«Человек, про которого нельзя сказать, что Россия посадила сына стоматолога Путина». Как стать судьей ЕСПЧ
Олег Зурман
«Человек, про которого нельзя сказать, что Россия посадила сына стоматолога Путина». Как стать судьей ЕСПЧ
5 октября 2020, 11:23
5 137

Здание Европейского суда по правам человека в Страсбурге. Фото: Алексей Витвицкий / ТАСС

5 октября Минюст завершает прием заявок от кандидатов в судьи Европейского суда по правам человека. Правозащитники в один голос критикуют процедуру отбора соискателей за непрозрачность и отсутствие четких правил. «Медиазона» разбирается, как проходит конкурс на место судьи ЕСПЧ от России и что зависит от его результатов.

Что за конкурс?

В начале сентября Минюст объявил конкурс по отбору кандидатов на должность судьи ЕСПЧ. Еще 3 сентября об этом сообщила «Российская газета», позднее, почти через три недели, соответствующее объявление Минюст разместил и у себя на сайте. Позже в ведомстве уточнили, что на самом деле объявление о конкурсе на сайте Минюст опубликовал также 3 сентября, в один день с «Российской газетой», но чтобы новость могли заметить, ее поднимали вверх, обновляя дату публикации.

Первым и пока единственным, кто публично рассказал о своем выдвижении на пост судьи ЕСПЧ, стал глава международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков.

«Я посмотрел на себя в зеркало, побрился, размял речевые мышцы, используемые в английском языке, сдул пыль с дипломов юрфака, кандидата наук по специальности 12.00.10 и североамериканского универа. Потом вспомнил, что семь лет ходил на Старую площадь в Совет по правам человека, больше 10 лет работал преподом, придумал кучу шуток про себя, хитро прищурился и подал документы», — написал Чиков в телеграме.

К 1 октября в Минюст поступило 19 заявок от соискателей на должность судьи ЕСПЧ, сообщили «Медиазоне» в пресс-службе ведомства. Имена соискателей в Минюсте не назвали.

А кто сейчас судья от России?

Выборы в ЕСПЧ назначены в связи с тем, что полномочия действующего судьи от России Дмитрия Дедова истекают в конце 2021 года. В правозащитном сообществе репутация Дедова, экс-судьи высшего арбитражного суда России, переехавшего в Страсбург осенью 2012 года, неоднозначна.

«Особенно если сравнивать с Анатолием Ковлером, то явно человек пришел, не понимая суть этого органа, для чего он создан, что его цель — защита права человека. Его отдельные мнения были даже оскорбительными для человека», — говорит зампредседателя «Комитета против пыток» Ольга Садовская. «Небесспорной» работу Дедова называет и адвокат «Апологии протеста» Александр Передрук.

«Адвокатская газета» обращала внимание, что Дедов в своем особом мнении по жалобе беженцев из Сирии, Ирака, Палестины и Сомали, застрявших на несколько месяцев в транзитной зоне аэропорта «Шереметьево», обвинял ЕСПЧ в «неолиберализме» и утверждал, что беженцы не должны перекладывать на другое государство ответственность за свое благополучие — вместо этого им следовало бы попытаться обустроить жизнь у себя на родине.

При этом в особом мнении по жалобе российских ЛГБТ-активистов Дедов высказывался в поддержку права «создавать семейные отношения, отличающиеся от обычного понимания союза между мужчиной и женщиной».

Какова процедура отбора?

Выборы судьи ЕСПЧ проходят в два этапа. Отбор кандидатов на национальном уровне проводит независимая комиссия, рассказали «Медиазоне» в пресс-службе Минюста, не уточнив состав этого органа

По словам Павла Чикова, когда конкурсную комиссию созывали в прошлый раз — в 2011 году — в нее вошли представители Минюста, МИДа, администрации президента и федеральной палаты адвокатов.

На сайте Минюста уточняется, что сначала комиссия рассмотрит поступившие от соискателей документы на соответствие формальным требованиям, а после этого проверит владение одним из официальных языков Совета Европы — судье необходимо в совершенстве знать английский либо французский. Документы Минюст принимает до 5 октября, а до 10 мая 2021 года Россия должна внести в ПАСЕ три кандидатуры на должность судьи, объясняет Чиков. Окончательное решение о составе этой тройки остается за президентом. «Понятно, что в интересах власти предложить такие кандидатуры, чтобы устраивал любой вариант, из всех трех выбранный», — замечает он.

При этом среди кандидатов должна быть как минимум одна женщина. На момент вступления в должность судья должен быть не старше 65 лет. Срок его полномочий составляет девять лет, переизбираться судья не может. «В требованиях должно быть указано, что кандидат в судьи ЕСПЧ должен быть независим от власти. Это означает, что это не может быть, например, какой-то действующий сотрудник правоохранительных органов», — говорит Чиков.

Глава международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков. Фото: Berta Tilmantaite / Nanook

Комиссия ПАСЕ «довольно капризная», там не любят, например, когда страна представляет одного сильного и двух заведомо непроходных кандидатов, вспоминал Анатолий Ковлер: «И практически у половины стран, начиная от Люксембурга и Франции и кончая Россией и Азербайджаном, эти списки заворачиваются». По этой же причине, рассказывал Ковлер, в 2012 году был забракован первый список соискателей от России.

Как проходил отбор в прошлый раз?

Выбрать судью ЕСПЧ от России в 2012 году удалось лишь со второго раза. Из 15 претендентов предварительный отбор прошли шесть человек. Как сообщал «Коммерсант», список, представленный тогдашнему президенту Дмитрию Медведеву, выглядел так: Андрей Бушев, выступавший в ЕСПЧ судьей ad hoc по делу «ЮКОС против России», судья Международного трибунала ООН по Руанде Бахтияр Тузмухамедов и судья по уголовным делам Верховного суда Ольга Ведерникова, судьи Высшего арбитражного суда Дмитрий Дедов и Людмила Новоселова, а также адвокат Дмитрий Матвеев.

Процесс отбора проходил максимально непрозрачно, констатировали в Московской Хельсинской группе. Правозащитники сочли, что «российские власти эффективно превентировали проведение открытого, прозрачного конкурса и сделали практически невозможным отбор наиболее достойных кандидатов». В итоге из этих шести человек в ПАСЕ предложили кандидатуры Новоселовой, Дедова и Бушуева.

Московская Хельсинкская группа планировала предложить для участия в отборе судью КС в отставке Анатолия Кононова, главу организации «В защиту прав СМИ» Галину Арапову и двух членов группы — судью в отставке Сергея Пашина и главу Центра содействия международной защите адвоката Каринну Москаленко.

Последняя оспорила результаты внутрироссийского отбора кандидатов в суде и потребовала нового отбора. В своем иске Москаленко указывала, что Минюст не опубликовал в специализированной прессе извещение о конкурсе. Из-за этого юрист узнала о нем из бюллетеня Европейского суда лишь 3 августа 2011 года, когда прием документов уже закончился. Кроме того, правозащитница обращала внимание на преобладание чиновников в составе конкурсной комиссии; в частности, возглавлял ее уполномоченный России при ЕСПЧ Георгий Матюшкин, работа которого заключалась в защите государственных интересов.

Замоскворецкий районный суд Москвы оставил иск Москаленко без удовлетворения, а Мосгорсуд оставил это решение в силе. Судьи пришли к выводу, что Минюст подошел к оценке кандидатур объективно, а конкурс соответствовал принципам транспарентности и демократичности.

Представители Минюста при рассмотрении иска ссылались на то, что объявление о начале конкурса было опубликовано в «Российской газете» 1 июля 2011 года и времени на подачу документов у правозащитницы было достаточно. «Газете.Ru» Москаленко говорила, что страница с объявлением была на самом деле «закрыта от читателей».

«Я боролась вовсе не за место в Европейском суде. Но я хотела доказать, что в тот момент времени не было объявлено надлежащим образом конкурса, не было опубликовано надлежащим образом — это было серьезное нарушение», — объясняет Каринна Москаленко «Медиазоне».

Голосование за российского судью в ЕСПЧ включили в программу весенней сессии ПАСЕ, открывшейся 25 июня 2012 года. Однако бюро ассамблеи перенесло выборы, предложив российским властям дополнить список после самоотвода Людмилы Новоселовой (официальная причина — «личные обстоятельства»). Новоселову заменила Ольга Ведерникова, а на осенней сессии ПАСЕ на выборах в итоге победил Дмитрий Дедов, за которого проголосовало подавляющее большинство членов ассамблеи.

«Моя критика тогдашнего конкурса была не ради критики, а ради того, чтобы в суд была отобрана тройка таких людей, которые полноценно могли бы осуществлять правосудие», — говорит Москаленко. При этом сама кандидатура Дедова не вызывала у нее серьезных нареканий, однако, как замечала тогда Москаленко, это «не отменяет тот факт, что конкурс был недемократичным».

Какая разница, кто станет судьей? На что это повлияет?

Каринна Москаленко рассчитывает, что нынешний отбор кандидатов окажется более прозрачным, чем предыдущий. Адвокат видит в этом заслугу Московской Хельсинкской группы, которая в 2011-2012 годах привлекла внимание к проблеме. Сама она участвовать в конкурсе уже не стала — в том числе из-за возрастных ограничений.

Павел Чиков констатирует, что процедура отбора на национальном уровне по-прежнему не урегулирована и закрыта. «Есть только некоторые, скажем так, рекомендации Совета Европы, как этот процесс должен происходить, но если и есть внутренние инструкции, регламентирующие порядок отбора кандидата в судьи на национальном уровне, то они нигде не опубликованы», — говорит правозащитник.

Ольга Садовская согласна с Чиковым: хотя Минюст на этот раз объявил конкурс вовремя, процедура остается «абсолютно непрозрачной». «Она была непрозрачная все годы. В первый раз, когда назначался судья, никто ничего не знал, и никто, в общем, не задавался вопросом, как эти люди были выбраны. Потом, когда назначался Анатолий Ковлер, это тоже была непрозрачная процедура, но выбранный кандидат был настолько хорош, что на тот момент сама процедура ни у кого вопросов не вызвала», — говорит правозащитница.

«Задача у нас очень простая и мотивация очень простая, — объясняет Чиков свое решение участвовать в конкурсе. — Тогда, восемь лет назад, был сделан первый шаг, когда упреком в адрес властей юристы и правозащитники вынудили министерство юстиции запустить в какой-то степени прозрачную процедуру хотя бы до момента подачи документа. Поскольку эта тропинка была пробита восемь лет назад, было бы грех ей не воспользоваться сейчас».

От того, как пройдет отбор и кто в результате станет судьей ЕСПЧ, будет зависеть репутация и имидж России, уверен судья в отставке Сергей Пашин.

«Это значит, что Россия не порвала с цивилизованным миром и собирается уважать и международное право и свою ратификацию Европейской конвенции и Статута Международного суда. Это самое важное, — отмечает Пашин в беседе с "Медиазоной". — Он [судья] представляет право и служит Европейской конвенции, то есть идеям правовых начал. А для России самые актуальные нормы — это запрет пыток, Россию часто обвиняют в этом, статья 3. И статья 6 — несправедливость судебного разбирательства».

Глава «Комитета против пыток» Игорь Каляпин говорит, что кандидатура судьи — это вклад России в качество судейского корпуса ЕСПЧ. «Естественно, каждая реплика, каждое слово, каждая фраза в каждом решение суда имеет огромное значение. И, конечно, юридическое сообщество, как минимум европейское, смотрит, какой судья с каким качеством работает. Это набор очень чувствительных вопросов», — рассуждает правозащитник.

Ольга Садовская считает, что и для России, и для ЕСПЧ будет лучше, если пост судьи займет представитель «правозащитной парадигмы». «Если ты какого-то проправительственного кандидата в судьи выдвигаешь, это не гарантирует, что против России будет выноситься меньше решений. Это не сыграет в интересах Российской Федерации и власти. Наоборот, с точки зрения имиджевой, на мой взгляд, нужно выдвинуть человека, про которого нельзя сказать, что Россия посадила сына стоматолога Путина», — говорит Садовская.

Редактор: Дмитрий Ткачев

Обновлено 6 октября в 14:00. Добавлено объяснение Минюста: сообщение о конкурсе опубликовали на сайте ведомства вовремя, но дату меняли задним числом, чтобы «поднять» публикацию.

Понравился этот материал? Поддержите Медиазону

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей