У вас что-то с юрисдикцией. Казахстанского общественника осудили за клевету из-за жалобы российскому президенту
Сергей Голубев|Елизавета Пестова
У вас что-то с юрисдикцией. Казахстанского общественника осудили за клевету из-за жалобы российскому президенту
Тексты
6 марта 2017, 11:04
3551 просмотр

Памятник Юрию Гагарину в Байконуре. Фото: Рамиль Ситдиков / РИА Новости

Согласно договору об аренде комплекса «Байконур», на территории одноименного города действуют и российские, и казахстанские законы, а глава местной администрации назначается совместным решением двух стран. «Медиазона» объясняет эту коллизию на примере общественника Марата Даулетбаева, осужденного по статье 130 УК Казахстана (клевета) за жалобу на мэра, которую он послал российскому президенту Владимиру Путину.

В ноябре 2016 года руководителя объединения «Байконур за гражданские права» Марата Даулетбаева вызвали в полицию. Там общественнику сообщили, что глава городской администрации Анатолий Петренко написал на него заявление о клевете. Претензии мэра вызвала жалоба Даулетбаева Владимиру Путину, в которой говорилось, что Петренко якобы за взятки выделил местным предпринимателям, чиновникам и депутатам 25 участков в обход введенного президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым моратория на продажу и аренду земли.

Согласно договору между Россией и Казахстаном, мэр Байконура назначается совместным решением двух стран. В статье 4 договора говорится, что права собственности на недвижимое имущество, созданное после 31 августа 1991 года, принадлежат Казахстану. Законодательство страны действует только в отношении казахстанских граждан, при этом в остальном на территории комплекса работают российские законы, а решения администрации Байконура могут быть обжалованы в российском суде. Договор об аренде в последний раз продлевался в 2004 году, он будет действовать до 2050-го; стоимость аренды составляет 115 млн долларов в год.

Даулетбаев настаивал, что у мэра не было права распоряжаться землей Байконура: продавая участки, Петренко «подрывает не только социальную и межнациональную стабильность региона, извлекая сомнительную выгоду от продажи земли, <...> провоцирует и вызывает "народное" возмущение населения».

«Сейчас в городе 70% населения составляют граждане Казахстана, которые "болезненно" относятся к продаже своей земли иностранным собственникам (китайским, российским и так далее), понятно, что здесь речь идет о бизнесменах города Байконур, но "продавцом" выступает российская сторона в лице главы администрации Петренко», — писал Даулетбаев в Кремль.

«Медиазоне» он рассказал, что узнал о судьбе земельных участков от местных жителей. «Как к председателю общественной организации ко мне приходят разные люди и рассказывают новости, но называть их имена я не могу», — говорит правозащитник. В администрации на запрос Даулетбаева об участках ответить отказались, после чего он направил жалобу в прокуратуру. По его словам, чиновники устно ответили ему, что «Петренко ничего не продавал, а просто "за бесплатно" раздал земельные участки в черте города, стоимость которых составляет от $20 тысяч за участок». В официальном сообщении прокуратуры говорится, что при передаче земли сотрудники администрации Байконура допустили «многочисленные нарушения».

Помимо прочего, Даулетбаев упоминал и «махинации» Петренко, связанные с финансированием некоторых объектов Байконура и работой энергетической комиссии, обвинял мэра в завышении стоимости электроэнергии. В жалобе он просил отменить постановления администрации Байконура о передаче земельных участков и проверить деятельность Петренко на превышение должностных полномочий.

Фото: Григорий Сысоев / РИА Новости

«Мы граждане Казахстана. — Нет, вы находитесь в аренде»

24 апреля прошлого года в казахстанском городе Атырау начались несанкционированные протесты против поправок, внесенных в Земельный кодекс страны. Месяцем ранее министр экономики страны сообщил, что более миллиона гектаров сельскохозяйственных земель выставят на торги через аукционы. В частности, речь шла о передаче земли в пользование Китая.

Вскоре после митингов в Атырау похожие акции прошли в городах Актобе и Семее. Местные правозащитники сообщали о сотнях участников, некоторые из которых приехали из соседних городов и сел. Информация распространялась через мессенджеры и соцсети — Viber, WhatsApp и «ВКонтакте»; протестующие требовали одного: казахстанская земля не должна продаваться иностранцам. Позже небольшие митинги прошли еще в нескольких городах; заявки на акции в Алматы и Астане на 21 мая власти отклонили. В результате волнений президент Назарбаев объявил мораторий на продажу и долгосрочную аренду земли.

К 20 мая казахстанская полиция задержала два десятка активистов, готовивших акции протеста в Алматы и Астане. Они получили от 10 до 20 суток ареста за «призывы к митингам». В этот день социальные сети — «ВКонтакте», Facebook, Twitter — и мессенджеры в Казахстане были временно недоступны. Власти списали блокировку на техническую ошибку.

Вскоре после вызова в полицию Даулетбаев сообщил, что против него «началась травля», а «Байконур за гражданские права» столкнулся с противодействием местных властей. «Мы казахстанская организация, но работаем на территории, находящейся под юрисдикцией России, и нам на этом основании запрещают работать. Мы объясняем, что мы граждане Казахстана, мы живем на территории Казахстана и в правах не должны быть ограничены. Нет, говорят, вы находитесь в аренде. Я говорю: мы не в аренде, в аренде — недвижимое имущество, которое вы арендуете, но граждане Казахстана в аренде быть не могут», — говорил Даулетбаев изданию FerganaNews.

Администрация Байконура неоднократно отказывала объединению в проведении митингов и не отвечала на запросы организации о судьбе 25 земельных участков, аргументируя это тем, что «Байконур за гражданские права» не зарегистрирован российскими властями. В 2013 году под этим же предлогом мэрия не согласовала акцию, которую «Байконур за гражданские права» готовил в честь Дня независимости Казахстана.

На сайте байконурской администрации отмечается, что мэр города Анатолий Петренко «большое внимание уделяет работе с обращениями граждан». «Он неоднократно подчеркивал, что каждый житель города Байконура, независимо от гражданства, национальности и религиозных убеждений, пользуется равными правами и выполняет одну задачу — работает на космос», — напоминет пресс-служба городской администрации.

«Тогда меня вызвали в жесткой форме в полицию. Там со мной беседовало трое: один подполковник, один майор и кто-то третий. Они начали оказывать давление с разных сторон: ты кто такой, ты что здесь делаешь, вообще уезжай отсюда куда-нибудь за город, поставь себе юрту и в ней живи», — рассказывал он.

Даулетбаев отмечает, что в Минюсте России регистрировать движение тоже не собираются. «Я — гражданин Республики Казахстан, живу на территории Казахстана, куда входит и комплекс "Байконур", юрисдикция Конституции [Казахстана] распространяется на всю ее территорию, даже на арендованную. Получить статус иностранной организации, работая на своей территории, будет довольно странным», — говорит общественник. «Байконур за гражданские права» существует в ситуации постоянного конфликта с администрацией города: активисты составляют жалобы на чиновников, мэра Петренко, а также «других мэров, которые работали раньше», объясняет Даулетбаев; из-за этого ему и его родным сложно найти работу в городе.

Байконур общественник сравнивает с Северной Кореей — он называет город «негласным побратимом Пхеньяна» (столицы КНДР — МЗ), который не изменился со времен СССР. «Все огорожено забором с колючей проволокой и вышками с автоматчиками, которых кое-где заменили на российских полицейских», — рассказывает Даулетбаев.

«К сожалению, военная администрация Байконура никуда не исчезла, уровень мышления администрации так и остался на том же военном уровне: "Не пущать, громко не говорить, ни шагу влево или вправо". Военная политика "не пущать", когда военные еще сторожили забор вокруг города и никого в город не пускали и не давали развиваться городу, плавно перешла из кабинетов военчастей в кабинеты администрации города Байконур», — рассуждает активист. Он настаивает, что администрация ведет «ежедневную борьбу с местным казахским населением»; в низком уровне жизни горожан и разрушенной инфраструктуре он винит российских чиновников.

«Такая политика России к городу еще долго не изменится, пока "временщики" сидят в администрации», — уверен он.

Город двойного назначения

В Байконуре параллельно с российской администрацией и полицией работают и казахстанские прокуратура и полиция, объясняет «Медиазоне» казахстанский политолог Данияр Ашимбаев. После демилитаризации Байконура в 1990-х туда стали приезжать жители других регионов Казахстана и иностранцы, однако город остается режимным, «два-три пропуска нужно, чтобы туда попасть». Кроме того, только в конце 2014 году казахстанские власти добились перевода шести школ и детского сада Байконура под юрисдикцию Казахстана: решение принимали Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев на встрече в Москве. До этого во всех образовательных учреждениях города детей учили по российских учебникам, что мешало им при поступлении в казахстанские вузы. При этом в 2015 году 62% жителей Байконура имели паспорта Казахстана.

Законсервированный дом в Байконуре. Фото: Григорий Сысоев / РИА Новости

«Естественно, в городе есть общие проблемы. В городе один банкомат, совершенно не развита структура туризма, которая, аналогично космодромам в США, могла бы привлекать туристов. Сотрудники администрации мне рассказывали, что при запусках пилотируемых ракет, приходится занимать не только гостиницы Байконура, но и договариваться с местными жителями, чтобы снять у них квартиры. То есть даже для делегаций мест не хватает», — рассказывает политолог. Кроме того, Байконур труднодоступен: авиасообщения нет ни с одним из крупных городов Казахстана, людям приходится добираться на поезде или машине.

