Арифметика подполья. В КБР второй раз судят юношу, купившего боевикам колбасу и майонез — теперь по статье о терроризме
Юлия Сугуева
Арифметика подполья. В КБР второй раз судят юношу, купившего боевикам колбасу и майонез — теперь по статье о терроризме
16 сентября 2020, 14:28
6 505

Иллюстрация: Артем Беляев / Медиазона

Военный суд в Ростове-на-Дону рассматривает дело молодого жителя Кабардино-Балкарии Хасанби Индреева. Тот уже провел больше двух лет в заключении по обвинению в пособничестве боевикам — за то, что он купил продукты двум жившим в доме его отца мужчинам. Уже вынесенный приговор не помешал обвинить Индреева в том же преступлении еще раз. Просто в первом деле, по версии следствия, парня судили за помощь одному боевику как участнику незаконного вооруженного формирования, а теперь — за помощь другому как стороннику «Исламского государства». Защита говорит, что судить дважды за одни и те же действия нельзя, а следствие просто пытается «искусственно создать показатели своей работы».

Первое дело. Боевики в отцовском доме

Хасанби Индреев родился в селе Нартан в паре километров от Нальчика. Сейчас ему 21 год. В 2013 году его родители разошлись, мать забрала дочь и сына с сестрой в город, но с тех пор Хасанби часто навещал своего отца Хамитби Индреева.

В сентябре 2015 года он в очередной раз приехал в гости к отцу и обнаружил, что во времянке во дворе дома живет неизвестный мужчина, позже рассказывал молодой человек на допросах. Мужчина представился Алимом. Когда сын попытался выяснить, кто это, отец сказал, чтобы он «закрыл свой рот и не лез не в свои дела».

Позже, утверждается в протоколах допроса, он узнал, что Алима на самом деле зовут Хизир Лихов, и он находится в розыске. Лихов несколько раз посылал парня в магазин за продуктами, а иногда давал деньги просто так, чтобы подросток мог купить себе какие-то вещи или «вылечить отца от алкоголизма». Однажды он видел у боевика за поясом пистолет.

На допросах Хасанби говорил, что боевик бывал у отца наездами, он мог пропасть на неделю или месяц, но потом возвращался. В один из таких отъездов, в мае 2016 года, отец попал в СИЗО из-за пьяной ссоры с племянником, которого он ударил ножом.

Хасанби к тому времени уже исполнилось 17 лет, он продолжал наведываться в родительский дом и однажды снова столкнулся с Лиховым. Узнав, что отец арестован, боевик привел во времянку еще одного человека, представил его Рустамом и сказал, что тот будет жить с ним.

По их разговорам юноша понял, что настоящее имя второго боевика — Алим. Пару раз, сказано в протоколе допроса Хасанби, он покупал им продукты и по просьбе Алима показал ему дом местного участкового.

В материалах дела указано, что подросток покупал боевикам курицу, сгущенное молоко, хлеб, осетинские пироги, огурцы, помидоры, колбасу и майонез.

Через два месяца суд приговорил Хамитби Индреева к 2,5 годам условно. Вернувшись домой, вспоминал Хасанби, отец напомнил Лихову, что просил больше никого не приводить, и потребовал уйти.

Мужчины ушли, а через пару недель подросток узнал, что Хизира Лихова убили во время нападения на полицейских. В тот же день по просьбе отца Хасанби приехал в Нартан и снова увидел там Алима — тот, сказано в протоколе допроса, спросил подростка, видел ли он новости и знает ли, где можно достать оружие. Хасанби ответил, что не знает и больше этого мужчину не видел.

Через две недели Алима убили в ходе спецоперации — Национальный антитеррористический комитет утверждает, что его и еще одного боевика обнаружили в лесном блиндаже, в укрытии были найдены автоматы и гранаты. Только из новостей Хасанби узнал полное имя боевика — Алим Битоков.

На допросах Хасанби Индреев говорил, что догадывался, что знакомые отца — боевики-исламисты, поскольку Битоков в течение месяца вообще не выходил из дома и интересовался, где живут сотрудники полиции, а Лихов говорил, что он «стоит на священном пути». Но расспрашивать их или идти в полицию он боялся.

Хасанби Индреева задержали в сентябре того же года, сначала он был под домашним арестом, потом в СИЗО. Во время процесса в Чегемском районном суде молодой человек признал вину лишь частично. По словам Хасанби, после задержания его отвезли в отдел полиции, где показывали фотографии Лихова и Битокова — он сообщил, что видел обоих в доме отца и однажды покупал им еду. Затем его отвели в кабинет, где держали отца: на голове у того был пакет и его «подключали к электричеству». Подросток согласился подписать все, что скажут полицейские.

В материалах его дела есть рапорт начальника местного Центра «Э», где сказано, что Индреев «с сентября 2015 года по август 2016 года оказывал пособническую помощь» Хизиру Лихову — главарю «Вилаята Кавказ», входящего в террористическую группировку «Исламское государство», — и члену его группировки Алиму Битокову.

Несмотря на это, обвинили подростка только в помощи второму боевику. Суд постановил, что с мая по август 2016 года тот помогал Алиму Битокову, входящему в группировку «Объединенный Вилайат Кабарды Балкарии и Карачая» — структурного подразделения «Имарата Кавказ»: предоставил ему жилье отца, пока тот находился в заключении, и покупал продукты.

24 августа 2018 года суд приговорил Хасанби Индреева к двум годам и трем месяцам колонии общего режима, признав виновным в пособничестве участникам незаконного вооруженного формирования (часть 5 статьи 33 и часть 2 статьи 208 УК). Учитывая время, проведенное под домашним арестом и в СИЗО, он вышел на свободу сразу после вступления приговора в законную силу.

Иллюстрация: Артем Беляев / Медиазона

Второе дело. Те же самые боевики

Спустя два года, 24 августа 2020 года, Южный окружной военный суд в Ростове-на-Дону начал судить Хасанби Индреева второй раз. На этот раз его обвиняют в пособничестве участникам террористического «Исламского государства» (часть 5 статьи 33, часть 2 статьи 205.5 УК). Никаких новых преступлений молодой человек не совершал — его второй судят все за ту же покупку продуктов жившим в доме отца боевикам.

Как пишет правозащитный центр «Мемориал», представляющий интересы юношу, в ноября 2019 года его пригласили в следственный отдел по Чегемскому району, чтобы допросить по уголовному делу отца — в декабре 2018-го Хамитби Индреева осудили на четыре года и три месяца по той же статье о пособничестве членам НВФ, а также о незаконном обороте наркотиков (часть 2 статьи 228 УК).

В отделе молодому человеку неожиданного предъявили постановление о возбуждении нового уголовного дела. С декабря прошлого года Индреев был под домашним арестом, а в начале июня суд отправил его в СИЗО №1 Ростова-на-Дону.

На этот раз Хасанби решили судить только за помощь стороннику ИГ Хизиру Лихову, отмечают правозащитники. В обвинительном заключении следователь неверно указал обстоятельства и дату смерти боевика: согласно документу, он и пятеро сообщников были убиты 3 августа 2015 года во время спецоперации в Нальчике. Ошибка объясняется тем, что до убийства летом 2016-го Лихова, как писал «Кавказский узел», уже дважды признавали погибшим.

В материалах дела есть показания Мухамеда Каншокова из Нарткалы, который и привел боевиков в дом Индреевых. Он рассказал, что осенью 2015 года с ним связался знакомый Артур Хашев, попросивший приютить двоих парней, одного из них он впоследствии опознал как Хизира Лихова. Этих мужчин он отвез к Хамитби Индрееву, который согласился принять гостей на два дня. Позже, утверждал свидетель, он узнал, что незнакомцы были боевиками, и пытался убедить Индреевых держаться от них подальше — но об этих разговорах узнал Лихов и пригрозил его пристрелить. В 2019 году и Каншоков, и Хашев были осуждены за пособничество террористам.

Однако, по словам адвоката Николая Бычкова, в суде эти свидетели не подтвердили вину Хасанби Индреева. Так, Хашев рассказал, что не был знаком ни с боевиком Лиховым, ни с молодым человеком, которого впервые увидел только на заседании по своему делу, а его самого обвинили в пособничестве из-за оговора Каншокова. Каншоков же отказался отвечать на любые вопросы, сославшись на статью 51 Конституции, и сказал, что признательные показания по своему делу дал под пытками.

Защита настаивает, что Хасанби уже один раз осудили за помощь боевикам Битокову и Лихову, но теперь следствие приписало их к двум разным исламистским группировкам, чтобы появилась формальная возможность посчитать покупку им продуктов двумя разными преступлениями. Адвокат Бычков считает, что таким образом следователи пытаются «искусственно создать показатели своей работы», хотя прекрасно понимают, что фактически второй раз судят человека за одни и те же действия — а это по закону невозможно.

Редактор: Егор Сковорода

Понравился этот материал? Поддержите Медиазону

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей