Топор в ЕСПЧ. Суд вынес решение по делу азербайджанского офицера, зарубившего спящего сослуживца‑армянина
Александр Бородихин
Топор в ЕСПЧ. Суд вынес решение по делу азербайджанского офицера, зарубившего спящего сослуживца‑армянина
7 841

Пикет Союза армян против согласия правительства Венгрии на экстрадицию в Азербайджан Рамиля Сафарова в 2012 году. Фото: Станислав Красильников / ТАСС

ЕСПЧ вынес решение по итогам многолетнего судебного разбирательства вокруг скандального убийства в Будапеште в 2004 году. Во время курсов НАТО по программе «Партнерство во имя мира» азербайджанский военный зарубил топором армянского офицера и был осужден к пожизненному заключению; через несколько лет Венгрия выдала офицера на родину. Азербайджан помиловал убийцу и возвел в ранг национального героя.

Представители армянской стороны просили суд принять меры к Венгрии и Азербайджану вплоть до аннулирования президентского помилования. В итоге ЕСПЧ не нашел никаких нарушений со стороны Венгрии; меры по устранению нарушений азербайджанской стороной суд оставил за Баку.

Топор и Карабах

В начале 2004 года военный блок НАТО проводил в Венгрии трехмесячные курсы английского языка для военных из стран бывшего СССР в рамках программы «Партнерство во имя мира». Для участия в программе в Будапешт прибыли по двое представителей от каждой из бывших республик Советского Союза, в том числе Азербайджана и Армении.

Офицеров разместили в общежитии Университета национальной обороны Венгрии имени Миклоша Зриньи. 25-летнему лейтенанту из Армении Гургену Маргаряну в соседи достался венгерский военный Кути Балаш, с которым их поселили в комнате 218/a.

Ранним утром 19 февраля Балаш проснулся, услышав повторившийся несколько раз глухой звук, и открыл глаза.

«У кровати [Маргаряна] я увидел нашего однокурсника-азербайджанца с топором с длинной рукоятью. Я встал с кровати и на венгерском, нет, на английском, сказал ему: "Прекрати! Что ты делаешь?". Я был просто шокирован, увидев, как мой сосед лежит на спине, у него сочится кровь из головы и шеи, и он хрипит, будто ему не хватает воздуха, — вспоминал венгр на следствии. — Когда я закричал на [нападавшего], он повернулся ко мне и сказал — или я это понял по его жесту, — что со мной проблем нет, и даже после этого он нанес два удара или больше, а затем вышел из комнаты, и я вышел за ним. Он ушел с таким выражением лица, будто успешно справился с очень важным делом. Я побежал за помощью; он повернул направо по коридору, а я налево».

26-летнего старшего лейтенанта вооруженных сил Азербайджана Рамиля Сафарова задержали, когда он пытался найти второго курсанта из Армении: 29-летнему капитану Айку Макучяну повезло, что дверь в его комнату была заперта, и нападавшего отвлекли выбежавшие в коридор военные.

На допросе в полиции Сафаров вину не отрицал. Он рассказал, что вечером купил топор возле станции метро, сделал домашнюю работу по английскому языку, а в 5 часов утра пошел убивать армян, «потому что, как мне известно, в это время сон наиболее крепок».

Следствие и суд продолжались два года: защита Сафарова пыталась доказать, что причиной нападения стали издевательства со стороны армянских военных, и в тот момент он не отдавал отчет своим действиям из-за посттравматического стрессового расстройства: в 1993 году после атаки армянских войск его родной Джебраилский район был включен в состав непризнанной Нагорно-Карабахской республики. Отец Сафарова рассказывал, что двое двоюродных братьев Рамиля погибли при захвате Джебраила.

Азербайджанский офицер утверждал, что Маргарян оскорблял национальный флаг его страны, однако подтверждения этим словам не нашлось. По результатам четырех психиатрических экспертиз Сафарова трижды признали вменяемым и один раз — частично вменяемым. В итоге суд постановил, что в момент совершения преступления военный понимал, что делает.

13 апреля 2006 года суд в Будапеште приговорил Рамиля Сафарова к пожизненному заключению без права на досрочное освобождение в течение 30 лет.

Объясняя суровость наказания, судья отметил умышленный характер убийства и жестокость при его совершении, а также последовательное отсутствие раскаяния: «Убийство спящего человека в мирное время — всегда преступление, и никак не может считаться героическим поступком».

Топор и свобода

Впрочем, к тому моменту для Азербайджана и Армении Сафаров уже стал символической фигурой. Хотя после приговора президент Ильхам Алиев и призывал прессу не раздувать случившееся, а силовики разогнали уличную акцию в поддержку осужденного, все чаще звучали подчеркнуто одобрительные характеристики: радикальная Национал-демократическая партия объявила Сафарова «человеком года», «Организация освобождения Карабаха» собрала подписи в его поддержку, а Hациональный совет молодежных организаций осудил несправедливость, которой «славный сын Азербайджана» подвергся «в результате целенаправленной деятельности армян и проармянских сил».

«Мегацинизм азербайджанской пропаганды, или как превратить уголовника в национа», — писали армянские СМИ. «Несколько слов о мифах армянского агитпропа о Рамиле Сафарове, или Спал ли убитый армянский офицер?» — отвечали в Азербайджане.

Рамиль Сафаров после освобождения 31 августа 2012 года в Баку. Фото: кадр из видео телеканала ANS

Попытка обжаловать приговор в венгерском суде оказалась неудачной, и азербайджанская сторона сконцентрировалась на попытках добиться экстрадиции Сафарова на родину; Венгрия, в свою очередь, последовательно убеждала власти Армении, что передавать Сафарова Азербайджану не планирует.

В конце лета 2012 года, вскоре после визита Виктора Орбана в Баку Минюст Венгрии объявил, что Рамиль Сафаров продолжит отбывать наказание в Азербайджане. В тот же день самолет с Сафаровым вылетел в Баку, а президент Алиев его помиловал; распоряжением министра обороны Сафарова повысили в звании до майора, ему выделили квартиру выплатили денежное довольствие за восемь лет.

Армения, у которой с Азербайджаном отношения «не установлены», в тот же день приостановила дипломатические отношения с Венгрией.

«Президент Обама глубоко обеспокоен сегодняшним объявлением о том, что президент Азербайджана помиловал Рамиля Сафарова после возвращения из Венгрии», — констатировали в Вашингтоне.

«Считаем, что эти действия азербайджанских, равно как и венгерских властей идут вразрез с усилиями, согласованными на международном уровне, в первую очередь по линии Минской группы ОБСЕ, и направленными на снижение напряженности в регионе», — критиковал российский МИД.

Топор и иск

Представители семьи Гургена Маргаряна и избежавший нападения той ночью Айк Макучян пожаловались на действия Венгрии и Азербайджана в Европейский суд по правам человека в 2013 году.

В жалобе утверждалось, что обе страны должны нести ответственность за произошедшее, поскольку помилование осужденного убийцы нарушает статью 2 Европейской конвенции по правам человека о праве на жизнь; Венгрию обвиняли в экстрадиции без получения надлежащих гарантий продолжения тюремного заключения в Азербайджане, а Азербайджан — в нарушении статьи конвенции 14 о запрещении дискриминации в сочетании с той же статьей 2, поскольку официальный Баку, повысив Сафарова в должности, фактически поддержал нападение на почве ненависти. Также заявители обвиняли обе страны в непредоставлении документов, запрошенных в ходе разбирательства (статья 38 конвенции).

Комитет по ликвидации расовой дискриминации ООН жалобу поддержал, выразив обеспокоенность тем что Сафарова приняли на родине «как национального героя»: тем самым «государство-участник потворствует расовой ненависти и преступлениям на почве ненависти и отказывает в правовой защите жертвам».

«Обратившись в ЕСПЧ, мы требуем возвратить Сафарова в Венгрию или передать в третью страну для отбывания наказания, — говорит адвокат Назели Варданян. — Материальные требования мы не выдвигали изначально, это было твердой позицией родителей Гургена Маргаряна. Я согласна с этой позицией, потому что жизнь человека невозможно оценить в деньгах. Айк Макучян также отказался от каких-то материальных требований».

Варданян подчеркивала, что для Венгрии экстрадиция осужденного по столь серьезной статье была «исключительным случаем», который стал возможным в результате «очень серьезного незаконного вмешательства — с участием правительства Венгрии и Азербайджана». Такую же причину подозревают журналисты венгерского издания Átlátszó: по следам расследования OCCRP про «азербайджанский ландромат» они упоминают подозрительную транзакцию офшора, связанного с азербайджанскими властями, в будапештский банк, однако более подробной информации о связи с делом Сафарова не приводят.

Решение ЕСПЧ вряд ли устроит истцов: судьи не нашли никаких нарушений со стороны Венгрии, а в случае Азербайджана установили нарушение статьи 2 (право на жизнь) «в процессуальном аспекте», но не по сути, а также нарушение статьи 14 в сочетании со статьей 2 (запрет дискриминации).

«В конкретных обстоятельствах данного дела суд не считает целесообразным указывать на необходимость каких-либо общих или индивидуальных мер в отношении Азербайджана», — подчеркивается в решении.

Меры по устранению допущенных нарушений конвенции суд оставил за азербайджанской стороной. Никакой компенсации истцы не просили, и суд не стал ее назначать; при этом Азербайджан обязан компенсировать истцам £15 тысяч, потраченных на услуги лондонских юристов.

Рамиль Сафаров продолжает служить в армии Азербайджана, теперь в звании полковника-лейтенанта. Айк Макучян, который запер дверь в свою комнату в 2004 году, занимает пост в Минобороны Армении. Семья убитого Гургена Маргаряна публичности избегает; его отец Артуш в 2013 году пытался покончить с собой.

Редактор: Дмитрий Трещанин

Понравился этот материал? Поддержите Медиазону

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей