ФСБ следит за «Земским доктором». Как переехавшая в глубинку для участия в федеральной программе врач стала обвиняемой в мошенничестве
Анна Козкина
ФСБ следит за «Земским доктором». Как переехавшая в глубинку для участия в федеральной программе врач стала обвиняемой в мошенничестве
5 июля 2019, 13:26
15 683

Марина Черемисина. Фото: caravan.su

Суд в Калининградской области вернул в прокуратуру дело терапевта Марины Черемисиной — ФСБ обвиняла врача в мошенничестве после того, как она устроилась в местную больницу и получила миллион рублей за участие в федеральной программе «Земский доктор». Анна Козкина рассказывает, как это стало возможно.

«Здравствуйте! Меня зовут Черемисина Марина Николаевна, я работаю участковым терапевтом в Нивенской врачебной амбулатории Багратионовского района Калининградской области и одновременно являюсь участницей программы "Земский доктор". Владимир Владимирович, я хотела бы обратить внимание на работу наших следователей ФСБ, которые незаконно возбудили в отношении меня уголовное дело», — так начинается опубликованное 16 июня обращение к президенту. 

Черемисина, обвиняемая в мошенничестве из-за участия в федеральной программе «Земский доктор», попросила Путина взять ее дело под контроль.

Через три недели Багратионовский районный суд, в котором уже год шел процесс над терапевтом, вернул дело в прокуратуру. Судья Александр Останин решил, что обвинение сформулировано нечетко и с противоречиями, ущерб от действий Черемисиной не определен, преступный умысел не расписан и неясно, какие именно действия врача можно счесть мошенничеством. 

Покинуть Омск

39-летняя Марина Черемисина вместе с мужем и тремя детьми приехала в Багратионовск из Омской области осенью 2013 года. Она рассказывает, что переехать в другой регион решила после конфликта с начальством в больнице и нашла вакансию в Калининградской области. Раньше терапевт получала 18 тысяч рублей в месяц, а в Багратионовской больнице ей предложили около 30 тысяч.

«Я когда позвонила, мне предложили еще участие в этой программе "Земский доктор"», — вспоминает Черемисина. По словам терапевта, ее предупредили, что работать будет нужно в подразделении Багратионовской больницы в поселке Долгоруково, в девяти километрах от города. Однако уже после переезда главврач Наиль Халиуллин попросил ее принимать пациентов в городе — при этом по документам оформил ее участковым терапевтом в Долгоруково.

«Когда я уточняла, не будет ли это противоречить [закону], говорят: не беспокойтесь, все законно. Я уточняла у главного врача — он говорит: нет, не беспокойтесь, такая временная необходимость, пока не будет сотрудника, вы совместите пока», — говорит Черемисина. Она добавляет, что тогда на Багратионовск приходилось всего два терапевта, причем один из них в основном принимал пациентов из сельской местности.

К работе Черемисина приступила 30 сентября 2013 года, через месяц подала заявление на участие в программе «Земский доктор» и уже в конце декабря получила миллион рублей. Следующие три года она спокойно проработала в Багратионовской больнице.

Что такое «Земский доктор»

Федеральная программа «Земский доктор» появилась в 2012 году, по ней переехавшие на пять лет работать в сельскую местность врачи могут получить 1 млн рублей. Позже под условия программы попали и города с населением до 50 тысяч человек (население Багратионовска — около 6,5 тысяч человек).

По данным Минздрава Калининградской области, с 2012 по 2015 год было предоставлено всего 15 таких выплат, в 2017 году — еще семь. 

«По смыслу этой программы, медицинская помощь должна быть доступна для сельских жителей непосредственно по месту их жительства, чтобы им не приходилось ездить на прием к врачам в районные больницы», — объяснял на допросе у следователя начальник юридического отдела Минздрава Калининградской области Максим Макаров, признанный потерпевшим по делу терапевта Черемисиной.

ФСБ идет в больницу

Весной 2016 года в Багратионовской больнице появились сотрудники ФСБ — они изымали документы и опрашивали персонал. Медики из Долгоруково рассказали, что Мария Черемисина в поселке не работает, но ее указывают в табеле рабочего времени по требованию главврача. 

Сама Черемисина во время опроса не отрицала, что по указанию руководителя работает в городе, хотя формально числится в Долгоруково. Терапевт признала, что, подавая документы на участие в «Земском докторе», понимала, что не полностью соответствует требованиям программы, но предполагала, что вскоре ее все-таки направят в поселок. Сейчас она объясняет, что оперативник ФСБ исказил ее слова: «Когда подписываешь этот протокол, думаешь: скорее бы оттуда выйти».

Марина Черемисина. Фото: caravan.su

Адвокат врача Владимир Середин отмечает, что обычно ФСБ не занимается подобными делами: «Это не их дело, не их подследственность. Но если они выявили сами, то они могут его вести. Дело об экономическом преступлении плюс коррупционной направленности — конечно, положительно для деятельности органов; две палки, как вы говорите, два уголовных дела».

Спустя год, летом 2017-го, следователь ФСБ действительно возбудил уголовное дело по части 3 статьи 159 УК (мошенничество в крупном размере группой лиц по предварительному сговору). Терапевта обвинили в мошенничестве с выплатой за участие в программе «Земский доктор» — поскольку она не работала непосредственно в Долгоруково, как того требовала программа. Весной 2018-го в деле появился еще один эпизод — Черемисину обвинили в незаконном получении надбавок за работу на селе, хотя она там только числилась, и надбавок за работу на полставки в Багратионовске. 

Одновременно дело по тем же статьям о мошенничестве возбудили и в отношении главврача Багратионовской больницы Наиля Халиуллина, который к тому времени уже уволился. По версии следствия, его мотив заключался в «стремлении к незаконному личному обогащению Черемисиной» — в деле нет данных о том, что Халиуллин что-то выгадал от полученного терапевтом миллиона.

«Где у нас еще крепостное право?»

Миллион рублей от «Земского доктора» Марина Черемисина потратила на квартиру в Багратионовске — служебное жилье матери троих детей не предоставили. В 2017 году у нее родился четвертый ребенок.

С весны 2016 года должность главврача Багратионовской больницы занял Александр Рудой. Узнав, что Черемисина работает в городе, но участвует в программе «Земский доктор», он настоял на приеме пациентов непосредственно в поселке. В итоге терапевт заключила дополнительное соглашение, по которому она теперь работает в поселке Нивенское, в 25 километрах от Багратионовска. Пятилетний срок ее участия в «Земском докторе» будет отсчитываться не с 2013 года, а с 2016-го. 

«Сейчас я езжу 25 километров, но условия, извините, гораздо лучше, чем в самом городе. Там ремонт прекрасный, у нас с транспортом нет проблем. Красота и благодать. Персонал хороший, коллеги — мне просто так, наверное, везет», — рассказывает Черемисина.

Ее возмущает, что ФСБ возбудила дело уже после того, как она начала работать в Нивенском, когда все условия программы были полностью выполнены. «Я езжу туда исправно на работу, я работаю в удовольствие. И я опять какой-то ущерб кому-то принесла, — недоумевает терапевт. — Вместо пяти лет я должна восемь в совокупности отработать. Это не проблема — есть работа, пожалуйста. Но возмущает незаконное преследование. По их словам, я должна отработать восемь лет и еще вернуть им миллион, чтобы меня не объявили преступницей. Как будто меня отправили на курорт. Где у нас еще крепостное право? По-моему, только здесь, в городе Багратионовске».

Теперь, после решения Багратионовского районного суда о возврате дела в прокуратуру, адвокат Владимир Середин уверен, что дело будет прекращено. По его словам, прокуратура должна будет вернуть дело следователю: «Но закон ему запрещает проводить какие-то дополнительные следственные действия — а без них никак. Закон запрещает проводить финансово-экономическую экспертизу, а он должен ее провести для того, чтобы устранить нарушение. Иначе как он определит размер ущерба? Никак. Поэтому он вынужден будет в связи с невозможностью что-либо делать прекратить дело за отсутствием состава преступления».

Марина Черемисина. Фото: caravan.su

«Копают под главного врача»

Марина Черемисина вспоминает, как на опросе оперативник ФСБ сказал ей, что «их интересует другое лицо»: «Я думала, что они копают под главного врача». 

Главный врач Наиль Халиуллин действительно мог заинтересовать сотрудников ФСБ, поскольку в октябре того же 2013 года, буквально через две недели после назначения Черемисиной, устроил на работу в то же Долгоруково свою сестру Рамилю Халиуллину. Дерматовенеролог Халиуллина тоже участвовала в программе «Земский доктор» и тоже, если судить по оперативным материалам ФСБ, работала в городе, а не в поселке — но в отношении нее уголовного дела не возбудили.

Председатель профсоюза «Альянс врачей» Анастасия Васильева отмечает, что главврач Багратионовской больницы Наиль Халиуллин действительно допустил нарушения. 

«Мы с вами вряд ли узнаем истину. Тем не менее, у меня есть такое ощущение — естественно главный врач не просто так уехал из страны. Наверное, есть какая-то причина. И скорее всего, он был замешан в каких-то таких схемах», — говорит Васильева, напоминая об участии в «Земском докторе» родственницы главврача.

Однако, по ее мнению, предъявлять обвинение его подчиненным нельзя: «Врач все равно действует по указаниям администрации. По закону, по Трудовому кодексу, администрация определяет место работы сотрудников. Не сотрудник, а именно администрация. Поэтому я и думаю, почему собственно он уехал из страны, — потому что виноват-то он, обвинять сотрудника это неправильно, это вообще не соответствует законодательной базе. Не на нее надо уголовное дело заводить, а на главного врача».

Также Васильева отмечает, что главврач вправе направлять подчиненных на работу в другие подразделения. «Естественно если в городе больше нагрузка, это адекватно, что врач может работать и там, и там. Почему здесь уголовное дело — мы с вами, наверное, просто это не знаем, но, скорее всего, там есть еще что-то, какие-то факты, которые не хотят предавать публичности».

Дело бывшего главврача расследуется отдельно, он объявлен в федеральный розыск в статусе подозреваемого. По словам Черемисиной, он уехал в Германию, хотя во время следствия она несколько раз видела его в Багратионовске. Связаться с Халиуллиным «Медиазоне» не удалось.

Редактор: Егор Сковорода

Ещё 25 статей