«Пабло Эскобар отдыхает». Как российская таможня чуть не сорвала поставку препарата для терапии наркозависимых в Таджикистан
Никита Сологуб
«Пабло Эскобар отдыхает». Как российская таможня чуть не сорвала поставку препарата для терапии наркозависимых в Таджикистан
18 декабря 2019, 21:33
10 013

Фото: пресс-служба Внуковской таможни
 

17 декабря Федеральная таможенная служба отчиталась об изъятии партии наркотиков, которая на черном рынке могла бы стоить «от 5,8 до 6 млрд рублей». Как выяснилось позже, это был медицинский метадон, который по программе ООН везли в Таджикистан для заместительной терапии наркозависимых. Поговорив с бывшим сотрудником этой программы и ознакомившись с общедоступными документами, Никита Сологуб обнаружил, что эксперты с таможни завысили концентрацию вещества в сто, а его стоимость — в 2 070 раз.

Новость под громким заголовком «Наркотическое вещество из Германии на сумму более 5,8 млрд рублей выявили внуковские таможенники» появилась на сайте Федеральной таможенной службы днем 17 декабря. Речь шла о крупной партии метадона, следовавшей транзитом из Германии в Таджикистан. Новость сразу же подхватили государственные информагентства, а ТАСС даже составил подборку «Случаи изъятия в России крупных партий наркотиков». 5,8 млрд рублей — это в 4,1 раза больше дохода всего российского наркомаркета Hydra за первое полугодие 2019 года и лишь в два раза меньше общего объема связанных с наркотиками сделок, осуществленных в западном даркнете с 2011 по 2015 год (данные приводятся по подсчетам издания «Проект»).

В сообщении ведомства особо подчеркивалось, что партия не была предварительно задекларирована перевозчиком, поэтому Внуковская таможня возбудила по факту обнаружения метадона уголовное дело по пункту «б» части 4 статьи 229.1 УК — контрабанда наркотиков в особо крупном размере. «Сотрудники Внуковской таможни совместно с сотрудниками главного управления по борьбе с контрабандой ФТС России провели комплекс оперативно-разыскных мероприятий и неотложных следственных действий, направленных на установление лиц, причастных к совершению данного преступления», — уверяли в ФТС.

Согласно ее сообщению, таможенники обнаружили на складе временного хранения в московском аэропорту 2 400 пластиковых литровых бутылок с бесцветной жидкостью, которые прибыли рейсом из Кельна. На этикетках значилось, что в одном миллилитре этого раствора содержится пять миллиграмм метадона — синтетического препарата из группы опиоидов, применяемого для анестезии или лечения наркотической зависимости посредством замещения им более опасных уличных наркотиков, например, героина. Однако, следует из сообщения, российские эксперты выяснили, что в действительности в одном миллилитре жидкости содержалось не пять, а более 500 миллиграмм метадона.

Именно с результатами экспертизы и связана баснословная сумма, вынесенная в заголовок новости: авторы пресс-релиза умножили количество чистого вещества в каждой бутылке на число бутылок — получилось 1,2 тонны — и оценили стоимость каждого грамма в 4-5 тысячи рублей; по данным ФТС, именно столько стоит метадон на черном рынке.

Однако в тот же день выяснилось, что вещество предназначалось не для нелегальной продажи, а для программы опиодной заместительной терапии в Таджикистане — об этом ТАСС рассказал заместитель руководителя Наркологической службы министерства здравоохранения страны Рустам Шарипов. Куплен метадон был на деньги Глобального фонда ООН по борьбе с ВИЧ/СПИД. Шарипов возложил ответственность за задержание партии на транспортную компанию, занимающуюся перевозкой, а неназванный представитель программы развития ООН связал случай на Внуковской таможне с «неправильной маркировкой».

Бывший сотрудник программы ООН, координировавший закупки метадона для Таджикистана, на условиях анонимности рассказывает, что декларацию, об отсутствии которой говорили в ФТС, должен был подавать сам поставщик. Как объясняет собеседник «Медиазоны», закупки метадона осуществляются через сайт Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ). Логистические компании, занимающиеся доставкой груза, регулярно меняются по результатам тендеров. «Возможно, была компания, которая оформила логистику именно через Россию — тут ведь и на тарифы смотрят, и на условия, возможно, выбрали самое дешевое предложение. Если груз был в складе временного хранения, значит борт разгрузили, например, чтобы использовать для другого рейса либо для стыковки», — говорит он.

На сайте ЮНИСЕФ метадон доступен в концентрации пять и 10 миллиграмм на миллилитр, препарат разлит в литровые бутылки, в упаковке — по шесть бутылок. Именно такое вещество в концентрации пять миллиграмм Таджикистан заказывал последние годы, объясняет бывший сотрудник программы. Эти данные соотносятся и с числом бутылок, указанным в пресс-релизе ФТС — 2 400, то есть 400 упаковок. Такой упаковки для одного потребителя в среднем хватает на год, говорит собеседник «Медиазоны».

Ориентировочная цена вещества также указана на сайте ЮНИСЕФ: упаковка из шести бутылок с концентрацией пять миллиграмм — 114 долларов США, с концентрацией 10 — 118 долларов. Таким образом, общая стоимость задержанной таможней партии составила 45 600 долларов, или примерно 2,8 млн рублей (в ООН назвали стоимость в 79 300 долларов; вероятно, в нее входят и расходы на транспортировку). Однако в пресс-релизе ФТС указана сумма, большая в 2 070 раз — ее ведомство получило, поскольку в своих расчетах обратилась к экспертам, заверившим, что концентрация метадона составляет не пять, а 500 миллиграмм на миллилитр.

Собеседник «Медиазоны» уверен, что эта цифра ошибочна. «Учитывая специфику постсоветских стран, если эксперт хочет доказать, что медведь — это заяц, он это докажет. Думаю, во всей этой ситуации виноват человеческий фактор — сначала самолет оказался в России, потому что перевозчик решил сэкономить, а потом оказалось, что метадона якобы в тысячу раз больше было, потому что кто-то решил себе пару звездочек прицепить на погоны; все преследовали свои интересы», — говорит экс-сотрудник программы.

Возить медицинский метадон в Таджикистан из Кельна для перепродажи на черном рынке бессмысленно, а перевозка такой партии самолетом — слишком дерзкая операция, считает он: «Ну невозможно ввезти нелегально в Таджикистан несколько тонн метадона, тем более самолетом. Пабло Эскобар отдыхает».

«Во-первых, нормативно-правовая база серьезно регулируется. Со стороны страны-поставщика нужна лицензия на экспорт, со стороны получателя нужна лицензия на импорт в соответствии с квотой, которую устанавливает страна, и эта квота в Таджикистане никогда не превышала 30 килограмм. Просто нереально его нелегально ввезти сюда в таком количестве», — объясняет он.

«Во-вторых, — добавляет собеседник "Медиазоны", — нужно подумать про мотивы. Зачем завозить метадон в стократной концентрации, если он в Таджикистане такой же контролируемый препарат, как и в России, и реализовать такое количество тут будет нереально? Зачем привозить его в жидкой форме, чтобы затем вновь превратить в порошок для продажи на улицах, учитывая, что не в лабораторных условиях это сделать будет невозможно? Гораздо проще килограммами героин ввезти, чем метадон бодяженый привозить и приводить его в нормальное состояние. С экономической точки зрения это полный абсурд, да и ни разу я не слышал, чтобы наркотики везли из России в Таджикистан, а не наоборот».

МИД Таджикистана пока не отреагировал на новость о задержании партии — по мнению бывшего участника программы, вероятно, это связано с тем, что вина за задержание будет возложена на компанию-поставщика.

В ООН на вопрос «Медиазоны» о том, кто был поставщиком метадона, пока не ответили. По мнению собеседника редакции, инцидент не повлияет на наркопотребителей, участвующих в программе опиоидной заместительной терапии в Таджикистане: обычно новая закупка совершается, когда запасов перестает хватать больше, чем на один год.

Вечером 18 декабря МВД Германии сообщило, что партия была разблокирована. О закрытии уголовного дела в России же пока не сообщалось.

Редактор: Дмитрий Ткачев

Ещё 25 статей