвокат Бойко.

— В определенном законом порядке, — выходя из зала, ответил Михайлюк.

Все материалы
Ещё 25 статей