Маски‑шоу. Почему суд Гонконга разрешил скрывать лица во время уличных протестов
Александр Бородихин
Маски‑шоу. Почему суд Гонконга разрешил скрывать лица во время уличных протестов
4 января 2020, 13:10
11 252

Участники протестов в Гонконге. Фото: Мигель Кандела / РИА Новости

​18 ноября суд первой инстанции Высокого суда Гонконга признал неконституционным запрет властей на ношение масок во время уличных акций протеста. «Медиазона» с необходимыми пояснениями публикует выдержки из этого вдохновляющего судебного решения.

В период с 9 июня по 4 октября 2019 года, по данным правительства, были зарегистрированы свыше 400 «мероприятий, имеющих отношение к общественному порядку» (массовых акций или шествий), причем существенная их часть закончилась вспышками насилия. Со временем произошла эскалация, в особенности — 29 сентября и 1 октября, когда во многих районах участники акций протеста перекрывали крупные транспортные магистрали, совершали акты вандализма на станциях метро, объектах инфраструктуры, в государственных организациях и магазинах, а также бросали коктейли Молотова в сотрудников полиции, их автомобили и полицейские участки.

Запрета на сокрытие лиц до PFCR в Гонконге не существовало. Бюро безопасности, осознавая растущий уровень опасности, сообщило главе администрации о необходимости безотлагательно принять «Распоряжение о запрете скрывать лица» в целях повышения эффективности расследований и предупреждения дальнейших насильственных и незаконных действий со стороны нарушителей в масках.

Второе предложение Статьи 39 Основного закона гласит: «Права и свободы граждан Гонконга не могут быть ограничены кроме случаев, когда это предусмотрено законом». Мы не принимаем аргумент истцов. Формулировки закона не существуют абстрактно или в вакууме. <…> Требование о том, чтобы ограничения были «предусмотрены законом», непосредственно подразумевает ограничения в правах и свободах гражданина. При этом предполагается, что «нормы», прямо направленные на ограничение свобод гражданина, должны быть в достаточной мере выверенными, чтобы гражданин мог их соблюдать.

Фото: Мигель Кандела / РИА Новости

Нет сомнений в том, что ограничения, предусмотренные PFCR, касаются сразу нескольких гражданских прав, в том числе — свободы мирных собраний и демонстраций, свободы слова и самовыражения и права на частную жизнь. Эти права не являются абсолютными и могут ограничиваться в рамках закона.

Представляющий сторону правительства [юрист] Бенджамин Ю пояснил, что PFCR преследует две основные цели: противодействие и нейтрализация желания нарушать закон у тех, кто скрывает лица, а также ускорение работы полиции, следствия и обвинения. Невозможно спорить с тем, что это законные цели, которые правительство может декларировать в рамках закона в интересах общественного порядка и общественной безопасности. Здесь необходимо отметить, что многие положения Билля о правах прямо разрешают ограничение необходимых гражданских прав в целях защиты общественного порядка и безопасности.

В полномочия и обязанности LegCo в качестве законодательного органа Гонконга входит принятие законодательных актов. Другие органы не могут, в соответствии с заложенными в Конституции принципами, обладать широкими законодательными полномочиями, а могут лишь принимать подзаконные акты. Между широкими законодательными полномочиями и допустимыми полномочиями по принятию подзаконных актов есть определенная разница. При этом в части, касающейся общественной опасности, ERO представляется столь широким по масштабу применения, передача власти — столь полной, условия применения — столь неопределенными и субъективными, распоряжения, изданные в рамках этих полномочий — столь существенными, а контроль за исполнением закона со стороны LegCo — столь ненадежным, мы заключаем, что ERO несовместим с конституционным порядком <...> Мы не считаем, что ERO можно сделать соответствующим требованиям Конституции <...>, поскольку суд не уполномочен принимать решения или выпускать законодательные акты, целиком отличающиеся по смыслу от тех, что были приняты изначально.

Перед нами имеются свидетельства масштабного ущерба и серьезной опасности, которые создали некоторые участники акций протеста. За месяцы, предшествовавшие [подписанию PFCR], в Гонконге были зафиксированы многочисленные случаи нападения на полицейских в оцеплении с оружием, перекрытия дорог общего пользования и туннелей крупными и тяжелыми предметами, нападения на водителей, возмущенных такими перекрытиями, проявлений вандализма в отношении объектов общественного назначения и прочих зданий, сожжения государственной собственности, использования зажигательных бомб против полицейских и на станциях общественного транспорта, повреждения торговых центров, магазинов, банков и ресторанов (наряду с сообщениями о грабежах и кражах в некоторых из подвергшихся нападениям магазинов), нападений на места расположения правоохранительных органов, повреждения транспортной инфраструктуры, преследований и нападений на простых граждан, придерживающихся иных политических взглядов. Подобные акты насилия и вандализма все более ожесточались и учащались, а 1 октября стали особенно серьезными. Наиболее агрессивные участники акций протеста зачастую скрывали личность при помощи медицинских масок, балаклав и противогазов. Особенно тревожной тенденцией стало заметное увеличение числа молодых людей и студентов, принимающих участие как в массовых мероприятиях, так и в преступных актах насилия и вандализма. К 4 октября были задержаны 223 несовершеннолетних из общего числа задержанных в 2 135 человек — при этом по состоянию на 1 сентября соотношение составляло 67 к 1 110.

Правительство представило экспертное мнение доктора Цуй Пуй Вин Эфраэма, клинического психолога, в котором объясняется, как сокрытие лица влияет на психологию человека и придает решимости к совершению действий, которые человек в иных ситуациях бы не совершал. Доктор Цуй пишет, что лично не проводил каких-либо исследований провоцирующего эффекта масок, однако изучил соответствующую литературу: «Люди принимают осознанные решения, надевать маску или нет, и надевать ли какую-то конкретную маску. Причиной может быть физическая защита, психологическая защита личности или демонстрация аффилиации с определенной группой. Представляется, что когда человек присоединяется к группе, которая использует маски в качестве групповой идентификации, запускается эффект деиндивидуации. Маска становится носителем функции анонимности; когда анонимность дополняется коллективизмом, участники группых действий легко распределяют между собой обязанности. Люди, как правило, чувствуют поддержку других, что придает храбрости. Если доминирующая групповая ценность или цель в ситуации просоциальна, человек будет ей соответствовать и действовать просоциально. Однако, если доминирующая групповая ценность или цель антисоциальны, индивид с большей вероятностью будет действовать антисоциально. Слово "антисоциально" относится к отрицанию более общих социальных норм, что внутри группы может становиться собственной групповой нормой как таковой. Таким образом, человек вовсе не теряет себя в группе, а просто следует групповой норме».

Редактор: Дмитрий Ткачев

Понравился этот материал? Поддержите Медиазону

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей