228+286. Осужденные за торговлю наркотиками против силовиков, которые выбивали из них признания
Александр Бородихин
228+286. Осужденные за торговлю наркотиками против силовиков, которые выбивали из них признания
Тексты
13 июля 2018, 11:28
4388 просмотров

Фото: Олег Золото / РИА «Новости»

«Медиазона» рассказывает, как осужденные по статье 228.1 УК (незаконный сбыт наркотических средств) жители Башкирии пытаются привлечь к ответственности оперативников Госнаркоконтроля, которые силой и хитростью добивались от них признания.

По версии обвинения, в 2014 году уроженец башкирского города Салават Марат Халиуллин, к тому времени переехавший в Петербург, предложил своему брату Артуру торговать наркотиками через закладки в Стерлитамаке, Ишимбае и Салавате; участвовать в предприятии братья пригласили жителя Салавата Руслана Янчурина и Алексея Лобанова из Ишимбая. «Бесконтактный» сбыт наркотиков — например, «наркотического средства "скорость"» и «наркотического средства "спайс"» осуществлялся «исключительно проверенному кругу лиц» при помощи системы моментальных платежей QIWI-Кошелек, деятельность координировалась через мессенджеры Skype и ICQ. Средний доход организатора от схемы оценивался в 50-80 тысяч рублей в день.

В мае 2015 года подозреваемых в организации схемы по торговле наркотиками задержали в Стерлитамаке. Вместе с Маратом Халиуллиным был задержан Данил Чикунов, который прилетел с ним из Петербурга в Уфу, а затем на арендованном BMW приехал в Стерлитамак. После задержания в их машине нашли 351 сверток с наркотическими веществами, еще один пакет нашли на съемной квартире. Этот эпизод стал самым скандальным в деле: Данил оказался сыном занимавшего пост начальника уголовного розыска Ишимбая подполковника Валерия Чикунова. В итоге из подозреваемого он стал свидетелем, а потом ушел в армию.

Данил Чикунов в воинской части. Фото: crimerussia.com

Обвиняемые в суде отрицали вину и говорили, что признательные показания были получены под давлением оперативников ФСКН Венера Юсупова, Андрея Шахова и Альберта Нигматуллина (служба была расформирована в 2016 году, когда ее полномочия передали МВД). Однако в декабре 2017 года Стерлитамакский городской суд приговорил четверых фигурантов дела к длительным срокам в колонии строгого режима.

За неделю до приговора старший следователь местного СК по особо важным делам Ирек Булатов подписал постановление о возбуждении уголовного дела по пункту «а» части 3 статьи 286 Уголовного кодекса (превышение должностных полномочий с применением насилия) в отношении оперативников ФСКН.

В постановлении от 19 декабря 2017 года следователь Булатов писал, что задержанный Марат Халиуллин более двух суток — с 12:55 22 мая до 18:15 24 мая 2015-го — «против своей воли насильно удерживался» без составления документов. Артур Халиуллин был доставлен в отдел полиции в 15:22 22 мая; его удерживали без составления документов до 17:50 24 мая, причем оперативники «нанесли ему телесные повреждения в виде ушибов мягких тканей, гематом передней брюшной стенки и левого надплечья». 24 мая в 3:30 в отдел полиции был доставлен еще один фигурант дела Алексей Лобанов, которого удерживали без составления документов почти сутки — до 21 часа 25 мая. Наконец, 26 мая в отдел полиции доставили Руслана Янчурина, он оставался там без составления документов до 28 мая.

После возбуждения дела о превышении полномочий были проведены очные ставки, удовлетворены некоторые ходатайства защиты, однако затем расследование фактически прекратилось. Последние следственные действия были проведены 10 мая 2018 года.

Что говорили осужденные на очной ставке

Алексей Лобанов (10 лет строгого режима), отключившийся телевизор и шило

На очной ставке с майором Юсуповым Алексей Лобанов, которого следствие считает разносчиком закладок, рассказал, что встретился с полицейскими примерно в 19:00 23 мая. Тем вечером он сидел дома. В квартире внезапно перестал работать телевизор и отключился интернет; когда Лобанов пошел разбираться с проблемой на лестничную площадку, там его ждали около десяти человек в гражданской одежде. «Один из них, который стоял ближе всего к двери квартиры, держал в руках предмет, похожий на шило», — рассказал он. При осмотре квартиры силовики нашли некую коробку с наркотиками, которую Лобанов называет подброшенной.

Когда около половины второго ночи полицейские выводили его из дома, предполагаемый разносчик заметил, что на улице задержали и его друга Роберта Исянгулова. После освидетельствования, к половине четвертого, обоих молодых людей доставили в отдел ФСКН; до девяти утра с ними беседовал оперативник, затем их увели в учебный зал, где друзья просидели до вечера. Все это время им не давали спать и есть и будили кулачными ударами в бок. Лобанова дважды заводили в кабинет Венера Юсупова, который настойчиво «просил дать нужные показания» в отношении Халиуллиных; в итоге Лобанов согласился, и оперативник дал ему покурить. Молодых людей отпустили из отделения ФСКН к девяти вечера 25 мая — практически через двое суток после появления силовиков у дверей квартиры Лобанова.

В ответ на слова Лобанова на очной ставке Юсупов сказал, что тот находился в отделе добровольно и «по своей инициативе», «никто его не удерживал». Более того, оперативник утверждал, что молодой человек не был задержан, «свободно передвигался по отделу, мог свободно выходить на улицу» и в конце концов «был отпущен домой».

В декабре суд приговорил Алексея Лобанова к 12 годам лишения свободы в колонии строгого режима. В июне Верховный суд Башкирии рассмотрел апелляцию на приговор и сократил срок до 10 лет.

Венер Юсупов. Фото предоставлено знакомой одного из осужденных

Руслан Янчурин (12 лет особого режима), его школьный приятель, портмоне и список тайников

Руслан Янчурин на очной ставке сказал, что днем 26 мая ему позвонил знакомый еще со школы Данил Чикунов, который предложил встретиться. Они сели в машину Янчурина, отъехали «метров на сто», причем Чикунов рассказал о проблемах с полицией, но его прервал звонок на мобильный. После этого Янчурин отвез Чикунова обратно к дому; после ухода Данила к машине подбежали полицейские, которые сковали руки молодого человека наручниками. Затем, по его словам, они «засунули руки в пакет с наркотиками и подкинули этот пакет в мой портмоне». Янчурин рассказывал, что после задержания ему давали подзатыльники и били по голове, а в отделе ФСКН требовали признательных показаний «под психологическим давлением <…> и под предлогом домашнего ареста». Оперативники Шахов и Нигматуллин, по словам Янчурина, во время беседы с Юсуповым периодически заходили в кабинет и били его в живот; удары наносили и в туалете.

Вечером на вторые сутки после задержания Янчурина не менее семи раз приводили в кабинет к Юсупову; в конце концов он согласился дать показания на Халиуллиных. Руслан утверждает, что оперативники дали ему список адресов с закладками наркотиков и велели поехать с ними и показать тайники; после ночной поездки Янчурина посадили в холле, где он провел весь день 27 мая. При этом, пока он находился в отделе, изъятый у него телефон, упакованный в бумажный пакет, звонил дважды, и каждый раз оперативник давал ему поговорить с родственниками: сначала с тетей, потом с сестрой.

Вечером 27 мая молодому человеку пообещали свободу, если он будет давать показания против себя и Халиуллиных; в присутствии адвоката по назначению Янчурин повторил нужные формулировки. Ночь с 27 на 28 мая он провел в холле отдела в наручниках, а утром суд отправил его под домашний арест.

— По чьей инициативе и с чьего согласия Янчурин Р. А. находился в здании ФСКН около двух суток? — спрашивал следователь Булатов у оперативника Юсупова на очной ставке.

— Все это время Янчурин Р. А. после его опроса находился в отделе ФСКН по своей инициативе, — отвечал тот.

Семья юноши после его исчезновения организовала поиски и звонила в полицию, но в ходе проверки «было установлено, что гр. Янчурин Р. А. не выходил на связь со своими родственниками ввиду того, что был задержан сотрудниками ГНК и все это время находился у них в отделении». При этом Янчурин якобы «пояснил, что никаких противоправных действий в отношении него не совершалось», писал в рапорте участковый уполномоченный Егоров. Эти формулировки стали поводом для обращения с жалобой в МВД, но там «факта сокрытия противозаконных действий должностных лиц» ФСКН не нашли.

В декабре суд с учетом повторности преступления приговорил Руслана Янчурина к 13 годам лишения свободы в колонии особого режима. В июне Верховный суд Башкирии рассмотрел апелляцию на приговор и сократил срок до 12 лет.

Артур Халиуллин во время опроса. Кадр из видеозаписи

Артур Халиуллин (15 лет строгого режима), пробуждение в реанимации и капельница

Рассказ Артура Халиуллина на очной ставке оказался остросюжетным. Молодой человек вспомнил, как пил спиртное со своим другом Данилом Чикуновым, а затем очнулся в реанимации «голый, без своих вещей». Через некоторое время подошел врач, который отпустил Халиуллина из больницы; тот оделся и вышел, но телефона и денег у него не было, поэтому он подошел на парковке к незнакомому человеку и попросил разрешения позвонить родителям. Мужчина предложил ему сделать звонок из салона своего автомобиля, а через несколько секунд сотрудники ФСКН с пистолетами окружили машину и вывели Халиуллина. По его словам, в машине за вопрос о том, что происходит, четверо сотрудников ФСКН одновременно нанесли ему по удару кулаком в голову. Задержанного привезли в подъезд жилого дома, где достали из кармана его куртки пакет с наркотическим средством — сам он утверждает, что вещество подбросили.

К вечеру 22 мая Халиуллина привезли в отдел ФСКН, там уже находились его брат Марат и Данил Чикунов. Всех троих усадили на скамейки в холле лицом к стене. Через несколько часов, рассказывал Халиуллин, сотрудники службы отвели его в «заброшенную» комнату, где поставили ему «внутривенную систему, что было в капельнице, я не знаю». Через некоторое время задержанного отвезли в наркодиспансер на осмотр, а затем снова посадили на скамью в холле — таком положении трое провели ночь и весь день 23 мая. «То есть нам не давали воды, еды, спать, а также как-либо свободно передвигаться», — описал Халиуллин.

К 22 часам 23 мая молодой человек почувствовал недомогание, и сотрудники ФСКН вызвали ему скорую помощь, но при осмотре подсказали медикам, что он наркоман и симулирует. По словам самого Халиуллина, когда врач уехал, его завели в ту же комнату, где ставили капельницу, и пристегнули наручниками к батарее, а майор Юсупов начал наносить «толчковые» удары дубинкой в живот; другой сотрудник бил ладонью по щекам, звучали угрозы «надругаться» над братом. Ему объяснили, что «отец Чикунова Д. является крупной "шишкой" в МВД, и ему ничего все равно не будет». Когда задержанный согласился дать нужные показания, его заставили их выучить и произнести на камеру, а затем поставили капельницу. После обеда 24 мая Халиуллина отвезли в травматологию, где дежурный врач зафиксировал телесные повреждения.

«По чесноку мне кажется так, что Даня отмажется. Насколько я понял», — говорит Артур Халиуллин на видеозаписи опроса в отделе.

На очной ставке Юсупов отвечал, что Данил Чикунов и Марат Халиуллин были вместе задержаны у подъезда дома, в их машине нашли «два предмета, похожих на пистолеты» и 351 «контейнер-гильзу» — полимерные трубки, в которые были вставлены пакетики с наркотиками. Вскоре был задержан Артур Халиуллин. Братья дали признательные показания, причем «какого-либо физического, психологического давления на них не оказывалось». В отделе у Артура «обострился абстинентный [синдром]», и на него надели наручники. Оперативник говорит, что братья «имели возможность свободного выхода из помещения и здания отдела», могли пользоваться санузлом и душем, а вечером 24 мая на них составили протоколы о задержании. На прямой вопрос, по чьей инициативе Артур Халиуллин находился в отделе ФСКН более двух суток, Юсупов ответил, что по собственной.

В ответе из УВД по Стерлитамаку на запрос обвиняемого Артура Халиуллина говорится, что он содержался в ИВС с 21:25 24 мая 2015 года, причем «на момент водворения имелись телесные повреждения в виде послеинъекционного тромбофлебита левого предплечья, ушибов и гематом в области пупка». В СИЗО Халиуллина увезли в 9:50 26 мая.

В декабре суд приговорил его к 16 годам лишения свободы в колонии строгого режима. В июне Верховный суд Башкирии рассмотрел апелляцию на приговор и сократил срок на год.

Марат Халиуллин во время опроса. Кадр из видеозаписи

Марат Халиуллин, конфетка и 15 лет строгого режима

Брат Артура Марат Халиуллин рассказал на очной ставке, что рано утром 22 мая вместе с Чикуновым приехал на взятом в аренду BMW во двор съемной квартиры в Стерлитамаке. После задержания и осмотра, в ходе которого были обнаружены наркотики (Халиуллин также настаивает, что их подбросили), примерно к часу дня их доставили в отдел ФСКН, где посадили на скамьи в холле, не сняв наручники и потребовав молча смотреть в стену. В течение дня сотрудники Госнаркоконтроля несколько раз пытались задавать Халиуллину вопросы, но тот отказывался говорить с ними без адвоката.

«Всю ночь с 22.05.2015 на 23.05.2015 мы просидели в холле без еды, без сна, также мы находились в наручниках. Фактически наручники с меня снимали только в травматологическом пункте и наркологии», — сказал Марат. 23 мая в 1:50 Артура Халиуллина осмотрели в травмпункте городской больницы Стерлитамака, никаких видимых травм у него не обнаружили. 24 мая в 20:30, когда Халиуллин вышел из отдела полиции и добрался до травмпункта, у него обнаружили ушиб и гематому левой передней брюшной стенки.

На этот раз оперативник уже не рассказывал про влиятельного врио главы МВД Ишимбая и просто предложил Марату признаться во всем, потому что у Чикунова «на днях родится дочка, а у меня и Хайрулина А. Р. все равно при себе нашли наркотики, и разницы нет, если [мы] возьмем вину на себя». Согласие было получено, показания отрепетированы и записаны на видеокамеру.

— Я кушал в последний раз 21-го числа в девять часов вечера, — говорит на видеозаписи из отдела ФСКН Марат Халиуллин собеседнику.
— Могу тебе конфетку дать, — отвечает голос оперативника. Слышно, как он шуршит оберткой.
— Сегодня 23-е число, я не знаю, сколько часов, но мне кажется, уже часов семь, да? Пять?
— Час. Полвторого.
— Просто нереально, еще чуть-чуть и я должен с голоду умереть так.
— Ладно, покушаешь попозже.

Сила, по словам оперативника Юсупова, в отношении Халиуллиных не применялась, показания они давали добровольно, в отделе их никто не удерживал, про жалобы на незаконное удерживание в отделе он не помнит.

В декабре суд приговорил Марата Халиуллина к 16 годам лишения свободы в колонии строгого режима. В июне Верховный суд Башкирии рассмотрел апелляцию на приговор и сократил срок на год.

Все материалы
Ещё 25 статей