«Поиграем в хрипоту, на здоровье вывезешь?». Пропажа айфона на вечеринке в Воронеже обернулась для гостей пытками в полиции
Сергей Голубев
«Поиграем в хрипоту, на здоровье вывезешь?». Пропажа айфона на вечеринке в Воронеже обернулась для гостей пытками в полиции
Тексты
26 июля 2018, 10:28
16820 просмотров

Сергей Троянский и Максим Гребенюк. Фото: moe-online.ru

Следственный комитет возбудил уголовное дело в отношении сотрудников воронежского отдела полиции №4, которые, выбивая признание в краже телефона, надевали на головы задержанным пакеты с нашатырным спиртом.

Майским вечером в пятницу, 18 числа, студентка Воронежского государственного педагогического университета Кира Ладова (имя героини изменено по ее просьбе) с соседкой решили устроить домашнюю вечеринку. Один из гостей — Илья Подгорный — с разрешения хозяйки пришел с тремя приятелями — Максимом Гребенюком, Сергеем Троянским и Григорием (его настоящее имя товарищи просили не называть), приехавшим из другого города.

Вечеринка, вспоминают ее участники, прошла мирно: немного выпив, молодые люди разошлись по домам, а девушки остались у себя. Но на следующий день Кира не смогла найти свой iPhone 6 и весь день провела в поисках, не веря, что кто-то из побывавших у нее дома парней оказался вором. Наконец, отчаявшись найти дорогой смартфон, 20 числа она написала заявление в полицию.

Силовики, вспоминает девушка, поначалу проявили заинтересованность и поехали вместе с ней к Илье Подгорному, которого Кира знала лучше, чем других гостей. Через него полицейские нашли и других участников вечеринки, затем Киру отвезли домой, и несколько дней она ничего не слышала о ходе поисков.

Как говорит Илья, при первой встрече с полицейскими ничто не предвещало неприятностей: он дал им контакты Гребенюка, Троянского и Григория, силовики попросили приятелей зайти и дать свидетельские показания. Молодые люди так и поступили — утром 26 мая явились в отдел полиции №4.

По словам Максима Гребенюка, молодых людей оставили ждать в коридоре отдела и вызывали в кабинет по очереди. Первым полицейские беседовали с иногородним Григорием, и, как уверяют его товарищи, разговор вышел вполне корректным: приезжий сказал, что не знает, кто украл телефон, больше от него полицейские ничего не требовали.

Затем настала очередь Максима. «Максим, все ***** [очень плохо]», — вспоминает он первые слова, которые услышал, когда за ним закрыли дверь. Двое оперативников тут же объявили, что юноша украл телефон, а когда он стал отрицать кражу и вспомнил Конституцию, получил удар по лицу. «Чтобы, наверное, не умничал», — догадывается молодой человек.

«Их не интересовали обстоятельства, и, чтобы хоть кто-то признался, они заковали мои руки в наручники и закинули их за спинку стула. После чего один из оперов подошел, поставил ногу на цепь наручников, а второй надел мне пакет на голову, в который предварительно налил нашатырь. Можно раза три вдохнуть, не больше, так там еще и нашатырь: каждый вдох — это адские мучения», — рассказывает он.

По его словам, полицейские повторили процедуру еще один раз, периодически требуя признаться в краже, а затем отпустили его в коридор к товарищам. Гребенюк сказал Сергею Троянскому, что «сейчас его будут пытать».

Сергей рассказывает похожую историю, уточняя, что в кабинете присутствовал оперативник, который накануне звонил ему с просьбой зайти в отдел. Выслушав его заверения в том, что он не знает, кто украл телефон, оперативники предложили ему «сыграть в хрипоту», вспоминает юноша.

Сергей поинтересовался, что это такое. Полицейские предложили ему сесть на стул в центре кабинета, если молодой человек «вывезет по здоровью». Сергей сел и подвергся такой же экзекуции, как и его друг Максим: пакет с нашатырем на голове, нога на наручниках и настойчивые вопросы о том, кто же украл телефон.

Сергей и Максим вспоминают, что каждый из них, сидя в коридоре, слышал доносившиеся из кабинета крики товарища. При этом люди, которые проходили мимо кабинета, никак на эти крики не реагировали. С четвертым юношей, Ильей Подгорным, полицейские обошлись без пыток, он говорит, что в кабинете были те самые оперативники, которые накануне просили его зайти в полицию. При этом Максима Гребенюка заводили в кабинет «поиграть в хрипоту» дважды.

Кроме того, по словам Гребенюка и Троянского, позже в отдел привезли еще двух человек — знакомых Киры, которых они не знали и которые пришли на вечеринку раньше них. Тогда из кабинета снова раздавались крики.

Как вспоминают юноши, в полиции они провели около шести часов — с 10:00 до 16:00. Периодически молодым людям грозили арестом за отказ давать показания, но в конце концов отпустили, взяв согласие пройти проверку на полиграфе. Напоследок, вспоминает Сергей, оперативники предупредили, что жаловаться на них бесполезно.

Этому совету Сергей и Максим не последовали, и, отойдя от потрясения, 28 мая написали заявление в Следственный комитет, зафиксировали у медиков побои — кровоподтеки на руках — и обратились в воронежский штаб политика Алексея Навального с просьбой помочь распространить информацию о пытках в полиции. Максим отмечает, что как-то выступал на оппозиционном митинге и в целом разделяет взгляды Навального.

Хозяйка пропавшего телефона Кира Ладова говорит, что и представить себе не могла, какими методами будут искать пропажу. Она помогла молодым людям снять видео, опубликованное 29 мая в YouTube-канале штаба Навального.

На запись в тот же день обратили внимание журналисты воронежского издания «Мое! Онлайн», которое через неделю опубликовало уже более подробный рассказ молодых людей о пытках. В Следственном комитете журналистам сказали, что по изложенным им фактам проводится проверка, а 7 июня новость о пытках в полиции опубликовала «Лента.ру».

26 июня, ровно через месяц после инцидента в отделе полиции №4, Следственный комитет возбудил уголовное дело по пункту «а» части 3 статьи 286 УК (превышение должностных полномочий с применением насилия», но — в отношении неустановленных лиц. Впрочем, по словам Максима Гребенюка, следователь сказал ему, что управление собственной безопасности МВД уже установило оперативников, которые пытали молодого человека, и их привлекли к дисциплинарной ответственности. Потерпевшими по делу признали Максима и Сергея.

«На удивление здесь достаточно быстро возбудили, это не полгода и не год, обычно очень долгие бодания», — говорит адвокат правозащитной организации «Зона права» Сергей Локтев, представляющий интересы Гребенюка.

Ладова замечает, что интерес к поиску ее телефона после подачи заявления о пытках силовики потеряли.

Обновлено в 11:20. Управление МВД по Воронежской области сообщило о служебной проверке в связи с пытками студентов.

«Если в установленном порядке факты подтвердятся, сотрудники полиции не только будут уволены по отрицательным мотивам, но и понесут ответственность в соответствии с действующим законодательством», — сообщили ТАСС в пресс-службе ведомства.

Подписывайтесь на «Медиазону» в Яндекс.Дзене и Яндекс.Новостях
  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Понравился этот материал?
Поддержите Медиазону
Все материалы
Ещё 25 статей