Кызылординская область, в которой находится Байконур, по словам Ашимбаева, в целом депрессивна: «База ее экономики — это рис, последние годы развивается нефтяная промышленность». Рабочих мест в регионе, помимо космодрома, мало.

Решение инфраструктурных проблем города осложняет и позиция «национал-популистких организаций и СМИ» Казахстана, которые настаивают, что Байконур является жертвой колониальной политикии России, считает Ашимбаев. «С этим связано несколько сложных тем. Во-первых, ущерб экологии, который достаточно негативно оценивается, и, возможно, преувеличивается некоторыми СМИ. Еще одна проблема — аренда за Байконур — с которой были связаны некоторые коррупционные скандалы. Все это многих подталкивает к мнению, что Байконур Казахстану не нужен», — говорит политолог, добавляя, что совместные проекты двух стран часто пробуксовывают: так, российско-казахстанский комплекс «Байтерек», призванный свести к минимуму экологический ущерб от запусков, находится в «вялотекущем состоянии» с 2004 года.

В качестве топлива для ракет-носителей семейства «Протон», пуски которых осуществляются с Байконура, используется токсичный гептил, влияющий на экологическую обстановку в Кызылординской области Казахстана. Против ракет на гептиле протестовали активисты из Астаны, призывавшие к пересмотру соглашений об использовании «Байконура». Последняя их акция состоялась в 2015 году, когда в степях Казахстана массово гибли сайгаки: экоактивисты связали это с запуском российских ракет. Несмотря на протесты, план запусков на 2017 год утвердили — в том числе, запланированы семь пусков «Протон-М».

Ашимбаев отмечает, что пока Россия эксплуатирует космодром, сам Казахстан с ним «не определился». «На ситуацию вокруг Байконура негативно влияют и общее падение эффективности государственного управления (как в России, так и в Казахстане), факторы коррупции, безусловно, чрезмерная политизированность и тот факт, что никто по сути не ведет активной пропаганды о том, зачем нужен космодром и как его эффективно использовать», — считает политолог.

Политолог и глава казахстанской «Группы оценки рисков» Досым Сатпаев еще в мае 2016 года высказывал мнение, что у России могут возникнуть проблемы с Байконуром. «В будущем, думаю, у России возникнут проблемы с использованием космодрома "Байконур", потому что в Казахстане все больше людей считают, что это сотрудничество для Казахстана не выгодно ни с финансовой точки зрения, ни с точки зрения экологии, ни с точки зрения технического развития», — говорил он в беседе с агентством Trend.

Впрочем, Ашимбаев считает, что комплекс «Байконур» можно было бы и дальше успешно развивать в сотрудничестве с Россией, если бы вопрос не был столь политизирован. «Из-за долгих переговоров то, что могло бы развиваться, не развивается, — говорил он. — В случае ухода с Байконура Россия потеряет <...> потому что для запуска тяжелых ракет он является идеальным. А Казахстан ничего не приобретет — освоить все его [комплекса] мощности он не в состоянии».

Приговор

Предварительное заседание по делу о клевете на Петренко было назначено на 16 января. Приговор активисту вынесли менее, чем через месяц: уже 9 февраля суд Байконура приговорил его к году лишения свободы условно, признав виновным по пункту 2 статьи 130 УК Казахстана (клевета с использованием средств массовой информации или информационно-коммуникационных сетей). Впрочем, наказания активист избежал из-за амнистии, объявленной к 25-летию Казахстана.

Сам мэр Петренко ни на одном заседании горсуда так и не появился, сославшись на отпуск, который он проводил в Москве; в пресс-службе байконурской администрации на звонки «Медиазоны» не ответили. Допрошенный на процессе глава управления по земельным отношениям администрации города Шевченко настаивал, что объявленный Назарбаевым мораторий не действует в Байконуре, поскольку международные договоры имеют приоритет перед национальными законами.

Сам же мэр в своем заявлении в суд уверял, что речь шла не о продаже, а о передаче земли во временное пользование, причем большинство участков получили граждане Казахстана.

Утверждения Даулетбаева суд счел ложными и решил, что составляя жалобы, активист мстил главе города за то, что ему самому не выделили участок для строительства дома. Даулетбаев утверждает, что писал эти заявления на землеотвод в порядке эксперимента.

«Я никогда для себя ничего не просил. Писал заявления от физического лица, чтобы знать, почему одним гражданам дают землю, а другим не дают. Первое заявление я написал в 2008 году, с тех пор распределили более 50 земельных участков. До сих пор администрация не дала разъяснения, как все же предоставляются участки простым гражданам. То, что они думают и представляют меня в таком свете, это для меня не новость», — говорит он. Свою вину Даулетбаев не признал; он собирается обжаловать приговор.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей