«Россия: принуждение к карантину». Доклад «Апологии протеста»
«Россия: принуждение к карантину». Доклад «Апологии протеста»
16 июня 2020, 9:29
6 615

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

Правозащитный проект «Апология протеста» представляет доклад «Россия: принуждение к карантину», в котором анализирует судебную практику за два месяца пандемии коронавируса — апрель и май 2020 года. «Медиазона» публикует выдержки из доклада правозащитников, по подсчетам которых сумма штрафов, назначенных россиянам за нарушения необъявленного карантина, приближается к миллиарду рублей.

Новая реальность

После введения ограничительных карантинных мер субъектами Федерации ни один день не обходился без сообщений о количестве протоколов о совершении административных правонарушений, а иногда и о случаях полицейского произвола и возбуждении уголовных дел по коронавирусным статьям.

По данным ГАС «Правосудие» и сайтов районных и городских судов, с 1 апреля по 8 июня 2020 года в суды поступило 394 359 дел по нарушению части 1 статьи 20.6.1 КоАП РФ (невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе ее возникновения). Дела по одиннадцати регионам — половина всех дел. Наиболее явными лидерами полицейского конвейера стали Татарстан и Краснодарский край; на другом полюсе находятся Чечня и Ненецкий автономный округ. Сопоставление количества дел и количества зараженных показывает, что противодействие эпидемии репрессивными мерами нерационально — эти показатели не коррелируют друг с другом.

Апрельские протоколы

Начиная со 2 апреля 2020 года во многих регионах административные органы начали активно составлять протоколы по части 2 статьи 6.3 КоАП РФ. Полиция ряда субъектов была сориентирована на массовое привлечение граждан к административной ответственности за формальные и незначительные нарушения региональных запретов.

Телеграм-канал «Омбудсмен полиции» опубликовал сообщения, в которых сотрудница Новосибирского главка требует от подчиненных выполнять план по протоколам на нарушителей карантина. «Мы работаем до тех пор, пока с каждого района не будет около десяти протоколов. Если в 17:00 у нас не будет результата, значит, работаем дальше», — говорится на аудиозаписи.

Губернатор Калининградской области Антон Алиханов поручил сотрудникам полиции особенно жестко наказывать штрафами пенсионеров за нарушение режима изоляции. «[Дано] поручение управлению Министерства внутренних дел максимально ужесточить режим и штрафовать, и особенно, как это ни странно прозвучит, стариков, и оно будет выполняться», — заявил глава региона.

В некоторых регионах устраивались настоящие облавы — к примеру, нарушителей в Краснодарском крае задерживали мобильные группы, состоящие из сотрудников полиции, Росгвардии, казаков и дружинников.

Суды поддержали рвение полицейских и запустили конвейер по рассмотрению дел о нарушении карантина. В день могли быть назначены к рассмотрению десятки и даже сотни дел. Так, в Ленинском районном суде Краснодара на 8 апреля 2020 года было назначено 22 судебных заседания за нарушение карантина; в Промышленном районном суде Ставрополя на 14 мая 2020 года — 215 заседаний. Формальные судебные заседания продолжались как правило не более пяти минут. После народного схода против режима карантина 20 апреля во Владикавказе суды в последующие дни оперативно рассмотрели десятки дел.

Типовые поводы для составления протоколов: изначально — поход в магазин, поездки к родителям, походы в банк для оплаты кредитов, рыбалка; позже — отсутствие масок, перчаток в магазинах, транспорте и общественных местах.

Удаленное правосудие

Конвейерное правосудие напрямую нарушает стандарты права на справедливое судебное разбирательство. Во-первых, дела рассматривались без участия сторон — при единоличном присутствии судьи. Люди не всегда могли узнать, что по их делу назначен суд, иногда их даже не извещали об этом. Во-вторых, формальные, de facto закрытые судебные разбирательства без соблюдения принципов правосудия.

В большинстве случаев, по мнению суда, вина нарушителей подтверждается протоколом и совокупностью материалов дела — рапортами сотрудников и фотоматериалами. Судьи отказывают стороне в ознакомлении с материалами дела, в отложении заседания и не выслушивают объяснения самих нарушителей.

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

Суды онлайн — еще одно ноу-хау коронавирусного правосудия. COVID-19 не остановил процессы над протестующими, несмотря на закрытие судов на карантин и требование рассмотрения только безотлагательных дел. Несмотря на имеющиеся плюсы онлайн-правосудия, есть и очевидные минусы. Прежде всего, возникает вопрос, каким образом можно обеспечить открытость судопроизводства? По общему правилу судебные заседания в России являются открытыми.

Обеспокоенность вызывает и доступ к правосудию: стороны могут не иметь компьютера или подключения к интернету. Могут возникать и технические проблемы. И все это может привести к лишению права на защиту и доступ к суду.

Юристы отмечают, что проведение заседаний через Skype, WhatsApp или любой другой мессенджер незаконно, подобной нормы нет ни в одном кодексе. Закон предусматривает, что обвиняемый может участвовать в заседании посредством видеоконференцсвязи, эта норма применяется при определенных условиях — например, когда участник процесса находится в другом регионе. Также в Уголовно-процессуальном кодексе есть норма, которая позволяет проводить все судебное заседание по видеоконференцсвязи. Однако подобная мера применима к статьям, связанным с терроризмом, диверсией, госизменой, шпионажем. В таком случае суд должен мотивировать решение о проведении заседания по ВКС, исходя из того, что обвиняемый может представлять опасность для участников процесса или порядка судебного заседания.

Штрафы

Массив 394 359 дел по части 1 статьи 20.6.1 КоАП РФ и 16 380 дел по части 2 статьи 6.3 КоАП РФ из разных регионов показывает следующие данные. Чаще всего по части 1 статьи 20.6.1 КоАП РФ штраф назначали физическим лицам в размере 1 000 рублей. По части 2 статьи 6.3 КоАП РФ — 15 000 рублей.

Доля возвращенных в полицию, прекращенных судами дел или вынесенных предупреждений — разная. Однако, несмотря на это, в целом по части 1 статьи 20.6.1 КоАП РФ в Свердловской области средний размер штрафа составил 1 350 рублей, в Башкортостане — 1 053 рублей, в Новосибирской области — 3 050 рублей, в Омской области — 1 160 рублей; по части 2 статьи 6.3 КоАП РФ в Новосибирской области — 14 450 рублей, в Ростовской области — 13 390 рублей. Таким образом, дела по статье 20.6.1 КоАП РФ стоили жителям страны не менее 400 миллионов рублей, а по статье 6.3 КоАП РФ — 246 миллионов рублей.

Более того, с помощью приложения «Социальный мониторинг» к 20 мая 2020 года власти Москвы выписали 54 тысячи штрафов на общую сумму более 216 миллионов рублей.

По статье 8.6.1 регионального закона «Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге» за нарушение «коронавирусных» ограничений с мая выписали штрафов на 17 миллионов рублей.

Таким образом, общая сумма назначенных штрафов по карантинным статьям приближается к 1 миллиарду рублей, при этом штрафы по статьям 20.6.1 и 6.3 КоАП РФ поступают в федеральный бюджет, но бороться с вирусом федеральные власти поручили регионам.

Количество административных протоколов по регионам России. Данные: «Апология протеста». График: «Медиазона»

Уголовные дела

Судебная практика показывает, что прежде по статье 236 УК (нарушение санитарно-эпидемиологических правил) к ответственности привлекали людей, обязанных по должности соблюдать санитарные правила: заведующую столовой, производством кулинарного цеха, посудомойщицу ресторана, школьного повара, директора компании, поставляющей питьевую воду.

Набирающая обороты борьба с распространением коронавируса послужила оправданием оперативного ужесточения санкции по этой статье. С 1 апреля по части 1 статьи 236 УК за причинение вреда здоровью граждан по неосторожности, которое обернулось массовым заболеванием, были предусмотрены наказания от штрафа в 500-700 тысяч рублей до двух лет заключения. По части 2 (причинение вреда, повлекшего смерть) — от трех до пяти лет, штраф от 1 до 2 млн рублей, по части 3 (гибель двух и более лиц) — от пяти до семи лет.

Мониторинг СМИ показал, что за два месяца эпидемии коронавируса по этой статье возбудили как минимум 22 уголовных дела: это дела о потенциальной угрозе заражения других людей и по обстоятельствам реального заражения; после реальных случаев заражения были возбуждены восемь уголовных дел.

Коронавирусный протест

Среди административных и уголовных коронавирусных дел отдельно стоит выделить дела, которые возбуждают за протесты: против режимов карантина, поправок в Конституцию, перепрофилирования больниц, полицейского произвола, в поддержку других лиц и т.д. Протест также рассматривается как нарушение режима.

Члены Совета по правам человека при президенте опубликовали заявление, в котором выразили протест действиям полиции и потребовали немедленного освобождения задержанных. «Одиночный пикет не может быть нарушением закона о публичных акциях, а карантин не может ограничивать конституционные права граждан, если их реализация не представляет собой эпидемиологической угрозы (реальный одиночный пикет такой угрозы определенно не представляет)», — говорилось в заявлении.

Фактически коронавирус стал основанием для запрета одиночных пикетов, которые вообще не требуют согласования с властями и не являются нарушением законодательства о публичных акциях. Одиночное пикетирование не создает угрозу конституционно охраняемым ценностям. Вне зависимости от последующего процессуального оформления и привлечения лишение свободы путем задержания и доставления в отдел полиции за проведение одиночного пикета даже в период режима повышенной готовности представляет собой необоснованное вмешательство в реализацию прав, гарантированных требованиями ст. 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и ст. 10 (право на свободу выражения мнения) Европейской Конвенции.

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

Выводы

Нет сомнений, что обязанность по защите здоровья населения, особенно в условиях глобальных эпидемий, лежит на государствах. Введение в России по сути карантинных ограничений в целом соответствовало общемировому тренду борьбы с распространением коронавируса. При этом за два месяца нахождения населения России под карантином есть основания полагать, что баланс между защитой здоровья людей и ограничением прав человека соблюден не был. Более того, вместо достижения баланса между двумя охраняемыми ценностями государство выбрало традиционный путь — принуждение.

Во-первых, нежелание федерального центра ввести полноценные карантинные меры (режим ЧС), ограничившись региональными режимами повышенной готовности, привело к появлению и применению сомнительных с точки зрения их соответствия федеральной Конституции, российскому законодательству и международным стандартам ограничений, в том числе ограничений прав человека. Окончательная правовая оценка этих ограничений еще не дана.

Во-вторых, хаотично изменяющееся законодательство и ориентация государства на карательную функцию привели к массовому необоснованному привлечению жителей страны к административной ответственности.

В-третьих, полицейский конвейер автоматически запустил судебный конвейер. Суды стали выполнять функцию легализации протоколов, проводя формальные судебные заседания с нарушением права на защиту и справедливый суд.

В-четвертых, репрессивный уклон и палочная система неминуемо привели к появлению случаев полицейского произвола и применения насилия в отношении предполагаемых нарушителей карантина.

И, наконец, в-пятых, протесты. Казалось бы, карантинные статьи напрямую не связаны с ними. Тем не менее мы видим новый тренд — карантинные статьи стали удобной заменой или дополнением статьи 20.2 КоАП РФ и поводом для задержаний и преследований гражданских и политических активистов, которые не представляют угрозы ни для кого, кроме властей.

Очевидно, что полицейские и судебные конвейеры по штампованию штрафов в условиях бедственной экономической ситуации, а также репрессивные практики в период сложной эпидемиологической ситуации никак не снижают риски распространения COVID-19, а наоборот — только усугубляют ситуацию, подвергая риску заражения еще большее количество людей, в том числе задерживаемых участников протестов. Мораторий на права человека, в том числе на свободу выражения мнения, и нетерпимость к протестным акциям в любой форме — перманентный признак политического режима в России в любое время.

Символично, что именно протесты в итоге de facto и завершили карантин в стране. Всего более 100 активистов последовательно вставали с одиночным пикетом у главного здания полиции в Москве, в Петербурге и других городах. Их акции, задержание и суды отодвинули на второй план надоевшую за три месяца и журналистам, и публике тему коронавируса. Они открыли новый протестный сезон в Москве и в целом по стране, показывая тем самым, что ограничения гражданских свобод пора снимать.

С полным текстом доклада «Апологии протеста» «Россия: принуждение к карантину» можно ознакомиться на сайте международной правозащитной группы «Агора».

Понравился этот материал? Поддержите Медиазону

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей