«Парни чеченской национальности попросили парней русской национальности не шуметь». Полицейского из Чечни судят за убийство карельского коллеги
Юлия Сугуева
«Парни чеченской национальности попросили парней русской национальности не шуметь». Полицейского из Чечни судят за убийство карельского коллеги
18 августа 2020, 13:15
27 752

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

В Нальчикском городском суде сегодня начинается рассмотрение дела об убийстве 34-летнего полицейского из карельского отряда спецназначения «Гром» Александра Флегонтова. В октябре 2019 года во время драки в Институте повышения квалификации сотрудник полка имени Ахмата-Хаджи Кадырова Хизир Зубайраев ударил Флегонтова по лицу, а тот упал с лестницы, ударился затылком об пол и умер.

Конфликт и убийство

«Это был последний день командировки, это была пятница, они должны были в субботу утром выезжать уже домой. В понедельник утром он должен был быть дома», — вспоминает Маргарита, бывшая жена погибшего полицейского.

Флегонтов служил в карельской полиции с 2007 года, в 2017 году он стал сотрудником отряда спецназначения «Гром» УНК МВД Карелии.

Александр половину жизни отдал службе, говорит Маргарита. Во время службы в армии он участвовал во Второй чеченской войне, а потом устроился в ОМОН и еще несколько раз ездил в Чечню в командировки: «У него 12 лет службы за плечами, он прошел огонь и медные трубы, он служил в Чечне еще в свои 20 лет. Когда мы познакомились, ему был 21 год, и все это время он отдал работе».

Со 2 по 23 октября 2019 года Флегонтова командировали в Нальчик, где он должен был пройти курс в местном филиале Северо-Кавказского института повышения квалификации Краснодарского университета МВД. Всего прослушать курс приехали 32 полицейских из разных регионов России.

Вечером 18 октября Александр и несколько его однокурсников пошли в кафе неподалеку от института «покушать и выпить спиртные напитки», рассказывал позже следователю полицейский из Саратова Алексей Шишов. Вернувшись на территорию вуза, они продолжили пить во дворе, где к ним присоединился сотрудник МВД из Чечни Ибрагим Адуев. Ибрагим пригласил новых знакомых в свою комнату.

Рассказы очевидцев о том, что произошло дальше, сильно разнятся в деталях, но в целом картина событий выглядит так: несколько человек, в том числе Флегонтов, согласились на предложение Ибрагима и собрались в его комнате, но вскоре на шум пришли другие чеченские полицейские из соседней комнаты и начали прогонять отдыхающих коллег.

«Мужчины чеченской национальности высказывали свое возмущение и претензии Флегонтову и другим парням русской национальности относительно того факта, что те зашли в их комнату, то есть в комнату, где проживали мужчины чеченской национальности, и требовали от них, чтобы они незамедлительно покинули указанную комнату», — говорится в показаниях полицейского из Карелии Дмитрия Шипилова.

Один из них — Хизир Зубайраев — вытолкал Флегонтова и его друзей и захлопнул за ними дверь, а в комнате начали ругаться на чеченском языке, вспоминал Алексей Шишов. По его словам, приятели вышли на улицу «на пару минут», а когда вернулись в общежитие, снова столкнулись с сотрудниками чеченского МВД.

Конфликт вспыхнул с новой силой и перерос в драку. Зубайраев ударил Флегонтова по лицу (кто-то из очевидцев запомнил только один удар, кто-то — два), Александр потерял равновесие и упал с лестницы.

«[Флегонтов] упал спиной на пол, расположенный в конце лестницы, то есть он упал с высоты собственного роста и с высоты лестницы, ударившись при этом об пол затылочной стороной головы. После этого между всеми присутствующими началась потасовка», — говорил Шипилов.

Драка длилась недолго — друзья, заметив, что Александр лежит без сознания, попытались его реанимировать, но приехавшие на вызов врачи констатировали смерть.

На следующий день следственный комитет КБР возбудил уголовное дело об убийстве по неосторожности (часть 1 статьи 109 УК). Следствие считает, что Зубайраев действовал умышленно и проявил «преступную небрежность к последствиям», и хотя он не желал смерти Флегонтову, «при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия».

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

Экспертиза показала, что причиной смерти Флегонтова послужила закрытая черепно-мозговая травма: перелом костей черепа, ушиб мягких тканей затылка и кровоизлияние в мозг. Согласно заключению, на лице и груди убитого было несколько кровоподтеков; в крови у него эксперты обнаружили этиловый спирт в концентрации, соответствующей алкогольному опьянению средней степени.

Потерпевшими были признаны мать карельского полицейского Антонина и двое его несовершеннолетних детей, их законными представителями назначены две бывшие жены Александра. Интересы семьи представляет правозащитная организация «Зона права».

Следствие

Все допрошенные очевидцы убийства старались свести к минимуму свою вовлеченность в конфликт. Так, полицейский из Карелии Дмитрий Шипилов утверждал, что вообще не заходил в комнату Ибрагима, а наблюдал ссору со стороны, хотя другой свидетель говорил, что он находился там вместе с остальными. Сам Ибрагим Адуев заверял, что после того, как «парни чеченской национальности по имени Хизир и Юсуп попросили парней русской национальности не шуметь», все разошлись по своим комнатам. Примерно через 20 минут Адуев услышал в коридоре звуки потасовки, но едва он открыл дверь, как кто-то несколько раз ударил его по лицу. «От полученных ударов у меня закружилась голова, и я сразу же зашел обратно к себе в комнату. И более не выходил до того, как начали сотрудники правоохранительных органов разбирательство по случившемуся», — говорил он на допросе. При этом Шипилов показал, что Ибрагим помогал разнимать дерущихся.

Обвиняемый, 24-летний взрывотехник ППСП СН имени Кадырова МВД по Чечне Хизир Зубайраев вину признал сразу, но свои показания менял. Во время допроса в статусе свидетеля он рассказал, что зашел в соседнюю комнату из-за доносившегося оттуда шума, а когда увидел четверых парней русской национальности, которые распивали спиртные напитки и ели сало, потребовал от них уйти, из-за чего и началась ссора.

«Мы все перешли в коридор, где продолжили наш конфликт, и спустя некоторое время мы подошли к концу коридора, где находилась лестница, ведущая к выходу из казармы. <…> После очередной фразы от Александра я, разозлившись, нанес ему один удар левой кистью, сжатой в кулак, в область его головы, после чего другие из присутствующих сотрудников полиции русской национальности накинулись на меня и стали наносить мне удары», — утверждал Зубайраев.

Через несколько дней уже в статусе подозреваемого он рассказал другую версию: Флегонтов вел себя агрессивно, лез в драку, тогда Зубайраев предложил ему встретиться на следующий день. На этом они разошлись, чеченец ушел в свою комнату, но спустя несколько минут вновь услышал шум из коридора, а когда выглянул, увидел, что четыре «русских парня» ругаются с двумя полицейскими из Чечни. Флегонтов, указывая на него, сказал: «Смотрите, этот крутой вышел, нужно быть осторожней» — и Зубайраев подошел разобраться. В какой-то момент друг Александра попытался ударить его, чеченец смог увернуться, но при этом рефлекторно взмахнул левой рукой и попал в лицо Флегонтову.

В декабре следователь назначил дополнительную экспертизу, которая показала, что погибшему нанесли «не менее двух ударов» по лицу. Ознакомившись с ней, Зубайраев допустил, что ударил Александра дважды, «но не более». Обвиняемый предположил, что ушиб на груди у убитого появился во время непрямого массажа сердца, который проводили друзья Флегонтова. Эксперт не исключил такой возможности.

«Изначально говорилось о том, что его добивали, и экспертиза показала, что был нанесен не один удар. И, конечно, мы хотели, чтобы статья поменялась. Он нанес ему преднамеренно несколько ударов, которые повлекли за собой смерть. После того, как произошло убийство, друзья и коллеги говорили о том, что [Зубайраев] говорил: "Давайте скажем, что он упал сам", — рассказывает бывшая жена Флегонтова Маргарита. — На первых порах, как мне кажется, люди говорили правду: он его ударил, налетел, сел сверху и стал его добивать, то есть там была жестокость, понимаете? А уже потом информация поменялась очень существенно».

Женщина утверждает, что не помнит имен полицейских, которые рассказывали родным Флегонтова, что Зубайраев добивал упавшего Александра, но, по ее словам, они видели драку своими глазами.

19 декабря 2019 года о гибели карельского полицейского писал телеграм-канал «Омбудсмен полиции»: «Изначально между ними завязалась ссора на территории института, их разняли, сотрудник из Чечни не успокоился, кинулся на сотрудника из Карелии, повалил на пол и стал наносить удары по голове и лицу, когда оттащили, сотрудник из Карелии был уже мертв».

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

Позже «Омбудсмен полиции» опубликовал еще один пост, в котором повторялась та же версия: Зубайраев нанес Флегонтову «добивающий удар», когда тот уже лежал на полу. Кроме того, говорилось в публикации, пока внутри шла потасовка, на крыльце трое чеченских полицейских ногами избили сотрудника из Саратова.

Согласно материалам дела, 27-летний саратовский полицейский Алексей Шишов действительно был избит. Врачи обнаружили у него перелом скулы, ссадины и гематомы на лице и спине. Однако и он, и Шипилов, у которого тоже зафиксировали повреждения, отказались предъявлять кому-либо претензии, поэтому возбуждать уголовное дело следователи не стали.

В ноябре прошлого года 12 сотрудников Северо-Кавказского института повышения квалификации, в котором произошло убийство, получили дисциплинарные взыскания. На допросах все работники института утверждали, что их либо не было на месте во время драки, либо они ее не заметили. Камера, установленная в фойе учебного заведения, сломалась за неделю до инцидента.

Компенсация и суд

В феврале обвиняемый Зубайраев перевел 600 000 рублей матери убитого, а в июле 50 000 — Маргарите. Однако, по словам бывшей жены Флегонтова, близкие не собираются принимать эти деньги.

«Еще до суда звонили [бывшей второй жене Флегонтова] Марии из какой-то чеченского сообщества, сказали, что готовы выплатить Марии 500 тысяч, моей семье 500 тысяч рублей и ежегодно высылать по 50 тысяч детям на отдых. Мы отказались. Маме тоже звонили, но она вообще отказывается с ними разговаривать. Мы не шли вообще на контакт, и вот прислали деньги матери [в феврале] и мне — за день до первого заседания. Я даже не поняла, что это за деньги. Я сказала [адвокату], что я их готова вернуть. Теперь они на это бьют, что они нам деньги дали, а мы не готовы идти на компромисс, но нам ничего этого не надо. Я попросила у адвоката найти данные, чтобы вернуть их обратно», — говорит Маргарита.

Под компромиссом потерпевшая имеет в виду согласие на рассмотрение дела в особом порядке, о котором просил обвиняемый. Женщина жалуется, что следователь ничего не сообщал им о ходе дела, а потом потерпевших поставили перед фактом, что 17 июля состоится первое заседание: «Помощник судьи нам предложила написать, что мы не против рассмотрения дела в особом порядке, что мы не возражаем, чтобы нас потом просто известили о решении. Я как человек юридически не подкованный в принципе была не против — хорошо, что мне хватило мозгов позвонить адвокату. Он мне все объяснил, говорит: "Вы на это согласны?". Я говорю: "Нет, конечно"».

Адвокат «Зоны права» Андрей Сабинин тоже утверждает, что следователь сначала не знакомил его с делом, а потом в материалах нашлись рапорты, согласно которым защитник не отвечал на звонки из СК. «Это ложь. Потерпевшие, узнав об особом порядке, написали заявление, что отказываются от него. [21 июля] было заседание, на котором судья приняла отказ от этого особого порядка и заседание переназначила на новый суд», — говорит Сабинин. По его словам, все трое потерпевших подали к обвиняемому гражданские иски о компенсации морального вреда на миллион рублей каждый.

«Наказание в любом случае должно быть, а какое — пусть решит суд. Мы подали гражданские иски, и пусть это тоже решит суд. Я за реальный срок, — говорит Маргарита. — Просто обвиняемая сторона хочет вообще без наказания, они даже не согласны на условный срок. Мое мнение, опираясь на слова [очевидцев]: один удар как-то можно объяснить, а когда их было несколько, причем по уже лежавшему человеку, то это несомненно убийство. И как итог — смерть молодого парня, и двое маленьких детей остались сиротами».

Сегодня в Нальчикском городском суде должно состояться первое заседание по существу дела. Рассматривать его судьи будут в общем порядке.

Редактор: Дмитрий Ткачев

Понравился этот материал? Поддержите Медиазону

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей